ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алехандро быстро закончил работу и вымыл руки, а потом острием ножа выскреб из-под ногтей глину.

— Я поеду с вами, — решительно заявил он. — Мне нужно хорошенько порасспросить эту женщину.

— Как хотите, лекарь, но я ей верю. У нее умерло семеро из девяти, так что ей ли не знать, отчего умер этот ребенок.

Алехандро вывел для них из конюшни вторую лошадь, потому что знал, что отец с сыном проделали долгий путь и устали, а он от нетерпения не удержится и будет гнать коня.

Когда час спустя они остановились возле беленой мазанки, Алехандро увидел семь свежих могил, едва успевших покрыться травой, и сердце у него сжалось при мысли о глубоком горе, воцарившемся в этом доме. Привязав лошадь к дереву, он подошел и заглянул в окно сквозь щели в ставне. Хотя в доме после яркого солнца казалось темно, он все же различил три неподвижные фигуры. Женщина, которая, как догадался Алехандро, была матерью семейства, лежала на покрытом соломой ложе, а рядом, привалившись к ней, на земляном полу сидели две девочки. Над ними роились мухи, и даже сквозь окно с улицы Алехандро различил у всех троих на шее почерневшие пятна.

— Как я и боялся, они мертвы, — сказал он, возвратившись к крестьянину. — Мы должны не допустить нового мора, придется сжечь этот дом. Есть ли у тебя масло?

— Только дома. Придется вернуться: мы проехали его по пути.

Они поспешили назад, к похожему на сарай дому, в котором и жил фермер вместе со всей своей семьей и скотом.

— И так сойдет, — сказал фермер, намочив тряпку в своем драгоценном масле. — Масло нынче дорого.

Рассердившись на его упрямство, Алехандро предложил сделку:

— Я заберу масло, а за это буду бесплатно лечить твоего сына. По-моему, честно.

Крестьянин поворчал, но согласился. Алехандро вернулся к дому с тряпкой, пропитанной маслом, бутыль которого была приторочена к седлу второй лошади. Молодой врач удрученно думал о том, что отец заставит мальчишку работать, как только рука начнет двигаться, и в результате тот останется на всю жизнь калекой из-за недальновидности своего папаши.

Подъехав к дому, он не стал терять времени, запалил кремнем огонь, поджег промасленную тряпку и бросил ее на сухую соломенную крышу. Солома занялась мгновенно, и вскоре от крыши повалил густой едкий дым. Алехандро вскочил в седло, взял в руку поводья второй лошади и поскакал было назад, но потом остановился. Сквозь бушующее все сильнее пламя он видел, как сквозь трещины в стенах из горящего дома выскакивали крысы и метались в поисках укромного местечка.

Крысы. Всегда и везде крысы.

Всегда и везде, где вспыхивала болезнь, были крысы. Крысы на кораблях, в домах, сараях, амбарах. Крысы с их кошмарными блохами, от которых никакого спасения.

И, как и в тот день, когда Алехандро увидел затвердевшее легкое Карлоса Альдерона и понял, что оно стало причиной смерти, так же точно он теперь знал, что крысы и блохи имеют прямое отношение к распространению чумы.

Пришпорив коня, он помчался самым быстрым галопом, стремясь поскорее убраться подальше от страшного места.

Благополучно добравшись домой, Алехандро поставил лошадей в стойла, почистил одежду и немедленно разложил на столе в большом зале перо, чернила и лист пергамента.

«Его величеству королю Эдуарду III

В деревне к северу от моего нового прекрасного дома, за который я перед Вами останусь в вечном долгу, только что умерла семья из десяти человек, и у всех наблюдались признаки болезни, которая, как мы полагали, оставила наши места. Поскольку мне ничего не известно о других заболевших, не могу исключить вероятности того, что случай этот останется единичным. Я сжег дом, где погибла семья, дабы не допустить распространения бедствия, однако я своими глазами видел, как из пламени выбегали десятки крыс. Я наблюдал присутствие сих грызунов повсеместно, где начиналась чума, и не могу не предположить, что именно они и являются переносчиками болезни. Скорее всего, именно с их помощью чума и перемещается по Англии, я также готов допустить, что они и принесли ее на кораблях, прибывавших из Франции. Посему думаю, Вам надлежит немедленно приказать избавиться от злосчастных тварей во дворце и на кораблях.

Я узнал также от одной старой мудрой женщины, почитаемой всеми целительницы, что если из останков погибшего от заразы сделать порошок и дать его проглотить больному, то больной может выжить! Я смиренно прошу позволения на извлечение такого порошка из обезвоженных тканей жертвы, проигравшей свою битву с чумой, дабы впредь у нас была возможность исцелить тех, кто еще жив.

Молю Бога, чтобы сей случай оказался последней вспышкой болезни, не желающей погибать так же, как и ее жертвы. Для меня будет величайшей честью снова в случае необходимости оказаться полезным для Вашей семьи, но дай Бог, чтобы сей необходимости никогда более не возникло и чтобы истребление грызунов положило чуме конец.

С трепетом жду Вашего ответа.

Ваш смиренный слуга, Алехандро Эрнандес».

В тот же день он нанял посыльного и отправил письмо. А следующие несколько дней объезжал окрестные деревни и расспрашивал, не слышал ли кто о новых случаях заболевания чумой. Никто ничего не слышал, хотя на другое жаловались охотно, и он терпеливо выслушивал. Тем не менее его это не успокоило.

«Возможно, это лишь свойство моего характера — ждать беды, когда другие ждут радости. С каким бы облегчением я вздохнул, если бы вновь поверил, что опасности нет, и мрачные мои предчувствия развеялись навсегда».

* * *

— Черт бы побрал эту чуму! — воскликнул король. — Когда-нибудь это закончится или нет? Я не могу пройти по улицам собственной столицы, чтобы не споткнуться о труп какого-нибудь бедолаги! Дышать невозможно от вони! Немедленно прислать ко мне лорд-мэра! Я требую объяснений.

Радостное настроение его улетучилось, едва его величество вышел в Лондон осматривать город и увидел, что там творилось. В сточных канавах лежали разлагавшиеся тела, не убранные еще с осени. В Темзе текла не вода, а густая вонючая грязь, в которой плавали мусор, фекалии и трупы. И хотя король был, конечно, счастлив снова вернуться к своим обязанностям, но проблемы, поджидавшие его, оказались куда более серьезными, чем он ожидал, и требовали немедленного разрешения. Так что когда перепуганный гонец вручил ему послание Алехандро, его величество уже не удивлялся.

— Крысы! — взревел он. — Он советует очистить дворец от крыс! Невероятно! Каким, спрашивается, образом? Легче разобрать его по камешку. Вы когда-нибудь слышали подобную чушь, Гэддсдон?

Гэддсдон, его личный врач, вслед за королем вернулся из Элтхема, где провел почти год в заточении, оберегая младших детей августейшего семейства. Боявшийся усиливавшегося теперь влияния Алехандро, он лишь посмеялся над таким советом, заодно решив избавиться от соперника.

— Нельзя позволять испанцу нагонять страх и сеять панику в стране! Я не слышал ни об одном случае заболевания за последнее время. Он делает выводы слишком поспешно и слишком категорично. Сам я совершенно уверен, что бояться нечего. Уверяю вас, можно совершенно спокойно готовиться к приему архиепископа. Не позволяйте иностранцу сбивать вас с толку.

Однако король отнюдь не был в этом не уверен. Человек умный, он привык взвешивать риски и всерьез задумался над письмом Алехандро.

— Мастер Гэддсдон, — сказал он. — Возможно, это мы слишком поспешны в своих выводах. Прошу вас, не забывайте, что наш невежественный испанец, доктор Эрнандес, оказался безупречно прав во всех своих прогнозах во время зимней эпидемии, чем не раз приводил меня в бешенство. А сейчас я только что объехал Лондон и видел тысячи крыс! Вполне возможно, его предположения отнюдь не так глупы, как мы сначала подумали. К тому же если он предполагает, что существует лекарство от чумы, то разве я не должен позволить ему добыть его из трупа?

— Архиепископ едва ли позволит это, сир.

110
{"b":"99622","o":1}