ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пять

Они скакали весь день, пытаясь как можно скорее оказаться подальше от Серверы, и останавливались, только чтобы набрать воды. Алехандро быстро привык к ритму скачки и отлично чувствовал себя в седле. Со стороны никто не догадался бы, что он впервые отправился в долгий путь.

Эрнандес, однако, отметил неожиданный для него талант подопечного.

— Ты прирожденный наездник, еврей, — бросил он. — Думаю, ты ошибся, когда подался в медикусы. Паршивое, на мой вкус, занятие, сплошной обман и надувательство. Я, когда выхожу от цирюльника, чувствую себя хуже, чем когда вошел, точно говорю.

— Тогда нечего ходить к цирюльникам, лучше бы обращался к врачу, если болен. Хорошо обученный врач знает столько, сколько цирюльнику и не снилось.

— Как ты, например? — спросил Эрнандес.

Алехандро саркастически хмыкнул.

— Можешь не сомневаться, я учился хорошо, но все равно каждый день проклинаю свое невежество.

— Ладно, понял. Когда прежнее занятие совсем надоест, берись за меч. Вот где полное удовлетворение, вот в нем я уверен.

Алехандро не понравилось направление, в каком пошел их разговор. Он взял лошадь немного в сторону, чтобы расстояние стало больше и болтать оказалось неудобно. «Что за вздор, — подумал он раздраженно. — Может ли быть призвание благороднее, чем мое? Я всем пожертвовал ради него! И с какой стати я должен слушать бред этого вояки, когда мне самому есть над чем подумать?»

Но Эрнандес был не тот человек, от которого можно так просто отделаться. За полдня Алехандро успел понять, что он большой шутник и любитель поболтать. Словно прочитав его мысли, испанец дернул поводья и, приблизившись, крикнул:

— Нет дела благородней, чем у солдата, юноша. А ты на вид вроде легко усвоишь любую науку.

— А ты, конечно, был бы рад меня поучить…

— А почему нет? В дороге-то никогда не знаешь, что может случиться.

«У нас нет времени, чтобы терять его на твои уроки, — подумал Алехандро. — Епископа наверняка уже нашли, и теперь за нами действительно гонятся». Он не знал, понял ли Эрнандес, зачем он отлучался. Сказать тот ничего не сказал и вел себя так, будто не подозревал, что его подопечный теперь не только беглец, но и убийца. Ехали они быстро, но не скрываясь, и Эрнандес был миролюбив со всеми, с кем сталкивались в пути.

— Не хочу, — в конце концов сказал Алехандро.

— Давай, юноша, соглашайся, какой в этом может быть вред?

И он продолжал подзуживать Алехандро, несмотря на его явное нежелание даже говорить об этом.

— Начнем с самого простого. На этот раз ты найдешь воду и место, где мы отдохнем.

Настороженно, не желая втягиваться в игру и устав от нелепого спора, Алехандро принял вызов. Вода для них была не роскошь, а необходимость.

— А если я не найду воду, что тогда? — спросил он. — Мы что, будем в опасности?

— Тогда я тебе расскажу, как искать.

Она продолжали скакать дальше, и Алехандро искал глазами любой клочок зелени, который подсказал бы ему, где есть вода. Несколько раз он ошибся и, подъехав поближе, обнаруживал, что вода-то, быть может, и есть, но под землей. Наконец он издалека заметил деревья, пышнее и гуще всех прежних. Это была целая роща, и она неожиданно возникла перед глазами на почти коричневой, выжженной солнцем арагонской земле.

Они быстро добрались туда. И в награду увидели восхитительно свежий источник, который бил посреди.

— Видишь? — сказал Эрнандес. — У тебя природный талант. Я просто обязан помочь его отшлифовать.

Под командой Эрнандеса, который говорил, что делать, они расседлали лошадей и, стреножив, пустили пастись возле источника, где они могли бы напиться вволю. Сами же разлеглись в двух шагах, вытянув наконец уставшие, затекшие ноги. Потом Эрнандес достал из мешка пращу и аккуратно распутал ремни.

— Пойду попробую добыть нам ужин с Божьей помощью, — сказал он и швырнул Алехандро в руки кремень. — А ты пока разожги костер. — Отошел на несколько шагов и повернулся: — Надеюсь, ты знаешь как.

— Конечно, — обидевшись, отвечал Алехандро. — Может быть, ты удивишься, но еще я умею есть без чужой помощи.

— Не сомневаюсь, — расхохотался испанец, — видел своими глазами.

Он скрылся в кустарнике и вскоре вернулся с большим толстым кроликом. Достал нож из ременных ножен и выпотрошил зверька на большом плоском камне. Завороженно Алехандро смотрел, как он сдирает шкурку. Эрнандес поднялся, чтобы выбросить внутренности подальше от стоянки, но Алехандро его остановил. Порывшись среди скользких внутренностей, он извлек сердце.

— Сердце маленькое, значит, кролик был злой, — сказал он.

— Тогда он заслужил, чтобы мы его съели, — сказал испанец. — Оставляю тебе судить о подобных вещах. А сам я точно знаю одно: человек, который умеет обращаться с пращой, никогда не будет голодным, если рядом есть хотя бы крысы. — Размахнувшись, он отбросил внутренности подальше, чтобы не привлекать к стоянке хищных зверей. — Праща настигает цель, какую не поразить из лука. Лучше некошерный кусок в желудке, чем кошерный обед в мечтах.

Алехандро нехотя согласился, а про себя подумал: «Лучше умереть от голода, чем съесть кролика». К его удивлению, жареный кролик издавал такой же запах, как курица, которую его мать готовила почти каждый день. На вкус он оказался не хуже, и Алехандро поел с удовольствием, надеясь, что Господь простит ему это мелкое прегрешение, которое невольно пришлось совершить в пути. Мысленно он пообещал Богу, что если благополучно доберется до Авиньона, то станет самым ревностным и послушным заветам Его, каким не был еще до него ни один еврей.

Эрнандес достал из мешка буханку хлеба, и они умяли его, оставив разве что крошки. Закусили сушеными фигами, так что обед удался на славу, и Алехандро даже подумал, что никогда не ел так вкусно. Под конец они наполнили свежей водой фляги и напились про запас так, что едва не лопнули.

— Клянусь, теперь я ни за что не проеду мимо воды, не напившись, — сказал Алехандро, вспоминая, как его измучила жажда за три дня в монастырской темнице. И отер рукавом рубахи влажные губы.

— Тогда ты и мимо куста не пройдешь, не пометив.

К своему удивлению, Алехандро расхохотался. Вытянувшись на попоне, измученный долгой скачкой, с желудком, отяжелевшим от доброй пищи и свежей воды, Алехандро лежал и размышлял: «Как же могло так случиться, что я оказался здесь, в роще под этими звездами, когда я должен был быть сейчас в Сервере и спокойно спать в своей мягкой постели?» Он перебирал в уме события последних дней. «Как же это могло обернуться так скверно?» Он прикинул, что с тех пор произошло: его клеймили, разлучили с семьей и, может быть, навсегда вынудили бежать из города, где он родился и вырос, и теперь он другой человек, совсем не тот, кем был прежде.

Но больше всего его удручало то, что он обнаружил в себе сегодня свойства, каких не подозревал. «Я убил человека, — горестно думал он, — убил без малейшего колебания». С ужасом он признал, что почти не чувствует сожалений, и, не зная, что думать, гадал, не сошел ли с ума, не безумие ли тому виной. В глубине души он все-таки знал, что нет, не безумен, он лишь восстановил справедливость. Разве не учили его: «око за око»? Алехандро подумал, что взял на душу грех, став судьей и палачом, иначе подлый епископ ни за что бы не понес наказания, так отблагодарив Авраама, который многие годы служил ему верой и правдой. Но успокоиться он не мог, и сон не шел к нему. Он лежал, глядя на звезды, потом потрогал подсохшую корку поджившего ожога, заново переживая ужас и стыд за свою беспомощность. Наконец, вспомнив о золоте, поднялся к попоне, подошел к пожиткам, лежавшим поодаль. Взял свою седельную сумку и положил под голову вместо подушки.

Он думал, что Эрнандес давно спит, но услышал в темноте его голос:

— Правильно сделал. Осторожность еще одна воинская добродетель, которая у тебя есть. Спокойной ночи, еврей.

— И тебе спокойной ночи, испанец, — негромко проговорил Алехандро.

22
{"b":"99622","o":1}