ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Боже мой, — подумала Кэролайн, — я уже и не знаю, во что бы я поверила…» Из угла глаза у нее выкатилась слеза.

Глядя на эту слезу, оборванка положила ладонь на руку Кэролайн.

— Ах господи, вот я пришла и огорчила вас. Простите меня, — сказала она.

Кэролайн взглянула на нее, но слезы застилали глаза, и лицо женщины расплылось. Когда же наконец она его разглядела, то увидела, что странная незнакомка улыбается ей. При нормальных обстоятельствах это вряд ли понравилось бы Кэролайн. Женщина была грязной, со спутанными волосами, непонятного возраста, а во рту не хватало многих зубов. Не тот круг… Но тем не менее ей вдруг стало наконец спокойно.

«Полный кавардак», — подумала Кэролайн и покачала головой, делая женщине знак, что та ничем перед ней не виновата.

— Ну, значит, вы сами чем-то огорчены. Вы не потерялись случайно?

Преодолевая боль, Кэролайн кивнула. И невольно сморщилась от боли.

— И я, бывало, терялась, — сказала женщина, — но ничего, всякий раз потом все образовывалось. — Она похлопала Кэролайн по руке. — Думаю, и у вас со временем все образуется. Все будет хорошо.

Со временем… хорошо… образуется… Слушая эти замечательные слова, Кэролайн медленно повалилась на скамью, теряя сознание. Усталость после долгой, бессонной ночи вдруг навалилась на нее всей тяжестью, и истерзанное болезнью тело не выдержало и отключилось, чтобы избавиться от бремени мыслей, от необходимости двигаться, требовавших от него сил больше, чем было.

Незнакомка ничего не сказала и ничего не предприняла. Спокойно она ждала, когда Кэролайн окончательно потеряет сознание, а когда та упала на скамью, погладила своей грубой рукой грязные волосы Кэролайн.

— Отдыхай. Теперь я о тебе позабочусь.

На обширных ее коленях лежала старая сумка, и женщина, хорошенько сцепив пальцы, положила на нее руки и сидела молча возле своей беспомощной подопечной, глядя на проходящих мимо прохожих. Однако благополучные лондонцы не смотрели в ее сторону, стараясь не замечать, ибо если обратить внимание, то придется что-то сделать и чем-то помочь. То и дело женщина проверяла, дышит ли Кэролайн, а когда беспамятство сменилось глубоким сном, поднялась и сложила свои пожитки в тележку. Потом аккуратно подняла девушку со скамьи, проявив удивительную силу, и тоже положила в тележку поверх своей рухляди. Тихо свистнув, заглянула в проулок, где ее ждал приятель. В ответ он махнул рукой.

Она порылась в кармане засаленного платья, нашла несколько крошек и бросила засуетившимся голубям. Потом налегла на ручку тележки и, что-то бормоча себе под нос, повезла куда-то свою добычу.

* * *

Одно из зеркал отодвинулось, открыв проход, откуда появилась улыбающаяся женщина в зеленой форме биокопа.

«Медсестра, — решила Джейни. — Парабиокоп?»

Та толкала перед собой тележку с какими-то медицинскими инструментами. Несмотря на страх, Джейни стало любопытно узнать, что лежит на столике в безупречно чистой стальной кювете. Что-то там было странное и жутковатое — длинные металлические зонды, зажимы, липкая лента и тому подобные вещи, отнюдь не внушившие Джейни никакого доверия и вызвавшие лишь беспокойство о том, что здесь произойдет через несколько минут, однако вид их все же ее заинтересовал.

— Будьте любезны, снимите защитный костюм, — сказала женщина.

— Но под ним у меня ничего нет.

— Да, мадам, я понимаю, — ответила та сочувственно, но голосом, не допускающим возражений. — Приношу извинения за возможный дискомфорт, однако во время процедуры на вас не должно быть никакой одежды. Это медицинское обследование. Наличие на одежде любых микроорганизмов может исказить результаты.

«Сколько передо мной прошло обнаженных больных, — подумала Джейни. — А всегда ли и я считалась с их чувством собственного достоинства?» Со стыдом вспомнила она одного мужчину, которого им привезли для операции в нижней части брюшной полости. Пока его готовили, они, она и ее команда, заметили слишком маленький пенис и посмеивались над ним, зная, что под общим наркозом он ничего не услышит. «Не должен был услышать», — подумала Джейни, мучаясь от стыда еще больше.

Ей и хотелось бы думать, что предстоящее ей и впрямь всего лишь медицинская процедура, но не так-то просто обмануть себя. «Карма, — крутилось у нее в голове, — расплата». С тревогой она еще раз оглядела крохотную комнату, остановившись на зеркальной панели. Она чувствовала на себе взгляды невидимых охранников, разглядывавших ее с той стороны зеркального стекла, оценивая каждое ее движение, когда сбросила с плеч и перешагнула через упавший к ногам костюм. Женщина в зеленой форме немедленно подняла его и сунула в желтый пластиковый пакет.

Затем она вручила Джейни пластиковую шапочку для волос и пластиковый воротник, на котором было написано «Этель Дж. Мерман».

— Будьте любезны, заправьте волосы под шапочку, наденьте воротник и встаньте на возвышение. Не двигайтесь. Для начала пройдете очистку, нужно стерилизовать кожу.

Джейни услышала, как над головой открывается люк. Подняв глаза, она увидела отъезжавшую в сторону большую панель. Когда люк открылся полностью, из него появился цилиндр, по форме напоминавший силосный бункер, закрывший ее со всех сторон. В нем блестели металлические форсунки.

— Будьте любезны, поднимите руки, сомкните над головой. Закройте глаза и не открывайте, пока вас опрыскают дезинфицирующим раствором.

Сотни фонтанчиков голубоватой жидкости той же температуры, что ее кожа, забили из форсунок. Джейни не догадалась заранее набрать в легкие побольше воздуха и едва не задохнулась, пока в нее летели колючие, как иголки, струи. Когда струи иссякли, над головой заработал фен, и мощный поток безжизненного воздуха согнал голубоватую жидкость с ее тела под ноги на возвышение. Оттуда выползла вакуумная сушилка, мгновенно втянувшая в себя влагу. Фен переключился на другой режим и заработал, как обычный фен в парикмахерской.

Когда кожа высохла, женщина вручила Джейни тонкое голубое полотенце, велев насухо вытереть все складки тела, куда воздух мог не добраться.

— Возможно, следующие несколько минут покажутся вам не слишком приятными, однако я настоятельно советую проявить добрую волю, — сказала она, и Джейни показалось, будто в голосе у нее мелькнула нотка сочувствия. — Для вас будет лучше, если вы не станете сопротивляться. Тогда все закончится быстро. И мы получим точный результат. Иначе придется повторить.

Зонды, которые Джейни разглядела на столике, заключенные в пластиковую оболочку («Механический презерватив», — подумала Джейни), были смазаны надлежащими составами и введены во все открытые полости ее тела. На пупок, соски, в нескольких местах на грудной клетке, на закрытых веках и кончиках пальцев были прилеплены квадратики липкой ленты с внедренными радиодатчиками, которые передавали информацию.

— Почти готово, постарайтесь не двигаться, — велела женщина. — Скоро все закончится.

Джейни старалась не шевелиться, но была не в силах унять охватившую ее дрожь. Теперь ей было не видно, чем занимается женщина, но она услышала ее голос:

— Осталась всего одна процедура.

Придвинув табурет, она сняла с Джейни шапочку, подняла волосы, собрала на затылке, и немедленно их втянуло в другую, опустившуюся вниз вакуумную шапку.

Словно пытаясь утешить Джейни, медсестра сказала:

— Раньше волосы приходилось брить. Это все же намного лучше, не так ли?

Через ленту, заклеившую ей рот, Джейни только и смогла глухо промычать:

— Бабого лубу.

— Вот и хорошо, мисс Мерман. Мы почти закончили.

Из люка над головой спустились восемь панелей, вновь закрывшие Джейни со всех сторон. Она их не видела, а выползли они так тихо, что она почти ничего и не услышала, но отлично почувствовала, как вздрогнул под их тяжестью пьедестал, на котором она стояла.

Ей хотелось закричать, но рот был заклеен. «Интересно, — подумала она, — как бы реагировала на такой кошмар бесстрашная Этель Мерман».

77
{"b":"99622","o":1}