ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Господи, Брюс, она умерла…

Они бросились вперед и на полу за кроватью увидели мертвого, окоченевшего Теда Каммингса, который так там и лежал с тех пор, как Кэролайн спихнула с себя его тело.

Джейни встала разинув рот, не веря своим глазам. Брюс отвернулся, поискал глазами мусорную корзинку, и его вывернуло наизнанку.

Вытерев рот рукой, задыхаясь от зловония, он только и сказал:

— Господи, что тут у них произошло?

Бросившись к окну, Джейни распахнула створки.

— Ничего не понимаю, — в ярости сказала она. — С какой стати он тут оказался? И где, черт возьми, Кэролайн?

Брюс опустился на колени, разглядывая тело.

— Ничего не трогай, — предупредил он. — Можно погубить улики.

Потрясенная, Джейни подняла на него глаза:

— Улики чего? Уж не хочешь ли ты сказать, что это сделала Кэролайн?

Он пристально посмотрел на нее:

— Джейни, здесь номер Кэролайн, и Тед мертв, а ее нет. Что еще я, по-твоему, должен подумать?

Стараясь сдержать гнев, Джейни опустилась рядом.

— Мы не знаем, отчего он умер. — Наклонившись, она заглянула в лицо. — Не вижу никаких повреждений, и не похоже, чтобы здесь была борьба.

Она склонилась еще ближе, сдерживая дыхание, и тщательно рассматривала труп.

— Черт, — сказала она. — Нужен хороший осмотр.

Она выпрямилась и, хотя даже не коснулась трупа, вытерла руки об одежду.

— У меня в номере есть маски и перчатки. Пошли возьмем.

Под ее суровым взглядом Брюс поднялся с колен.

— Кэролайн не делала этого, можешь мне поверить, — горячо сказала она.

Следуя за ней в ее номер, Брюс был в этом не так уверен.

* * *

Конверт с лондонским штемпелем будто смотрел на него с края письменного стола, и смотрел слишком долго, подумалось Джону Сэндхаузу. «У них будто глаза прорезаются через некоторое время». Ну конечно — в графе «отправитель» значилось имя Джейни Кроув. Кабинет вдруг наполнился воплями и визгом детей, которые играли в другой части дома.

— Кэти! — взвыл он, обращаясь к жене. — Пожалуйста, забери их, дайте мне поработать!

На что Кэти тут же ответила предложением удовлетворять себя самостоятельно, и Джон в сердцах покрепче захлопнул дверь, прячась от домашнего шума, хотя тут же вспомнил, что скоро начнет по нему скучать, и почувствовал себя виноватым. Он знал, что не за горами день, ждать которого уже недолго, когда тишина в доме станет терзать его больше, чем стуки и крики.

Ожидая, пока компьютер войдет в университетскую сеть, он выглянул в окно, любуясь прекрасным пейзажем Новой Англии. «Очень скоро, — подумал он, — появятся все роскошные краски осени, но потом, еще скорее, в воздухе закружатся листья, и будут падать бесконечно, сгребать их не пересгребать, и тогда уже будет не до роскошных красок».

Из компьютера раздался спокойный, приятный голос:

— Добро пожаловать в Биоком. Пожалуйста, введите пароль.

Впечатав несколько цифр, он не без сарказма сказал:

— Держи себе свой пароль, ты, груда железа! И кончай болтать! Ты не живой.

И будто в знак противоречия, компьютер в этот момент сказал:

— Можете войти. Благодарим за пользование системой Биоком.

«Интересно, а какой еще я бы мог попользоваться? Вы, ребята, все прибрали к рукам, — подумал он. — Больше-то и ткнуться некуда».

Через несколько секунд он уже вошел в базу данных компьютерной сети Управления здравоохранением в Атланте и ввел запрос о бактерии, присланной Джейни Кроув. Компьютер запросил дополнительные данные, но никаких данных не было. В конверте была только картинка, и никаких, ни химических, ни генетических, характеристик. Мысленно он сделал себе заметку поговорить с ней о подобной небрежности, когда она вернется, потом подумал, а не задать ли ей взбучку по телефону, не потратиться ли на международный звонок. Но к листку с распечаткой прилагалась записка: «Забавно!», так что вряд ли эта картинка войдет в работу. Он решил не звонить.

Снова вернувшись к исходному файлу, он пропустил его через несколько фильтров, пытаясь улучшить изображение, и старался не зря, потому что на повторный запрос программа откликнулась. Наконец идентифицировав загадочную козявку, она выбросила результат: «Yersinia pestis».

«Yersinia. Кишечная палочка», — подумал он. Слово «pestis» ему ни о чем не говорило.

— Мы знакомы? — спросил он у изображения на экране. — Нет, не думаю. По крайней мере, давно не встречались. Ладно, посмотрим, что там у них есть на тебя.

Вызвав список опций, он выбрал «Патологию». Программа вывела индекс, и Джон принялся листать. Он нашел ее довольно быстро. Глаза полезли на лоб, а сердце бешено заколотилось.

«Вот дерьмо!» — ругнулся он про себя. Дочитав, закрыл файл и вернулся к исходному.

— Yersinia чертова pestis, — громко сказал он вслух. — Вот дерьмо. Тебе нечего делать в Лондоне.

«Она прислала изображение, — подумал он, и мысль его лихорадочно заметалась. — Изображение чего? Откуда она его взяла? Знает ли Джейни, что это такое?»

«Болван, разумеется нет! Иначе зачем бы она в первую очередь послала это тебе!»

Проклиная себя на чем свет за то, что не распечатал конверт в ту же минуту, когда его получил, он открыл файл с проектом Джейни в поисках контактного номера. Едва номер нашелся, Джон бросился к телефону.

Подняв трубку, он услышал, как его дочь-подросток болтает с друзьями по общей связи. Даже не поздоровавшись, он скомандовал:

— Отключись! Мне нужен телефон.

— Но папа…

— Без разговоров! — рявкнул Джон, повторив когда-то заимствованную у отца фразу, и все, не говоря больше ни слова, немедленно отключились. Услышав в трубке гудок, Джон набрал номер и в нетерпении ерзал, ожидая ответа.

«Господи боже. Джейни, пожалуйста, сними трубку, пожалуйста…»

* * *

Она вошла в номер, и тут же зазвонил телефон. Почти прыжком она бросилась к нему, рывком сорвала трубку.

— Кэролайн? — сказала она, поторопившись.

Но это была не Кэролайн.

— Джейни? Джейни Кроув?

Джейни огорчилась.

— Да, — сказала она. — Кто это? Представьтесь, пожалуйста.

— Это Джон Сэндхауз. Из Амхерста.

— Ах, Джон… Господи… Здравствуйте. Послушайте, Джон, боюсь, вы звоните не совсем вовремя…

— Это очень важно. Я звоню по поводу изображения бактерии, которое вы мне прислали в письме.

Она не сразу вспомнила, что посылала ему письмо, и не сразу — что посылала в письме. «Ну да, конечно, микроб», — наконец сообразила она. Но по сравнению с тем, что ждало их в соседней комнате, все эти научные вопросы показались ей невероятной мелочью.

— Извините меня, Джон. Я очень благодарна за то, что вы мне помогли. Но сейчас я не могу разговаривать. Нельзя ли мне перезвонить вам позже? У меня тут появилась проблема, которая не может ждать.

— Я же вам про то и толкую, — устало сказал Джон. — Не знаю, какая проблема у вас появилась там, но та, которую вы мне прислали в конверте, проблема не приведи Господь. Уверен, будет лучше, если вы меня выслушаете. — И, не дожидаясь ответа, приступил к объяснению: — Я нашел строгое соответствие вашей букашке в базе данных Управления здравоохранения.

«Вот паразит, — зло подумала Джейни. — Да как же он смеет лезть со своими рассуждениями, когда у меня беда… У меня мертвец за стенкой. Неужели у тебя там есть что-то поважнее, Джон Сэндхауз…»

Как ни странно, то, что сказал Джон Сэндхауз, оказалось важнее.

— То, что вы вырыли, Джейни, это не обычный микроорганизм. Это Yersinia pestis. Возбудитель бубонной чумы.

Джейни ахнула, прикрыла ладонью рот и тут же, едва это заметила, отдернула руку.

— Джейни, это не все. Тут в базе данных написано, что последний случай чумы зарегистрирован в Англии в тысяча девятьсот двадцать седьмом. Но по сравнению с тем штаммом, который вы мне прислали, здесь есть небольшие, но очень серьезные отличия. Где вы взяли образец, Джейни?

То ощущение ужаса, какое Джейни почувствовала в ту ночь на чужом участке, вернулось с полной силой.

92
{"b":"99622","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Практическая хоумтерапия: как сделать дом своим
В самой глубине
Ад под ключ
Остраконы
Мужской клуб без соплей. Книга, которую мудрые жены дарят мужьям
Подари мне чешуйку
Жила Лиса в избушке
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Наследница проклятого мира