ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом вдруг она вырвала у него свою руку и повернулась в сторону кита и собравшихся вокруг него людей.

– Господи, разве можно представить, чтобы киты так разговаривали, чтобы они были так враждебны по отношению друг к другу? Они жизнерадостные животные, а не сварливые, как мы. Они чувствуют себя в безопасности в своем мире, а мы, ну, не знаю, как обезьяны, висим на трясущихся ветках. Киты – счастливы. Герман Мелвилл сказал, что если Бог придет на землю, он будет китом, и я с ним согласна.

– Ты вроде миссионерши для наших приятелей с плавниками. Но тот, что в гавани, больше напоминает дьявола, если тебе интересно мое мнение. В любом случае, ты ушла от темы разговора. Я был слишком близок к правде?

– Ты думаешь, зоология мне заменяет мужчин? – Рэйчел сунула руки в карманы и посмотрела в сторону. – Хорошо, может быть, в том, что ты говоришь, есть доля правды, но совсем небольшая. Возможно, постель не усыпана розами.

– Неврозами? – попробовал пошутить Джек.

– Попридержи это так называемое остроумие для своих курочек, – огрызнулась она.

– Кто-то действительно тебя обидел, – он снова потянулся к Рэйчел, и на этот раз она не отодвинулась от него.

– Бедная малышка, – он быстро повернулся и, не обращая внимания на местных жителей, попробовал поцеловать ее, но Рэйчел отвернулась. Он хотел было предпринять еще одну попытку, но в это время послышались глухие удары.

– О Господи, – простонала Рэйчел. – Останови их.

Начали дети, а взрослые поддержали. Они бросали в кита камнями, которые с глухим стуком ударялись о то, что совсем недавно было огромным млекопитающим.

– Они боятся его, – пробормотал Кэмпбел, – как будто хотят убедиться, что выброшенный на берег кит не сможет причинить им вреда.

– Сколько жестокости в людях, – хрипло прошептала Рэйчел. – Ты знаешь, однажды кит сел на мель в бухте этого острова, и местные жители целый день сидели на берегу и палили из ружей в беспомощное животное, пока кит наконец не умер.

Кэмпбел встал с камня и крикнул:

– Ради Бога, хватит, перестаньте!

Глухие удары прекратились. Дети, справившись со своим страхом, взобрались на мертвое животное. Скоро на спине кита плясала целая компания детишек. Горожане, которые, казалось, задействовали весь существующий в Саут-Харбор транспорт, чтобы добраться сюда, разожгли из выброшенных на берег бревен костер и уселись вокруг него, распивая виски и пиво.

Внезапно Рэйчел горько рассмеялась.

– Что тебя так рассмешило? – спросил Джек.

– То, как тебя поимели. Я вспомнила о белой акуле, из-за которой ты вышел в море. Невозможно, понимаешь? Большие белые акулы не живут в неволе, и точка. Это был либо розыгрыш, либо мистификация.

Несмотря на заверения профессора Акермана, Кэмпбел интуитивно поверил Рэйчел. В любом случае, это уже не важно. Жизнь, казалось, зашла в тупик, но акула не имела к этому отношения.

– Мне все равно, – Джек увидел стоящего на дюнах Сатро. – Пол! Давай сюда!

– Скоро подойдет буксир, – проинформировал его Пол.

– С Энни все в порядке?

– Хочет, чтобы ты вернулся. Я сказал, чтобы она отдохнула, но она не может успокоиться. Волнуется из-за кита, – Сатро поднял голову. – Вот и буксир.

Толпа радостно приветствовала допотопный черный буксир, который появился из-за косы и запыхтел к берегу. В сумерках появилась фигура с рупором.

– Назад! Отойдите назад! Мы бросим вам трос.

Последовал приглушенный выстрел, и в нескольких футах от кита упал трос. Джек схватил его и с помощью других мужчин потащил к берегу. Они затянули петлю на хвосте туши касатки.

Маленький буксир дал задний ход, потом остановился, за кормой вспенились волны. Трос натянулся между китом и буксиром.

– Правильно, Пол, – сказал Джек. – Стой поближе к тросу. Если он лопнет, мы и тебя сбросим в море...

Пол взглянул на Кэмпбела и отошел подальше.

Наконец туша кита заскрипела по песку, ушла в воду и тяжело закачалась на волнах. Толпа оживленно загомонила, когда команда буксира подтянула тушу к борту, и над ней, погрузив в тушу инструмент с длинными ручками и двигая им туда-сюда, энергично заработал мужчина.

– Что они там делают? – спросила Рэйчел.

– Надрез для взрывчатки. Они взорвут ее, – объяснил Кэмпбел.

Рэйчел передернула плечами и отвернулась:

– Не хочу на это смотреть.

Подошел Свейн:

– Двое людей видели большой плавник у входа в гавань. НАДЕЮСЬ, это не ваш кит. А, да. Робишо хотел вас видеть. Он поставил вашу шхуну на первоочередное обслуживание.

– Раньше он вроде не особо торопился.

– Теперь торопится.

Глухо прозвучал взрыв. В сумеречный воздух взлетели куски туши кита. Притихшая толпа смотрела на кровавые волны, омывающие берег. Касатки больше не было. Кэмпбел надеялся, что это конец. Но он чувствовал, что это наверняка не так.

6

Когда Сатро и Кэмпбел вернулись в дом Хендри, Энни спала. Пол сразу отправился в спальню, а Джек, хоть и чувствовал себя совершенно разбитым, понял, что слишком взволнован, чтобы заснуть. Он налил себе излюбленное лекарство – джин, но оно оказалось неэффективным. В конце концов он отправился в местный бар, следом засеменила коричневая собачонка миссис Хендри.

Жители Саут-Харбор еще днем были дружелюбны и сочувствовали Кэмпбелу из-за смерти Гуса. Джек был тронут их Добротой. Но войдя в бар, он почувствовал перемену в отношении к себе. Это было что-то неуловимое, как понижение атмосферного давления.

Кэмпбел занял место у стойки и сказал пару слов соседу, но в ответ услышал лишь что-то односложное. Ну и черт с ним, сказал себе Джек. Он заказал еще один джин и занялся им.

К тому времени, когда прибыл Робишо, Кэмпбел был рад его видеть.

У владельца стоянки судов был озабоченный вид, на этот раз он не улыбался.

– Я искал вас, – сказал он, сел рядом с Джеком и заказал бокал вина, который позволил оплатить Кэмпбелу.

– Неужели?

– Можешь ты выключить эту музыкальную коробку? – резко сказал Робишо бармену, который с недовольным видом подчинился. – Насчет вашей шхуны. Я тщательно ее осмотрел. Восемь или десять досок обшивки пробиты, два шпангоута треснули. Немного погнут коленчатый вал, есть и другие повреждения. В общем, я могу сказать, вам крупно повезло, что вы смогли вернуться.

– И много времени уйдет на ремонт?

– Обычно около недели. Рабочие медлительны, детали надо заказывать в Сент-Джоне. В вашем случае... – он запнулся, и Джек заметил лживый огонек в его глазах. – Я... постараюсь, поклянчу здесь то, что необходимо для ремонта. Вы сэкономите деньги, и работа пойдет быстрее.

– Спасибо. Почему такое особое отношение? – спросил Кэмпбел.

Робишо повертел в руках бокал.

– Ну, вы гость, вот почему.

– Плавник в гавани не имеет к этому никакого отношения, так?

Робишо осушил бокал:

– Тут вы правы. Это плавник кита-убийцы, и на нем есть зазубрина.

– Что он там делает? Чего он хочет? – спокойно спросил Кэмпбел.

– Не знаю. По крайней мере, он не доставляет хлопот. Буксир прошел рядом с ним, но кит просто отступил. Потом он вернулся. Возникает такое чувство... могу я заказать еще один бокал?

– Конечно, – Кэмпбел махнул бармену.

– Он чего-то ждет, – продолжил Робишо.

– Что-то вроде вызова?

– Да, пожалуй. Он странный. Люди начинают нервничать из-за него.

– Да-а. Я это чувствую.

– Они винят вас в том, что кит пришел в гавань.

– Я его не приглашал, – сухо сказал Кэмпбел.

– Да, но они говорят, что все равно вы за это отвечаете.

– Он уйдет.

– Будем надеяться. Но на закате он еще был здесь, – медленно сказал Робишо. – Может, он уйдет на несколько дней, а потом вернется, чтобы найти вашу шхуну. Кто знает? Для вас главное – уйти отсюда.

– Хорошо, я понял, – мрачно сказал Кэмпбел. – Что-нибудь еще?

– Ну, надо разобраться со счетами. Здесь так принято... особенно, когда такая большая работа, я располагаю небольшими средствами... – владелец стоянки, казалось, был совершенно смущен. – Я бы хотел договориться заранее. Так будет лучше всего.

18
{"b":"99625","o":1}