ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

2

В ту же ночь парнишка по имени Тим Друри встречался с Жанет Паркер. У Тима было предчувствие, что Жанет наконец даст ему сделать то, что он хотел. С другой стороны, он чуть ли не надеялся, что этого не случится. Один раз сделав это, они не смогут остановиться, а он понимал, что это означает. Нельзя прожить долго в таком маленьком городишке, как Саут-Харбор, и не понять этого. Раньше или позже девчонки залетают, потом свадьба, семья, тоскливая жизнь в одном из маленьких домов в гавани.

Тим не хотел жить, как его родители. Он мечтал жить в столице острова – Грешном Джоне, как называли этот город в Саут-Харборе из-за его репутации. До того, как осесть, Тим надеялся узнать, каков мир.

Но в это же время в паху было то, с чем приходилось воевать, и Тим ощущал постоянный дискомфорт. Жанет Паркер могла бы позаботиться об этом, если бы захотела. Тим уже спал с парочкой женщин, местными проститутками, но это случалось недостаточно часто, чтобы удовлетворить его. Если послушать других ребят, Жанет только дразнила, она превосходно себя вела, пока не доходило до самого интересного, а потом отказывалась продолжать. Тим сомневался, что с ней переспал кто-нибудь из ребят, он был уверен, что она все еще девственница. Но в то же время он чувствовал, что может ее получить. В конце концов, неизвестно, почему девчонка должна сдерживаться дольше, чем мужчина. Он наблюдал за ней уже почти шесть месяцев. Время, приятель, время.

По всем приметам эта ночь была подходящей. (Хочет он ее или нет?) Она не сопротивлялась, когда он сказал, что пора уходить с танцев и можно отправиться на пристань. Если у тебя нет машины, в Саут-Харборе было лишь одно место (не считая голой земли), где можно было бы этим заняться. Тим все тщательно спланировал, стащил одеяла из своей комнаты, купил пива и перетащил все на отцовский ялик.

На пристани Тим предложил сесть в небольшую лодку, отгрести от берега и встать на якорь в гавани.

– Тим! Ты спятил! А кит?

– Ай, перестань. Гавань закрыта, ты что, забыла?

– Ну... сейчас так темно. И ветер поднимается.

Опасаясь, что она не поддастся, он раздраженно сказал:

– Все будет нормально. Я умею управляться с яликом.

– Ладно, ладно. Я не какая-нибудь там неженка, – заявила она.

Это оказалось труднее, чем он ожидал, но Тим греб изо всех сил, пока Жанет держала одеяло, защищаясь от брызг. Они встали на якорь у прохода через внутренний волнорез, за пределами пространства, освещенного фонарями заправочной станции и стоянки Робишо. Тим вынул весла из уключин, сдвинул сиденья и лег на одеяло рядом с Жанет. Но она откатилась в сторону, что собственно и ожидалось для начала. Со второй попытки ему повезло гораздо больше – она немного прижалась к нему. Но потом – как эти маленькие сучки умеют заставить парня отрабатывать свое! – она заговорила.

– Здесь так жутко.

– Хм-м. Здесь сексуально.

– Говорящая собака из рекламы и та для тебя сексуальна. Прекрати! – она игриво пихнула его коленом.

– Оу! Не будь злючкой, – и где только девчонки этому учатся?

– Мне прекратить? Это ты прекрати!

Но не успел Тим разозлиться, она притянула его к себе и прижалась губами к его губам, предлагая свой маленький язычок. Жанет целовалась так, будто играла на трубе. Когда он пытался ответить, она издавала звуки, похожие на урчание.

Тима мучили ощущения, которые возбудила в нем эта девчонка.

– Жанет...

– Только не возбуждай меня всю, Тим.

Казалось, все перевернулось наоборот.

– Кто кого возбуждает?

– Ты только об одном и думаешь, – проворчала Жанет. Она приподнялась на локте, и ее острая грудь коснулась его щеки. – Город терроризирует монстр, а ты думаешь только о сексе.

Самое лучшее, что он может сделать, как показалось Тиму, это успокоить ее насчет кита.

– Снова кит! Все в городе свихнулись из-за него. Мне уже кажется, что они специально все придумали, чтобы получить страховку из-за плохой рыбалки. Может быть, эти лодки специально потопили.

– Средь бела дня? При свидетелях?

– Каких свидетелей ты имеешь в виду? Кит не появлялся из-под воды, когда нападал. Никто в действительности и не видел, как он атаковал. Я думаю, они потопили лодки, а потом заявили, что это кит.

– Подожди-ка. Пьер Робишо видел кита, янки его тоже видел. Констебль видел, как он уходил, и мэр тоже.

– Это ТЫ подожди. Итак, они видели кита. Но они не могут доказать, что он потопил лодки. А в то, что констебль и мэр видели кита, я вообще не верю.

– Ты им не доверяешь?

– Кому? Свейну? Эта дырка в заднице хочет быть героем. Смиту? Он слепой. Он даже не знает, что Робишо трахает его жену. А Робишо? В городе не переваривают этого скользкого типа, потому что он француз. Он сделает все, что угодно, лишь бы привлечь к себе внимание.

Светящийся циферблат часов Тима напомнил ему, что становится поздно, он хотел закончить этот разговор. Открыв пиво, он передал его Жанет.

– Видишь, у них у всех есть причины поднять шумиху вокруг кита, – уверенно сказал он. – Ты видела кита? А я?

– Нет.

– Тогда почему ты думаешь, что он существует?

– Ну... – Жанет запнулась.

– Надо разбираться в людях, Жанет.

– Ну, а янки?

– Кэмпбел? Он самый сумасшедший из всех. Я не знаю, какая у него роль во всем этом. Может, ему платит француз?

– Кэмпбелу? Он такой красивый и мужественный.

– Да? Брось ты, – ялик закачался от ветра. – Хочешь заманить старика?

– Он не старик. Мне как раз нравятся такие мужчины.

– Даже так? – зло сказал Друри. – Почему бы тебе не лечь с ним в койку?

– Я слишком молода, чтобы ложиться в койку с любым мужчиной и с тобой в том числе.

– Хватит дурачиться, – Тим залез рукой ей под свитер, повторив то же движение второй рукой, он поднял его, и грудь Жанет оказалась на свету.

– Тим, мы действительно не должны, – слабо сказала Жанет.

Хотя Тим был далеко не опытен, его тело, казалось, само подсказывало, как вести себя в подобной ситуации. Руки вокруг шеи. Жми вниз. Двигай бедрами. Убери руку с груди на живот, а в это время целуй грудь. Лизни. Элегантно.

Жанет вскрикнула.

Отлично. Води пальцами по кругу по голому животу. Ниже. Расстегни джинсы. Коснись. Убери руку. Еще раз коснись. Нежно проведи пальцами по кругу... Ниже.

– Прекрати!

Не слушай. Говори.

– Жанет...

– Прекрати!

Подвинь сдерживаемую руку. Расстегни молнию на джинсах. Опусти руку ниже.

– Прекрати!

– Жанет! – будто разочарованно. Страдальческий вздох. – Не убирай руку. – Удар коленом. Крик: – О, дорогая!

В середине этого хитроумного спектакля Тим слышал странный звук, слабый и высокий, почти ненатуральный. Это не Жанет. Пытаясь не обращать на него внимания, Тим смело сжал руками ягодицы Жанет.

– О, Тим! Пожалуйста, не надо! – воскликнула она.

В ее голосе было признание собственной беспомощности, он говорил Тиму, что она больше не в силах сопротивляться и свою последнюю надежду против его вставшего члена возлагает на его благородство. Ага, конечно! Если ей так хочется остаться девочкой, почему она не носит нижнее белье? И почему она с таким желанием тянется к нему? Он спустил джинсы Жанет вниз, она лежала тяжело дыша, лежала под ним, расставив колени.

Торжествуя победу, Тим подумал, как долго он сможет продержаться и не снимать с себя брюки. Может, разве что немного их приспустить... Он снова услышал этот звук. Ничего подобного он в своей жизни не слышал. Высокие ноты, казалось, спотыкались друг о друга и все же они звучали не беспорядочно, а целенаправленно. Для Тима это ассоциировалось только с одним словом – «проблема».

Жанет резко села и выкрикнула:

– Что это? – Она вглядывалась в темноту.

– Что? – переспросил он, пытаясь уложить ее обратно.

– Тим, прекрати, ради Бога! Что там происходит? Этот звук. Ты что, глухой?

– Ветер, вода...

– Подожди, – она оттолкнула его и посмотрела через поручни. – О, господи! Смотри!

24
{"b":"99625","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гомеопатия в вопросах и ответах
Не уйти от соблазна
Битва трех императоров. Наполеон, Россия и Европа. 1799 – 1805 гг.
Секрет школы Игл-Крик
Забудь мое имя
Пойманная
Итак, моя радость…
За тобой
Человек- Паук. Вражеский захват