ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свейн с восхищением посмотрел на мэра:

– Неплохо.

На улице что-то происходило. Услышав крики, Свейн резко встал, быстро вышел и почти тотчас же вернулся.

– Клун, – негромко сказал он. – Они не смогли его найти. Он наверное... он должно быть... утонул. Нам лучше поговорить с его вдовой.

Из дома Хендри они наблюдали за возвращением побежденной армады, она стала меньше на два судна. Какие-то мужчины выскакивали из лодок, другим приходилось помогать.

– Теперь они озвереют, – сказал Кэмпбел.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Рэйчел.

– Они захотят бросить меня киту. Они считают, я – единственное, что может его удовлетворить.

– Что ты будешь делать, Джек?

– Я все равно не выйду в море. И ничто не заставит меня.

5

Поужинав пораньше, они расположились в гостиной – Энни с гитарой, Пол со спаржей, Джек с Рэйчел. Поднимался прилив, было слышно, как под домом перекатывается галька. С моря порывами дул ветер, хлопали окна. Черные тучи набегали на луну.

– Поднимается ветер, – беспокойно сказал Кэмпбел.

– О, если бы не кит, думаю, мне нравилось бы здесь даже несмотря на плохую погоду, – сказала Энни. – Здесь есть что-то... не знаю... что-то естественное. Во Флориде иногда кажется, что все вокруг искусственное. Иногда мне кажется, что даже океан – продукция «Дженерал Дайнемикс» или еще какого-нибудь концерна, выпускающего подводные лодки, – Энни добродушно посмотрела на Рэйчел. – А ты знаешь, что пальмы у крупных отелей на Майами Бич искусственные? Правда! Где-то десять лет назад все настоящие поразило скручивание, такая болезнь – верхушки просто отвалились, и остались одни стволы. Майами стал похож на плантацию вставших членов, кроме шуток. Ямайка вся такая. Короче, решили, что чем остаться совсем без пальм, лучше заказать тысячу искусственных в Нью-Йорке. Они перевозили их специальным поездом. В чехлах, конечно. Судя по секретности можно было подумать, что перевозят атомные бомбы. В общем, работы велись с трех до пяти утра, чтобы никто ничего не заметил. Они выкорчевали с помощью машин настоящие пальмы и посадили на их место искусственные. И так по всему пляжу, пока не осталось ни одного настоящего дерева, – Энни невинно заморгала.

– Ай, брось ты!

– Спроси ее о кокосовых орехах, – сказал Кэмпбел. – Спроси, как они делают, чтобы орехи падали.

– Да, объясни, пожалуйста, – попросила Рэйчел. С той же наивностью Энни начала:

– О, это проще простого. Понимаешь, кокосы импортируют с Гавайских островов. Специальным сухогрузом в немаркированных контейнерах. Поздно ночью мальчишки, подрабатывающие на пляже, выходят с приставными лестницами. Они забираются на пальмы и приклеивают кокосы. Это специальный клей, он действует недолго. Тает на солнце. То, как быстро он растает, зависит от того, как густо его намажут. Вот и получается, что кокосы падают на землю в разное время в течение всего дня.

– Понимаю, – улыбнулась Рэйчел. – А мальчишки, работающие на пляже, – роботы, не так ли?

Энни улыбнулась в ответ:

– Естественно! Как и туристы. Как и все во Флориде. Как и мы!

– Я знаю, – сказала Рэйчел. – Только это и объясняет Джека.

– Нет, – уверила ее Энни. – Он – другое дело. Его высадили русские с подводной лодки. Его задача заставить флоридских роботов ненавидеть роботов-туристов. – Она подвинула сломанную ногу, передернулась и вдруг сказала: – я не хочу возвращаться.

– О чем это ты? – спросил Пол, лениво растягивая слова.

– Не хочу обратно во Флориду, – Энни взглянула на Кэмибела. – Разве мы не можем жить где-нибудь еще, Джек?

– Мы? Ты и он? – спросил Пол.

– И ты тоже, конечно. Но он мой БРАТ. Он не может без меня. Правда, Джек?

– Вероятно, нет, – сказал Джек.

– Видишь, Пол? – сказала Энни. – И вообще, мне надоела Флорида. Давайте отправимся куда-нибудь еще. Если только, конечно...

Он знал, о чем она говорит: экспедиция провалилась, денег не предвидится, и она останется с ним, если только, конечно, у них с Рэйчел серьезно. Он мог бы расцеловать веснушки Энни.

– Я вхожу в ваш план? – тихо спросила Рэйчел. Энни быстро взглянула на Джека, который сжал руку Рэйчел, и сказала:

– Если хочешь.

Улыбнувшись, Энни продолжила:

– Как насчет Аризоны или чего-нибудь в этом роде? Держу пари, что у них в Таксоне никогда не было шхуны. Это может быть нашей вывеской. «Голден Сэндс» вполне подходит для этих мест. Можем жить на ранчо, – она посмотрела на Пола, который удрученно затянулся сигаретой. – Пол, ты сможешь разводить морских коньков. Очень крупных коньков. Представляешь, мужчины в ковбойских шляпах разъезжают по дюнам на морских коньках. Можешь себе представить?

Все расхохотались, и в это время зазвонил телефон. Кэмпбел снял трубку:

– Алло?

Напряженный мужской голос сказал:

– Через полчаса твоя шхуна будет на воде. Выходи на террасу. Увидишь ее в полном блеске.

– Что?

– Ее заправят. Солнце встанет в 6.15. К этому времени будь здесь.

– Кто это?

– Неважно.

Щелчок был слышен во всей комнате.

– Кто это был? – спросила Рэйчел.

– Тот, кто сказал, что шхуна готова.

– Это шутка?

– Я так не думаю.

Еще несколько минут они вели бессвязную беседу. Пол говорил о Флориде. Он никогда не захочет уехать оттуда, как он выразился.

– О, Пол, где твоя фантазия? – дразнила его Энни. – Где твое...

Снова зазвонил телефон. На этот раз звонила женщина.

– Кэмпбел? – прямо спросила она.

– Да?

– Это хороший город. Пока ты не появился, у нас не было проблем. ТЫ привел кита. Давай, Кэмпбел, убирайся! Уходи утром и не возвращайся! И прихвати с собой своего долбаного кита! – кричала она.

Гудки.

– Вы слышали? – спросил Джек.

– Это можно было услышать и на Марсе, – ответила Рэйчел. – Это кампания?

– Организованная. Управляемая. И будет еще продолжение.

– Почему бы нам отсюда не убраться? – предложил Пол. – Есть автобус на Сент-Джонс. Уходит каждое утро в шесть.

– Ты проверял? – спросил Кэмпбел.

– Да.

– Хочешь повезти Энни на автобусе? – спросил он.

– Я не подумал о ее ноге.

– Уверена, что нет, – нахмурившись, сказала Энни.

– Я не собираюсь срываться и бежать, – сказал Кэмпбел, – не сейчас. Господи, что это?

Снаружи неслись приглушенные голоса. Джек подошел к окну и выглянул. У дома стояла толпа. От нее отделилась фигура, размахнулась и что-то бросила. Это ударилось о стену и отскочило. Джек открыл окно и крикнул:

– Убирайтесь отсюда!

– Выходи, Кэмпбел, – крикнул кто-то из толпы.

– Позвони констеблю, Джек, – сказала Рэйчел.

– Убирайтесь к черту или я позвоню Свейну.

– Позвони, – крикнули в ответ.

Кэмпбел подошел к телефону.

– Оператор, соедините меня с констеблем Свейном, пожалуйста.

Последовала пауза. Оператор сказала:

– Линия занята.

– Может, вам лучше вмешаться. Передайте Свейну, у меня есть ружье, и я собираюсь им воспользоваться.

Свейн тут же вышел на связь:

– Что там еще насчет оружия?

– У меня под домом толпа. Кидаются камнями. Нам нужна защита. Если мы ее не получим, мы сами защитим себя.

– А теперь ты послушай, – натянуто сказал Свейн. – Хочешь, чтобы тебя обвинили в убийстве, Кэмпбел? Я бы не притрагивался к ружью на твоем месте. Нет, сэр. Если бы я был на твоем месте, я бы поговорил с ними.

– Поговорил бы, да? А ты не собираешься и пальцем пошевелить?

– Если будет стрельба, пошевелю, – предупредил Свейн. – А так, я ужинаю.

Кэмпбел повесил трубку. Все были встревожены. Толпа притихла. Вдруг кто-то затянул чистым тенором:

Прошло двадцать пять или тридцать лет
с тех пор, как Джек увидел свет.
Он пришел в этот проклятый мир
в темную, штормовую ночь.
Он родился на корабле своего отца,
когда он стоял
примерно в двадцати пяти милях
к югу от Баккалео.
28
{"b":"99625","o":1}