ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Статистика и котики
Зеркало для героев
Адвокат бизнеса
Любовь без гордости. Навеки твой
Жеребец
Будь моим отцом
Зима
Как заработать на доставке еды. Из пункта А в пункт $
Магия психотерапии
Содержание  
A
A

За прошедшие 40 лет проблемы так и остались нерешенными. Война 1973 года, завершившаяся миром с Египтом, столкновения с Ливаном, два палестинских восстания «интифады», мирное соглашение между палестинскими политиками-эмигрантами и официальным Израилем, многократное нарушение этих договоренностей обеими сторонами - всё это не приблизило Ближний Восток к окончательному и прочному миру.

Пестрое, многонациональное общество, объединяющее множество культур и традиций, могло бы в условиях справедливого мира сделать современную Палестину процветающим и увлекательным местом. Но нет ни справедливости, ни мира. Здесь возводят стены и блокпосты, стреляют друг в друга, кидают камни, взрывают бомбы и устраивают обыски.

Постоянная конфронтация с соседями ставила вопрос о демографическом балансе. Надо было обеспечить устойчивый прирост населения. Агитация за переселение в Израиль стала важнейшей частью политики.

Еврейские общины в ближневосточных странах были почти полностью разрушены под двойным давлением арабского национализма и сионистской агитации. Древние культурные традиции этих общин не выдержали столкновения с новой политической реальностью. Уцелела, да и то в сильно уменьшенном виде, лишь еврейская община в Марокко. Сегодня, гуляя по загадочным и прекрасным кварталам старого Марракеша, можно понять, чего лишились соседние страны.

Новые потоки иммиграции прибыли из бывшего СССР, превратив Израиль в одну из русскоязычных стран ближнего зарубежья. В отличие от либеральных и склонных к «левым» настроениям потомков первопоселенцев, которые порой испытывают чувство вины перед изгнанными с земли палестинцами, выходцы из бывшего Союза склонны голосовать за самые воинственные партии и безо всякой политической корректности выражать свои антиарабские чувства. Знакомые палестинцы жаловались, что «русские» солдаты - настоящее бедствие на оккупированных территориях. Мало того, что обыскивают и унижают самым жестоким образом, так норовят еще и что-нибудь стянуть. Чего за «старыми» израильтянами не наблюдалось.

Юбилей - время подводить итоги и гордиться достижениями. Израиль, бесспорно, может заявить о своих исторических успехах. Однако парадокс в том, что в 1948 или 1967 году эти успехи выглядели куда более убедительными, чем сегодня. Ибо общество, которое так и не научилось жить в мире с соседями, не сможет и жить в мире само с собой.

В потоке славословий, которыми сопровождается любой юбилей, всё более заметны тревожные нотки. Ведь каковы бы ни были достижения, не надо забывать и об их оборотной стороне.

Да, сегодня Израиль - самая развитая страна Ближнего Востока. Но по европейским меркам - провинция. Несомненно, эффективная экономика, но никак не локомотив мирового хозяйственного развития, даже по отношению к своему региону. Передовая наука, но не открывающая для человечества принципиально новых горизонтов.

Во всех сферах, кроме, разумеется, военной, достижения израильтян поразительно уступают достижениям еврейской диаспоры в России, Европе и Америке. Среди евреев много выдающихся музыкантов - но они не израильтяне. Есть много знаменитых ученых - но они не израильтяне. Есть великие писатели - но они не израильтяне. Государство Израиль, созданное народом ученых и мудрецов, не дало миру ни одного лауреата Нобелевской премии. Главным его невоенным достижением являются высокие урожаи апельсинов.

Подорвав и разрушив многочисленные еврейские общины по всему миру, сионистское движение не создало ничего такого, что составило бы славу еврейского народа. Того народа, который дал миру Баруха Спинозу, Карла Маркса, Альберта Эйнштейна, Зигмунда Фрейда, Генриха Гейне, Иосифа Бродского, Бориса Пастернака и Льва Троцкого.

Консервативный политолог Ариэль Коэн, восхищающийся успехами Израиля, заканчивает свою статью на неожиданной для юбилея ноте:

«Сегодняшний Израиль страдает от чрезмерной бюрократии, разваливающейся системы образования, нарастающего расслоения между бедными и богатыми (примерно одна треть детей живет за чертой бедности), от трений между религиозной и светской частями населения, а также между евреями и арабскими гражданами Израиля, которые считают себя не израильтянами, а палестинцами. Чтобы выжить и процветать, страна нуждается в сильном лидере. К несчастью, его у Израиля нет.

Моральный облик действующего премьер-министра Эхуда Ольмерта - не пример для нации, а скорее предмет национального позора. Ольмерт обороняется уже от пятого по счету за время его правления обвинения в коррупции. Он был избран Ариэлем Шароном в качестве заместителя, но ни в коем случае не в качестве наследника».

В общем, страна, как все остальные. Может быть, и не хуже других, но точно ничем не лучше. Короче, именно то, о чем мечтали сионистские «отцы-основатели» Израиля.

ПРОВАЛ В ПАМЯТИ

Каждый год одно и то же! Назначаешь по работе какие-то встречи, договариваешься с людьми, а потом кто-то внезапно вспоминает: «Черт возьми! Да ведь 12 июня у нас выходной!».

И все хором начинают сетовать: «Ай, забыли! Ну, как не вовремя. Надо дела отменять!».

Удивительным образом праздник 12 июня не закрепляется в сознании. Советские праздники выкорчевать не удается. Даже недавно выдуманное 4-е ноября запомнилось: мы знаем, что в этот день в Москве проходят фашистские марши. И ещё мы помним, что Государственная Дума придумала тот праздник, чтобы заменить большевистскую дату 7 ноября. В подобных решениях имеется хоть какой-то смысл. Контрреволюция входит в сознание вместе с революцией, у них есть общий сюжет.

А в 12 июня никакого сюжета нет. Что отмечаем, почему? Кто помнит, что в этот день Верховный Совет, позднее разогнанный и расстрелянный Борисом Ельциным, принял декларацию о суверенитете России, которая в свою очередь утратила свое значение на фоне решения о роспуске Советского Союза, принятого в Беловежской Пуще. Да, то был очередной шаг к развалу единого государства, но шагов таких было много, и все они были в одном направлении.

При Ельцине пытались 12 июня праздновать как день независимости России. От кого независимость? Можно представить себе, чтобы в Англии праздновали провозглашение независимости Индии, причем не как годовщину индийской свободы, а как день, когда англичане, наконец, освободились от двухсотлетнего ига индусов?

Потом слова о «независимости» России потихоньку из политического обихода удалили. Неприлично всё-таки одной из старейших европейских наций делать вид, будто 20 лет назад её вообще не существовало. Теперь у нас просто день России. Но почему именно 12 июня? Государство Российское существует 365 дней в году и можно в его прошлом найти множество дат, хоть как-то заслуживающих упоминания. Однако по инерции используется именно дата, которая что-то значит лишь для тех, кто помнит пресловутую декларацию. А помнят о ней только те, кто её до сих пор осуждает, кто до сих пор не может пережить потрясение, связанное с распадом СССР.

Иными словами, для одних день 12 июня означает начало большой трагедии, для других не означает вообще ничего. Хорошенькая дата для государственного праздника!

Увы, подобная невнятность и двусмысленность как раз и выражает сущность современной России. Несмотря на экономический подъем, правящие круги страны не могут найти для общества ни общих идей, ни объединяющих ценностей. Хуже того, экономический рост выявил разделение и разобщенность страны даже больше, нежели предшествовавший спад. Ведь кризис 1990-х годов мог восприниматься людьми, как большая общая беда. Это объединяет! Однако виновники беды, по мнению большинства граждан, сидели в Кремле. А потому не могли повернуть себе на пользу подобное народное единство. Когда же у власти оказалась команда Путина, а цены на нефть стремительно пошли вверх, новое поколение руководителей успокоилось, сочтя, что идеологические проблемы сами собой решатся в условиях благоприятной хозяйственной конъюнктуры.

Это была роковая ошибка. Если бы Путин гильотинировал нескольких творцов либеральной реформы, он, возможно, прослыл бы в истории весьма кровожадным правителем, однако народные симпатии завоевал бы не только для себя, но и для возглавляемого им режима. Небольшое кровопускание очень взбадривает нацию. На худой конец можно было бы объявить национальным праздником арест Михаила Ходорковского или закрытие какого-нибудь оппозиционного телеканала, принадлежавшего опальному олигарху. Народ бы запомнил!

118
{"b":"99632","o":1}