ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Не знаю. Вот честно говорю - не знаю.

В. ЛУКАШОВ: Вообще, да. Вам бы премию огромную дали, если б Вы знали. В общем, пока я делаю вывод следующий: о том, что деньги лучше хранить в рублях. А компилируя все мнения о том, что с одной стороны говорят, банковский сектор устойчивый, с другой стороны говорят, банки разорятся, - значит, делаю вывод, что лучше не рисковать и в банк деньги не нести. Еще одна проблема. (У нас буквально полторы минуты.) Итак, безработица - грозит ли она нам или нет? Олег Борисович, давайте просто по отраслям. Нефтянка будет сокращать штаты?

О. АШИХМИН: Нет.

В. ЛУКАШОВ: Не будет. Строительный бизнес, Дмитрий Иванович?

Д. ИГНАТЬЕВ: Существенно нет. Проекты какие-то будут заморожены. Я думаю, малоквалифицированный персонал, в первую голову, и в первую очередь, гастарбайтеры, возможно, да.

В. ЛУКАШОВ: Ну, сколько людей? Вы на своем предприятии, может быть?

Д. ИГНАТЬЕВ: Производство - нет. Его сложно восстанавливать потом с точки зрения привлечения людей обратно в производство. Строительные площадки неквалифицированными людьми проще наполнить. Квалифицированными очень сложно. Поэтому квалифицированные люди увольняться не будут.

В. ЛУКАШОВ: С другой стороны, читаем периодику и видим, что крупные торговые сети проводят сокращения немаленькие, металлургические комбинаты и так далее и тому подобное. Борис Юльевич, у нас буквально 40 секунд - Ваш прогноз по безработице? Не нагнетая паники.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Ясно, что квалифицированных специалистов сами компании будут держать до последнего. Но есть ситуации, когда сама компания разорится. Тогда, конечно, и квалифицированные тоже будут выгоняться. А так, в первую очередь, белые воротнички пострадают, и пострадают очень серьезно.

В. ЛУКАШОВ: Есть мнение о том, что простому человеку лучше всего в условиях кризиса сидеть спокойно, ничего не делать и голову не забивать. Это действительно так?

Д. ИГНАТЬЕВ: Я абсолютно солидарен. Вообще барахтаться в кризисе - это (кто дайвингом занимался) все равно, что против океанского течения пытаться плыть. Все равно не выплывешь - только кислород истратишь.

В. ЛУКАШОВ: Господа, у нас прямой эфир - время, к сожалению, закончилось. Все ли с этим согласны? Да или нет?

О. АШИХМИН: Да.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: Да. Одно только «но» - изучать трудовой кодекс надо. Свои права знать при увольнении.

В. ЛУКАШОВ: Ага. Спасибо большое, что были гостями «Петербургского часа». Всего доброго, удачи Вам всем.

Д. ИГНАТЬЕВ: До свиданья.

О. АШИХМИН: До свиданья.

Б. КАГАРЛИЦКИЙ: До свиданья.

ВОЙНЫ НЕ БУДЕТ

Похоже, что войны между Украиной и Россией не будет. Ясное дело, такая перспектива многих и в Москве, и в Киеве расстроит, но, увы, надо считаться с реальностью. Глашатаи милитаризма, поклонники гетмана Мазепы и защитники Черноморского Флота старались зря. Они упустили свой момент.

А момент, надо сказать, был. Отношения между двумя странами к сентябрю опустились до самой низкой точки. Кавказский конфликт явно грозил перерасти в российско-украинский, даже casus beli уже предусмотрительно приготовили, когда Киев от Черноморского Флота потребовал в нарушение прежних договоренностей отчитываться о своих передвижениях.

Но, увы, все, как всегда испортили американцы. Не вовремя у них биржевой крах произошел, не вовремя. Продержись Уолл-стрит еще месяца два-три, глядишь, и дошло бы до первой русско-украинской войны, а при некотором везении - и до Третей мировой…

История свидетельствует, что в преддверии экономического кризиса государственные лидеры становятся неожиданно агрессивны, невероятно чувствительны к вопросам национального престижа. Ситуация на Кавказе может послужить прекрасной иллюстрацией. Грузия с Южной Осетией полтора десятка лет жили в режиме «ни мира, ни войны», да и Москва на сложившееся положение дел не слишком жаловалась. Но стоило политикам обеих сторон почувствовать, что время экономического подъема вот-вот кончится, как начали прогревать моторы танков.

Это, к сожалению, статистика. Войны чаще всего начинаются в период, когда кризис еще только назревает, либо, наоборот, в тот момент, когда он уже завершен или близок к завершению. Крымская война разразилась тогда, когда, как выразился Карл Маркс, на горизонте появилось «облачко» в виде торгово-финансового кризиса. Англо-бурская война происходила в тот самый период, когда окончание строительства Транссибирской магистрали обернулось прекращением заказов для французских и бельгийских фирм, после чего обрушились курсы на европейских биржах. А Первая мировая война и вовсе спасла мир от глобального экономического кризиса, который явно назревал. Ценой нескольких миллионов жизней кризис удалось отсрочить на полтора десятилетия: он случился лишь в 1929 году, войдя в историю под именем Великой Депрессии.

Еще полгода назад публику пугали грядущей борьбой за ресурсы, столкновениями, вызванными контролем за месторождениями нефти, ценными металлами и пресной водой. Однако выставляемые на мировой рынок ресурсы сегодня день ото дня падают в цене, заставляя авторов упомянутых прогнозов срочно менять квалификацию. Подобные войны бывают порождены посткризисной экспансией. Как, например, Русско-японская война, ставшая эпилогом к мировому экономическому спаду 1900-1903 годов. Вторая мировая война тоже может быть отнесена к данной категории.

Безусловно, российское сырье и топливо будет даже в условиях кризиса продаваться. Вопрос лишь в том, по каким ценам. Ведь при капитализме не бывает спроса «вообще». Значение имеет только платежеспособный спрос. Если миллионы людей замерзают от холода или голодают из-за того, что не могут платить, спрос на топливо и продовольствие от этого не повышается.

Война бывает порождена либо экономической экспансией, либо стремлением элит отвлечь внимание народа от надвигающихся невзгод, а заодно укрепить собственное положение (морально и материально) в преддверии неприятностей. Российско-грузинский конфликт августа 2008 года превосходно укладывается в эту схему. Причем, как со стороны Москвы, так и со стороны Тбилиси. Однако уже Киеву с Москвой сыграть в ту же игру не удастся. Слишком поздно. Кризис уже разразился. Падение экономик осенью 2008 года может оказаться спасительным для дела мира. Правящим классам уже не до международных конфликтов, они бьются с другими вопросами.

Взаимные обвинения сменяются воплями о том, что все мы плывем в одной лодке (которая, давно уже дала течь, только пассажирам об этом не сообщали). Скандал на капитанском мостике «Титаника» плавно перешел в совместные судорожные усилия по спасению корабля.

Уже бессмысленно пытаться отвлечь внимание от финансового краха и падения производства, взывая к национальной гордости. Военные расходы уже не смогут подбодрить экономику. Теперь они будут восприниматься обществом как дополнительное бремя в ситуации, когда и без того жить становится с каждым днем все тяжелее.

«Холодная война» между Россией и Западом тоже угасает, толком не начавшись. Правительство Путина занято уже не борьбой за Черноморский Флот, а спасением Исландии. Эта маленькая страна умудрилась привлечь такое количество финансовых инвестиций, которое превысило ее национальный доход за несколько лет. Судя по живому интересу, который сейчас Москва проявляет к судьбе этого далекого холодного острова, отечественные мудрецы тоже догадались вложить туда свои деньги.

В Киеве Виктор Ющенко заботится уже не о вступлении в НАТО, а о собственном выживании. Ведь предупреждали его, что досрочные выборы будут стоить Украине членства в этой достойной организации. Но своя рубашка ближе к телу, президент Ющенко все равно затеял досрочные выборы. А масштабный военный парад с танками на Крещатике воспринят был не как подготовка к войне с «москалями», а как свидетельство того, что глава государства готов при необходимости повторить опыт Бориса Ельцина и пальнуть по собственному парламенту, который как назло расходиться не собирается.

189
{"b":"99632","o":1}