ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как уже сообщал «Новый Регион», накануне лидер КПРФ Геннадий Зюганов на пресс-конференции в Москве заявил о том, что КПРФ поддерживает народное восстание, которое сейчас наблюдается в Греции.

«Я хорошо знаю ситуацию в Греции, - заявил Геннадий Зюганов. - Это страна с тысячелетними традициями свободы и демократии, в которой живет очень энергичный народ. И мне не приятно смотреть сюжеты, которые демонстрируют наши телеканалы. Они очень поверхностно отображают ситуацию, концентрируясь на каких-то анархистах, которые что-то там громят. На самом деле - это широкий народный протест, который возглавляют крепкие левые организации и профсоюзы, хорошо организованный с внятными целями и требованиями. То, что на улицы вышла греческая молодежь, закономерное явление. Это стало реакцией на реформы, проведенные действующим правительством, в результате которых молодым грекам стало сложнее получить образование, найти работу, создать нормальную семью. В итоге правительство получило мощный народный протест, выводы из которого должно делать и российское руководство. Меня удивляет, что Путин не хочет делать этих выводов, пытаясь спасти действующую экономическую модель. Ведь понятно, что спасти либеральный капитализм уже невозможно».

Геннадий Зюганов выразил мнение, что в России возможен взрыв социального недовольства населения, который может перерасти в народное восстание. Лидер КПРФ заверил, что коммунисты готовы поддержать и возглавить народные выступления.

«В нашей стране накопилось много социального недовольства, - заявил Геннадий Зюганов. - Сегодня в стране 4 миллиона 600 тысяч безработных, а к марту будет 7 миллионов. Нет ни одного региона, где не сокращали бы рабочую неделю трудящимся или не увольняли бы людей с работы. А что предлагает Путин? Пособие по безработице в размере 4900 рублей. На такие деньги непросто прожить и старикам, не говоря уже о рабочем человеке. Что предлагает министр образования Фурсенко? Семь из десяти студентов в стране вынуждены платить за свое обучение, и он считает, что это нормально. Что предлагает министр обороны Сердюков? Уволить из вооруженных сил 200 тысяч офицеров. Плюс холодная зима, плюс невозможность навести порядок в ЖКХ, плюс увеличение тарифов на газ и электричество для населения. Пошловатый оптимизм Кудрина не имеет оснований. Он уже выкинул в топку кризиса 150 миллиардов рублей, из которых 100 миллиардов сгорели безвозвратно.

Я говорил Путину: «Закупите у крестьян зерно». Но они не закупают, ждут когда перекупщики скупят подешевке, ниже себестоимости. Они сами подталкивают народ к восстанию, создают взрывоопасную обстановку в обществе».

© 2008, «Новый Регион - Москва»

МЕДИЦИНА

У нас в стране, как известно, сокращается население. Политики, журналисты и просто озабоченные граждане размышляют, как бы повысить рождаемость с тем, чтобы побыстрее восполнить убыль за счет нового поколения.

Убыль, однако, происходит не столько за счет низкой рождаемости, сколько за счет катастрофически высокой смертности. Проанализировав цифры, социолог Анна Очкина обнаружила, что, несмотря на экономический подъем последних восьми лет, никаких кардинальных позитивных сдвигов в этом вопросе не наблюдается. Как умирали, так и умирают, побивая все стандарты Европы и соперничая по этому показателю с Африкой.

Хотя не исключаю, что, например, сотрудники Пенсионного фонда находят в этом даже некоторое удовлетворение - поскольку у нас изрядная часть мужчин не имеет шансов дожить до пенсии, то за их счет можно обеспечить впечатляющую бюджетную экономию.

Однако так или иначе пополнять собой эту статистику ужасно не хотелось - по крайней мере в ближайшее время. Поэтому, когда врач в поликлинике, прочитав распечатку с данными моего анализа крови, начала кричать и вызывать «скорую помощь», я подчинился почти без сопротивления. Машина прибыла быстро, меня погрузили и доставили в одну из городских клинических больниц.

Палата на шесть человек представляла собой более или менее правильный срез социальной структуры российского общества. Как сказали бы социологи, хорошо составленную выборку. Был здесь один сотрудник международной компании, причем высокопоставленный. Был невнятный старичок запредельного возраста, почти не встававший с постели и непрерывно смотревший фильмы на принесенном родственниками DVD-плеере. Фильмы были по большей части старые, из советского времени, просмотренные мной в детстве и юности, вроде бесконечной восточногерманской эпопеи про отважных индейцев, боровшихся против злобных и жадных американских ковбоев. Изображения на экране я не видел, но кричал плеер на всю палату - можно было закрыть глаза и восстановить в памяти видеоряд.

Был здесь вполне приличный юноша, отравившийся паленой водкой: он лежал пластом на кровати и звонил начальству, оправдываясь, что не придет на работу. Напротив положили киргизского гастарбайтера, почти не говорившего по-русски. Он страдал от послеоперационных болей и ностальгии по родной Ошской области. «Москва, - объяснял он мне, когда по мере выздоровления к нему начала возвращаться способность изъясняться по-русски, - скучный город! Не то, что Ош!»

Паспорт у моего киргизского соседа был российский, хотя и без прописки. Ведь по нашим законам только российские граждане имеют право торговать на рынках и заниматься некоторыми другими столь же престижными и высокооплачиваемыми видами деятельности. Увы, коренные россияне не сильно стремятся занимать соответствующие рабочие места. Зато у людей, выполняющих эту работу, каким-то мистическим образом стало появляться российское гражданство. Триумф бюрократической эффективности: и забота о национальных приоритетах проявлена, и работа делается, и численность граждан увеличивается!

Наконец, лежал у нас молодой человек с ножевым ранением, весь покрытый татуировками. Из своих 34 лет он 11 провел на зоне (две «ходки» - 7 лет и 4 года). Из всех нас у него были самые наработанные навыки социальной взаимопомощи и солидарности - если надо было позвать сестру, помочь лежачему больному или что-то подвинуть, он всегда вызывался первым. Видимо, у нас в стране лучше всего солидарности и ответственности перед окружающими учат на зоне.

Старичок с DVD-плеером переключился с индейцев на древних греков. После бесконечной «Трои» началась очередная версия странствий Одиссея.

«Одиссей - это библейский герой?» - осведомился сосед, побывавший на зоне, обращаясь почему-то ко мне.

«Нет, античный».

«Ага! Понял! Я его с Моисеем спутал».

И правда. Оба куда-то стремились. Оба много лет не могли добраться до своей цели.

В российских больницах лечат хорошо, а кормят плохо. Из разговоров с татуированным соседом я понял, что на зоне кормили все-таки лучше. К моему восхищению медперсонал питался той же пищей, что и пациенты, разделяя с ними гастрономические тяготы.

Медсестры сбивались с ног, разбираясь с регулярно поступающими больными, причем умудрялись шутить и сохранять хорошее настроение. По моим подсчетам медсестер было ровно вдвое меньше, чем требовалось. Врачи тоже были неизменно вежливы и внимательны. Примерно половина из них говорили с очень сильным акцентом, то ли кавказским, то ли среднеазиатским. Врачи с русским акцентом сейчас лечат пациентов в клиниках Штутгарта и Вены.

В Южной Африке после падения апартеида самые профессиональные чернокожие врачи переселились в белые больницы - там лучше платят и условия работы лучше. Но лечить жителей африканских пригородов было бы некому, если бы какие-то мудрые люди не догадались пригласить докторов из Восточной Украины. Теперь тамошний низовой медперсонал, переняв язык старшего персонала, говорит на очень хорошем суржике.

В больнице, куда я попал, пациентов лечили преимущественно капельницами и клизмами. Фармацевтические препараты больные - кто мог - получали от родственников, зато плазмы, аминокапроновой кислоты и прочих средств для внутривенного вливания оказалось вдоволь. Все ходили с катетерами, вставленными в вены («а то придется все время колоть, и будете выглядеть, как наркоманы»). Один такой катетер даже забыли у меня в левой руке до самой выписки. Правда, после моего напоминания тут же вынули, и руку перебинтовали.

220
{"b":"99632","o":1}