ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Искусство под градусом. Полный анализ роли алкоголя в искусстве
Целебная сила эфирных масел для красоты и здоровья
Любовь к себе. Как справиться с эмоциональным выгоранием и получить все, что вы хотите
Сесилия Гатэ и тайна саламандры
Заговор
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Конец конца Земли
Золотой дождь
Рулетка судьбы
Содержание  
A
A

В подобной ситуации, однако, у Кремля как раз и появляется заинтересованность в политических партиях и Думе, способных хоть что-то сделать самостоятельно. Если допустить (в определенных, указанных администрацией пределах) свободную игру политических сил, то и ответственность за решение многих из подобных вопросов упадет не на Кремль, а на эти силы.

Увы, переложить ответственность невозможно, не создав того, кто эту ответственность способен взять на себя. Кому, по крайней мере, поверят, когда он говорит, что высказывает собственное, а не продиктованное из Кремля мнение. Потому-то вопрос о политической реформе встал на повестку дня ещё до того, как состоялась инаугурация нового президента.

Другое дело, что практическое осуществление реформы окажется делом куда более трудным, чем кажется на первый взгляд. Ведь если вопрос о целях реформы более или менее ясен, то этого не скажешь ни об её средствах, ни об её границах. Тут неизбежна, как минимум, дискуссия, которая может обернуться серьезными спорами и разногласиями. Слишком умеренные шаги окажутся неэффективными, слишком радикальные грозят потерей контроля, а половинчатые решения оборачиваются стихийным процессом, поскольку своей явной незавершенностью провоцируют новые споры и разногласия.

Самое простое и радикальное решение состояло бы в том, чтобы просто отформатировать жесткий диск и записать на него новую программу. Иными словами, Думу распустить, все партии разогнать, создав всё заново, под новый закон. Но вряд ли на такой радикальный шаг кто-то решится. По крайней мере, на данном этапе.

Хотя, в конечном счете, к чему-то подобному всё, скорее всего, и придет.

ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛИ ПРЕЗИДЕНТЫ

У либералов и патриотов в России есть одна общая черта. И те, и другие крайне истеричны. В течение восьми лет правления Путина должны были выслушивать либеральную истерику. Тут были и «кровавый режим», и «угроза фашизма», и грозящие всем завтра (в крайнем случае - послезавтра) концлагеря. Теперь ситуация переменилась. Либералы постепенно успокаиваются, обнаруживая, что режим вообще-то, при всех его преступлениях и фальсификациях, очень даже ничего. Напротив, в патриотическом лагере начинается истерика.

Изменение настроений вызвано избранием на пост президента Дмитрия Медведева и его первыми, пока ещё крайне невнятными высказываниями. Новый президент ещё и в должность не вступил, ни одного понятного заявления не сделал, а истерика патриотов и надежды либералов уже цветут пышным цветом. Либералы, понятное дело, полагают, что в мае, с инаугурацией нового лидера настанет (пусть и не сразу) конец кошмару путинских времен, а на смену диктатуре «силовиков» придут мягкие и добрые представители закона, развивающие гуманные принципы рыночной экономики и открытого общества. Патриоты, напротив, обещают всевозможные ужасы, сдачу национальных интересов, капитуляцию перед Америкой, отказ от сильного государства и всеобщее крушение. Короче, возвращение к эпохе Бориса Ельцина.

Странным образом ни те, ни другие не ставят вопрос, почему каждый раз уходящий президент назначает себе преемника, который воплощает (по крайней мере, в сознании «образованного общества») принципы прямо противоположные тем, которые (по мнению всё того же общества) исповедовал он сам. В ход идут всевозможные теории заговора, психологические построения и путаные догадки.

Однако если хотя бы на минуту отвлечься от идеологии, несложно заметить, что никакой загадки нет, поскольку нет и никакого радикального изменения курса. Есть лишь разные этапы реализации одного и того же проекта - создания капиталистического общества в России.

Понятно, что разные работы выполняются разными людьми, которые действуют разными методами. Но существует определенная и жестко фиксируемая последовательность. Сначала надо расчистить место, взрывая и снося конструкции, стоящие у вас на пути. Затем надо расчищать завалы и возводить само здание. Наконец, когда сооружение построено, настает время заниматься отделочными работами, заботясь, чтобы фасад благопристойно выглядел с точки зрения внешних соседей. Именно этот, третий этап и достался на долю Дмитрию Медведеву. Надо подкрасить, подштукатурить.

После того, как в 1990-е годы новые собственники в ажиотаже захватывали заводы и нефтяные скважины, настало время наведения порядка. Государство надо было укреплять, дабы защитить интересы формирующегося правящего класса. А сам этот класс осознал свои интересы, обнаружив, что задачи российского капитала не всегда совпадают с политикой Вашингтона (наши компании, например, хотят заработать на участии в ядерной программе Ирана или на поставках оружия в Венесуэлу).

Теперь, когда государство восстановили и укрепили, силовики, сделав свою работу, торжественно вручают ключи от здания либеральным политикам из окружения Медведева, дабы те занимались в нем своими делами. Счастливы все, кроме идеологов, которые, увлеченно споря по сиюминутным тактическим вопросам, не смогли усвоить сущность и перспективы стратегического проекта. Обиднее всего то, что сами идеологи для власти являются не более чем расходным материалом, который может быть применен или выброшен на свалку в зависимости от стоящих на данный момент тактических задач. Либералы-западники были востребованы при Ельцине, но совершенно не имели ценности во времена Путина. Их отстранили довольно вежливо. И лишь по собственному недоумию, они не смогли смириться с этим, бросившись в ряды оппозиции. Теперь та же неприятность случается с патриотами.

В отличие от идеологов, представители власти очень хорошо знают, какое здание они строят и для кого. Впрочем, это не гарантирует, что постройка возведена качественно и в один прекрасный день не обрушится на голову заказчикам.

Специально для «Евразийского Дома»

«ВСЕ РАВНО ЗАСТАВИМ СЛЫШАТЬ»

Репрессии против профсоюзов могут привести к социальному взрыву

В Москве прошел митинг за свободу профсоюзов. Акция была организована профсоюзом завода «Рено-АВТОФРАМОС» при поддержке центра «Левая политика». Цель - привлечь внимание к проблемам рабочих и выразить протест против Трудового кодекса, который фактически запрещает проведение забастовок в России, а значит, борьбу за свои права.

Митинг проходил в Текстильщиках, у проходной завода «Рено-АВТОФРАМОС». Дул резкий ветер, хлопьями валил снег, пара десятков членов профсоюза, ежась от холода, стояли с плакатами: «Даешь хорошее питание», «Свободу профсоюзам». Невдалеке уныло паслись трое милиционеров. После дневной смены рабочие кучками проходили мимо, с любопытством косясь на происходящее. Не остановился ни один.

«Да мы не особо на это и рассчитывали. У нас работают в основном приезжие, они недоверчивые. Хотя улучшений хотят все. Сейчас на заводе оклад - 12 500 рублей. Разве в Москве это деньги? Нет ни общаги, ни столовой, а требования все повышаются. Если два года назад мы спускали с конвейера 50 тысяч машин, то в этом году с нас уже требуют 78 тысяч. А о повышении ставок никто не заикается», - говорит глава профсоюза Петр Подивилов. Ему 33, он занимает хорошую должность, получает 20 тысяч и за отличную работу имеет две грамоты от начальства. Но при этом борется за права. «Нам еще повезло. У нас начальство - французы, они имеют богатый опыт общения со своими профсоюзами. Поэтому нас не зажимают. А вот, например, на ТагАЗе (машиностроительный завод в Таганроге. - И.Г.) оклад - около двух тысяч и профсоюзам дышать не дают. На прошлой неделе была забастовка на КамАЗе - так до сих пор чуть ли не с собаками ищут зачинщиков. Противоположная сторона просто не хочет нас слышать, но мы заставим», - улыбается Петр.

О «репрессивной кампании против свободных профсоюзов» в нашей стране говорится и в докладе, подготовленном Институтом глобальных и социальных движений (ИГСО). Данные, опубликованные в нем, свидетельствуют о том, что за два последних года ни одна забастовка не была признана законной. Против рабочих используют работников ЧОПов, милицию, ОМОН, идут повсеместные избиения, увольнения и даже убийства членов профсоюзов по всей России. Однако «рост репрессий против профсоюзов ведет не к снижению активности рабочего движения, а, напротив, к его радикализации, - уверен глава ИГСО Борис Кагарлицкий, - своими действиями власти просто добьются того, что завтра рабочие будут требовать не улучшения условий труда, а свержения власти в стране».

50
{"b":"99632","o":1}