ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ВЕРА ИВАНОВНА. Я тебя заплачу! Говори текст, сказала! Отвечай за Анхелину! Ну?!

НИНА СЕРГЕЕВНА (прокашлялась, очки надела, занудно читает).

«Наш граф лежит на пуфиках,

Возле камина, боки греет,

Он где-то был, боюсь признаться вам об этом,

О всеобъемлющем … »

Пауза.

Да что он привязался к этому слову?!

ВЕРА ИВАНОВНА.

«Дак знаешь ты?»

НИНА СЕРГЕЕВНА. Что я должна знать?

ВЕРА ИВАНОВНА. По тексту отвечай!

НИНА СЕРГЕЕВНА. А что там по тексту?

ВЕРА ИВАНОВНА. Читай!

НИНА СЕРГЕЕВНА (читает).

«Дак как же я не знаю?

Ведь я служанка ваша много лет.

Стираю, мою, чищу вам, варю

Так много, всеобъемлюще!»

Пауза.

Чушь. Дурота. Сапоги всмятку. Пердимонокль какой-то.

ВЕРА ИВАНОВНА.

«Дак отвечай же, что ты знаешь

Такого, всеобъемлющего,

Много, всеохватившего,

Скажи, скажи скорей!»

НИНА СЕРГЕЕВНА.

«Да он с пастушкою связался,

Из поселения, что тут, напротив замка

Расположено.

О, это видно всеобъемлющая страсть

Или сказать точнее – страстная любовь!»

Пауза.

Какой бред. Бред сивой кобылы. Кобылятины, я бы даже сказала. Знаешь, что это мне напоминает? Известную присказку: «На море, на океане, на острове на Буяне стоит бык печеный: в заду чеснок толченый, с одного боку режь, а с другого – макай, да ешь».

ВЕРА ИВАНОВНА. При чём тут «макай, да ешь»?

НИНА СЕРГЕЕВНА. А «макайдаешь» тут при том, что такой же идиотизм потому что! Эта пьеса написана по мотивам Кафки! А ещё Истории СССР и приключений Буратино! «Макайдаешь», «макайдаешь» всеобъемлющее!!!!! О-о-о-о!!!!

Пауза.

А как пьеса называется?

ВЕРА ИВАНОВНА. «Всеобъемлюще».

НИНА СЕРГЕЕВНА. Что, так и называется?!

ВЕРА ИВАНОВНА. Так и называется.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Катастрофа. Клиника. Пердимоноколь полный.

ВЕРА ИВАНОВНА. Нет, не пердимонокль!

НИНА СЕРГЕЕВНА. Пердимонокль! Лучше уж назвать в духе всей репертуарной политики театра: «Поминальная молитва», или «Он, она, окно и покойник», или «Смерть Тарелкина», или «Всё кончено», или «Билет в один конец», а ещё лучше - «Пока она умирала». Или в крайнем случае: «Деревья умирают стоя».  А это – ну это же какая-то всеобъемлющая катастрофа. Дальше-то – что? Дальше – тишина? Ещё хуже?

Пауза.

ВЕРА ИВАНОВНА. Ну вот. А что дальше – я забыла. Вылетело. Это всё из-за твоих комментариев.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Молчу, не вопрос.

ВЕРА ИВАНОВНА. А если так будет на спектакле?

НИНА СЕРГЕЕВНА. Что?

ВЕРА ИВАНОВНА. Ну, вылетит у меня?

НИНА СЕРГЕЕВНА. Дак ты по логике. Подумай и говори.

ВЕРА ИВАНОВНА. Чего по логике?

НИНА СЕРГЕЕВНА. Чего там дальше-то должно быть?

ВЕРА ИВАНОВНА. Откуда я знаю?Скандал какой-то из-за этой пастушки. Потому что он не с этой пастушкой, а с этой служанкой, оказывается.

НИНА СЕРГЕЕВНА. С Анхелиной?

ВЕРА ИВАНОВНА. С Анхелиной. А она просто врет про пастушку.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Ну и вспоминай – с чего начинается и поскакали дальше.

Пауза.

ВЕРА ИВАНОВНА. По логике, не по логике – если мозги заскорузли, всё – дальше не идет.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Я знаю. Ты боишься, что тебя попрут на пенсию, вот и решила выучить эту роль. Не выучишь! А место суфлёра занято, вот тебя теперь только в уборщицы перевести смогут!

ВЕРА ИВАНОВНА. Нет.Выучу.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Тебя попрут.

ВЕРА ИВАНОВНА. Не попрут. Я – знамя нашего театра!

НИНА СЕРГЕЕВНА. Ага, знамя. С чего это? Знамя на древко надевают и им размахивают.

ВЕРА ИВАНОВНА. Вот мною и размахивают! Тихо! Давай ещё раз с самого начала. Читай ремарку. Так мне проще.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Сначала? Давай, раз пошло так.«Графиня выходит в зало и стоит посерёдке» ... Почему «в зало»-то? Может, «в зал»? И почему – «посерёдке», а не «посередине»? У сына губернатора образование – три класса начальной школы?

ВЕРА ИВАНОВНА. Распальцовку кончай, а? Что ты лезешь не в своё дело? Ты что – редактор или режиссёр? Твоё какое дело? Читай!

НИНА СЕРГЕЕВНА. Да не вопрос. Учти: осталось еще полчаса и ты мне – девяносто рублей. И десятку плюс сверху – за вредность. (Громко). «Из правой двери выглядывает Анхелина». Ну, всё, говори.

ВЕРА ИВАНОВНА.

«Скажи мне, Анхелина,

А где наш граф, который ночью

Поздно вдруг явился, растрепан,

Не в себе, не в духе,

На себя не обратился,

Где спит он? Он упал или лежит

У нашего камина?

Скажи скорей, скорее-е-е-е-е,

Всеобъемлюще-е-е-е-е-е!» (Бегает вокруг пальмы).

НИНА СЕРГЕЕВНА.

«Наш граф лежит на пуфиках,

Возле камина, боки греет,

Он где-то был, боюсь признаться вам об этом,

О всеобъемлющем … »

ВЕРА ИВАНОВНА.

«Дак знаешь ты?» (Залезла на лесенку, ухватилась за канат, раскачивается).

НИНА СЕРГЕЕВНА (смотрит на неё поверх очков). Ты как-то по-новомодному, по совремённому … Мейерхольд, блин …

«Дак как же я не знаю?

Ведь я служанка ваша много лет.

Стираю, мою, чищу вам, варю

Так много, всеобъемлюще!»

ВЕРА ИВАНОВНА (пробежала от кулисы к кулисе, включила фонари, встала в центре сцены).

«Дак отвечай же, что ты знаешь

Такого, всеобъемлющего,

Много, всеохватившего всех нас,

Скажи, скажи скорей!»

НИНА СЕРГЕЕВНА.

«Да он с пастушкою связался,

из поселения, что тут, напротив замка

Расположено.

О, это видно всеобъемлющая страсть

Или сказать точнее – страстная любовь!»

Пауза.

Какой бред. Бред сивой кобылы. Ну, просто – бычок, в заднице чеснок: макай, да ешь. И что ты тут увидела? Какое материнство? Какая твоя тема тут? Где она? Ау?! Зачем ты лезешь в это чхинчхапуру, в этот позор?!

ВЕРА ИВАНОВНА. Ну, это же только начало! Там дальше оно проклёвывается!

НИНА СЕРГЕЕВНА. Кто?!

ВЕРА ИВАНОВНА. Материнство!

НИНА СЕРГЕЕВНА. Тут с вами не захочешь никаких девяносто рублей. То артисты отвратно играют и ты должен сидеть и смотреть это, то пьеса такое барахло, что нету слов. Всё. Я пошла. Знаешь, в грязи купаться со свиньёй – обе в дерьме окажетесь, но удовольствие получит только свинья

ВЕРА ИВАНОВНА. Ты про кого это? Кидай реплики! Что я потом говорю? Ну, что там дальше?!

НИНА СЕРГЕЕВНА. Ничего. Тут написано: «Графиня и Анхелина пляшут». С чего это вдруг?

ВЕРА ИВАНОВНА. Ну, давай.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Я не поняла. То есть, Анхелина и Графиня пустились в пляс после этих слов про графа?

ВЕРА ИВАНОВНА. А тебе-то что?

НИНА СЕРГЕЕВНА. Нет, а какая логика? Какой повод?

ВЕРА ИВАНОВНА. Ну, пляшут.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Дак какой мотив-то какой у них?

ВЕРА ИВАНОВНА. Мотив – элегия, радость какая – развеселый-веселый мотив.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Да с чего они плясать-то начинают?

ВЕРА ИВАНОВНА. Ну, может быть, им весело. Вот, я музыку принесла. Пусть играет.

Нажимает кнопку на магнитофоне.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Да с чего они в пляс-то пустились?!

ВЕРА ИВАНОВНА. Автору виднее.

НИНА СЕРГЕЕВНА. А если автор – идиот?

ВЕРА ИВАНОВНА. Начали! Давай, подпляши мне.

НИНА СЕРГЕЕВНА. Да с чего?! Я не подписывалась под этим. Я только реплики обещала.

ВЕРА ИВАНОВНА. Давай!

Звучит какая-то быстрая, радостная музыка.

5
{"b":"99640","o":1}