ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чему я могу научиться у Илона Маска
Снеговик
Пентаграмма
Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира
Последнее письмо от твоего любимого
Двери в темное прошлое
Под Куполом. Том 2. Шестое чувство
Сестромам. О тех, кто будет маяться
Ведьма по распределению
Содержание  
A
A

Далее я пригласил всех членов семьи в кабинет. Была проведена семейная психотерапия. В процессе её выяснилось, что члены семьи по-прежнему любят друг друга и не мыслят жизни друг без друга. Наши герои осознали, что та теплота и возвышенные чувства, которые их переполняли в этих необычных отношениях по Интернету, не были бы возможными, если бы они не были друг другу родными, не знали себя так глубоко, как это было на самом деле. Они все вновь познакомились друг с другом, причём благодаря Интернету.

БАЛЕРИНА НАСТАСИЯ ВОЛОЧКОВА

— Я сейчас чувствую некую вину, что отнимаю у вас ценное время. Вот, и переживаю за это.

— Не надо переживать.

— А что вы чувствуете?

— Что я чувствую?… Я постоянно чувствую тревогу, беспокойство, за то, что у меня времени никогда не хватает на что-то. Ну, не так что бы ни на что. Просто не могу позволить себе такую роскошь — пустую трату времени. Поэтому, сейчас, уже находясь здесь, думаю, о спектакле который предстоит послезавтра в Краснодаре. Мои мысли уже в самолёте, на котором я скоро улетаю. Почему — то не позже, а раньше. Мысль такая вертится, как бы не опоздать на самолёт.

(Мне почему-то, очень захотелось того, чтобы моя пациентка, будучи в Краснодаре была именно там, а не в Москве. Но, не получится ли так, что будучи в Краснодаре, она будет спешить в Москву настолько, что не заметит этот красивый город и его жителей. Может быть нагнетание этой суеты, поспешности, иллюзии того, что её ждут везде — это приём? А может быть моя собеседница аналогична тому самому неуловимому Джо, которого никто не ловит?)

— Иными словами вы постоянно ощущаете себя не в том интервале времени, в каком находитесь на самом деле?

— Да, конечно. Так получается …

(Невротичность личности это всегда следствие внутренней суеты, нежелание почувствовать настоящее, быть «здесь и сейчас», а не «там и когда-нибудь». Личность в этом случае чаще живёт результатами и целями жизни, а не её процессом. Далее, я попытался почувствовать долю этой суеты в моей пациентке.)

— Вы как бы не чувствуете, что у вас находится перед носом?…

— Да.

— И это часто?

— Да, так бывает. Не так чтобы часто, но иногда бывает…

— Иными словами, меня сейчас перед вами как бы нет? Я вроде сижу здесь, а меня здесь для вас нету потому, что вы уже давно в самолёте?

— Ну не могу сказать, что это прямо так досконально. Я конечно готова уделить время.

Но в принципе это так!

(Я представил себе, что меня как бы для моей пациентки нет. Меня это сильно огорчило, но я себя настроил и, защищаясь обратным чувством, продолжил диалог.)

— Я уже не переживаю о том, что вы меня сейчас не видите. Адаптировался. Суета — это когда мы не находимся в настоящем, а находимся в будущем, и не чувствуем то, что происходит здесь и сейчас.

— Ну да. Я не могу на 100 % отнести это к себе потому, что я в достаточной степени уделяю времени тому, что происходит в данный момент. Если говорить о своём творческом процессе, то когда я репетирую или в балетном зале, то я естественно нахожусь в данный момент и сейчас. Конечно, я могу разговаривать на одну тему, а думать о другом.

(Отмечу, что опытный психоаналитик должен работать так, чтобы пациент чувствовал только себя, свои психологические переносы, а не самого психоаналитика. Осознав последнее я успокоился и не переживал о том, что моя пациентка меня не чувствует, воспринимая меня лишь как функцию.)

— Сколько у тебя в течение дня процентов времени проходит в настоящем?

— Нет, преимущественно я живу не настоящем, к сожалению. В настоящем у меня две ипостаси — это работа в балетном зале или спектакль, концерт, и, общение с моей дочкой. Это, пожалуй, те вещи, которые дают мне ощущение сегодняшнего настоящего.

— Складывается впечатление, что вы находитесь в напряжении. Оно и есть суета, которая через некоторое время, может сказаться на твоём эмоциональном состоянии

— Я не сказала бы, что это мне мешает.

— Тебе нравится суета? Эта суета — твоё счастье?

— Эта суета моё счастье потому, что это суета не то, что бы суета, а это желание сделать больше, чем я могу.

(Это не суета, это по-видимому этап предвкушения успеха, которым моя пациентка ещё не насытилась. Она живёт в надежде ещё большего успеха, то есть настоящего, з а который не понадобится оправдываться. А нота оправдания сквозила от неё на протяжении всего диалога.)

Если бы у меня не было, как этой суеты, в моей жизни, в ритме моей жизни, то я бы танцевала, как и многие солисты большого театра и других театров. Станцевала бы спектакль, приходила бы домой, сидела бы на диване и пила бы чай со своей мамой, и отдыхала бы, гуляла по городу. Но вы знаете, я столько, так много всего успеваю. В день у меня бывает пять интервью. Разных совершенно, плюс фотосессия. В этот же день концерт, репетиции, разъезды на различные съемки. И я успеваю. Не каждый может себе это позволить. И у меня есть желание сделать больше. Если бы такого не было, то многих проектов — настоящих и больших в моей жизни не состоялось бы. Пока всё это мне не мешает.

— Вы имеете известность благодаря тому, что о Вас говорят и показывают СМИ, а не благодаря своему творчеству?

— Я подчеркну, что я приобрела известность и успех не благодаря СМИ, а благодаря тем эксклюзивным, и не на что не похожим проектам.

— Увы! К своему стыду, я не разу не видел ваш балет…

— Я вам советую его посмотреть.

— Но я слышал интервью о вашем переживании, о вашей проблеме с большим театром, о вашей травме, которой нанёс вам БТ. С этого ракурса я и знаю вас.

— Надо было познакомиться с моим творчеством, прежде чем меня консультировать…

— Нет, я лукавлю, один раз я видел вашу работу в одном проекте на центральном канале.

— Это не работа, извините. Это был вовсе не танец.

— Мне приходилось выслушивать то, как обыватели говорят в поезде о вас. Говорят как о своей знакомой. Они вас не знали, не видели, а говорят, как будто бы вы их знакомая.

— Мне это очень приятно… приятно. Это меня радует. Я тщеславная. Это мне приносит успех и большое счастье. Когда я иду по улице и дети 6-летние кричат мне в след — Анастасия Волочкова идёт, то я думаю, что я просто могу считать себя великой благостью, и это большое достижение, и это пришло. Это большое достижение, но это пришло ко мне не потому, что СМИ написали о большом театре. Если говорить о СМИ, то гавна на мои плечи выливается достаточно. Если почитать в Интернете, то можно увидеть, что я не имею право выйти даже на улицу просто потому, что этот шаг каждый будет описан. Я не имею право поехать в Дубай отдохнуть, извините, и покупаться в ледяном море 16 градусов холода, выйти на берег, и, чтоб не простудиться завернувшись в полотенце, и переодеть купальник, я не имею право на пляже. А какие-то идиоты, будут мешать…. Я не могу себе этого позволить, тратить время на какую-то фигню. Людям не лень, понимаете, сидеть и фотографировать, а другим козлам конченным называть эту статью «Волочкова стриптиз устроила», и, глядя на фотографии, в которых ничего нет кроме купальника и полотенца, можно теперь понимать, что такое стриптиз, когда женщина на пляже раздевается до купальника. Это маленький пример, но это всё в моей жизни вот так. Если говорить о сознании людей, то я потому стала интересна потому, что наверно интересна людям моя личность. Как рожала ребёнка, какие горели свечи там, как выходила замуж. Это всё то, за что именно меня терзают. Да, но с другой стороны, это большое счастье. Я буквально в огорчении звонила своему директору с возмущением, говорила, «как же это так! я же поехала отдыхать в Эмираты, не прошло и 3-х дней. Знаете, что он сказал: «что любой артист БТ готов был бы сейчас раздеться до гола, выйти на Красную Площадь, заплатить денег, чтобы хоть что-нибудь о них написали. Просто когда человек находит в себе силы, и мужество, и достоинство защитить самого себя, и бороться со структурой целой, со СМИ при службе БДТ, с деньгами, с властью. Вы попросите кого-нибудь, защитить себя, не только среди общественной, мировой, а просто выйти впереди, где-то, и сказать в лицо, что о них думают.

121
{"b":"99641","o":1}