ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

МУЗЫКАНТ МИХАИЛ ТУРЕЦКИЙ

— Я чувствую, что вы многое пережили в последнее время и горе и успех?

— Да, мне тяжело было эти три месяца работать потому, что у мамы был инсульт, и ей было просто тяжело преодолевать, бороться за жизнь. Консилиум сказал, что мало шансов. В конечном итоге возраст взял своё. Её не стало. Моя мама говорила всегда, что деревья умирают стоя, и боролась до самого конца.

(Я почувствовал, что на протяжении всего сеанса в моём пациенте присутствовала защита обратным чувством. То есть, мой пациент своим поведением не излучал того страдания, которое в действительности, по-видимому, было. Более того, он излучал противоположное чувство — чувство оптимизма.)

— Вы со своей матерью до сих пор в диалоге?

— Конечно… Ведь прошло всего двадцать дней.

— По-видимому она приходит в ваших сновидениях?

— Да… В последнее время достаточно часто она как бы возвращается в сновидениях, но не на долго так. Но не мучает. Отпускает. Говорит, что все хорошо, все нормально, все в порядке. За меня, мол, не беспокойся.

(Диалоги с умершими близкими очень часто продолжаются у моих пациентов. В народе существует заблуждение, что не совсем хорошо когда умерший беседует во сне, дескать, тем самым зовёт с собой. Говорят, чтобы лучше бы такие сны были безмолвны. Это заблуждение. Сновидение — это всегда форма снятия беспокойства и выход напряжения, который не состоялся наяву. Поэтому, данное сновидение оздоровительное. Исключение составляют лишь случаи, когда эти диалоги могут систематически преследовать пациента и занимают всё время сна.)

— Ещё, какие сновидения вас беспокоят?

— У меня жена погибла 15 лет назад. Она иногда мне сниться, бывает такое, меня спрашивает.

(Я почувствовал, что мой пациент испытывает сопротивление и не желает раскрывать глубоко эту психическую травму прошлого. И это вполне очевидно. Анализировать психическую защиту сублимацией, то есть вытеснением этой трагедии в подсознание я не стал в силу ограниченности времени.)

Мне иногда кажется, что я с ней и в контакт могу войти.

(Мой пациент продолжает внутренние диалоги с умершей супругой. Каки говорится «сердцу не прикажешь». По-видимому, эти диалоги также носят психосаморегулирующий характер, то есть облегчают страдания моего пациента.)

Ещё снится разная экзотика. Выступление на Марсе, где нет ни одного человека в зале.

(Это сновидение, вызванное профессиональными издержками моего пациента. Действительно переживания по поводу реализации билетов одно из ключевых в моём пациенте, который является продюсером)

Бредятина. Разная бредятина может сниться. Но бываю какие-то сны, когда тебе может присниться что-то ужасное. Говорят очень плохой сон, когда у тебя зубы выпадают.

— Это страх переживания за здоровье, вызванный тем, что вы очень много работаете, истощаетесь, переживаете?

— Наверно есть во мне такие переживания, потому что, действительно нагрузка. У нас вот на каждого артиста большая нагрузка, а на меня нагрузка удваивается, потому что вокруг, выступлений на сцене и репетиционного процесса, есть еще очень много работы. Вот, например, работа, связанная с медийными средствами, работа, связанная с анализом, с креативом, с организационной историей, которая зависит от меня, с продюсированием проекта. Я и артист, и продюсер одновременно, и это удваивает мою нагрузку. Но, бывают и приятные сновидения. Я могу, например, проснуться, понять, что мне интересен этот сон, и вернуться на сюжетную линию. То есть проснулся "о какой интересный сон, ну-ка я пойду, досмотрю". Может прийти к тебе во сне кто-то из прошлой жизни, кого уже нет на свете.

— Мама радовалась за ваш успех в последнее время?

— Конечно.

— Могли бы какой-нибудь репликой выразить, то, как мама говорила о вашем успехе. Ее словами.

— Для мамы появиться в Кремле, чтобы вокруг нее были люди, которые понимали, что она моя мама, и чтобы они ей какие-то слова говорили?… Мама как-то сдержано относилась к моему успеху. Почему? Потому, что родители прожили большую жизнь. Они знают что, у каждой такого рода формулы, как и у медали, есть всегда и оборотная сторона, которая их намного больше волновала.

— А как отец оценил ваш успех?

— Когда я своему отцу сказал: "Папа три битковых аншлага в Кремле, за 10 дней, все продано". Он не говорит: "Ой, как хорошо сынок", он говорит: "Мальчик у тебя наверно много врагов и завистником. Ты береги голову. Будь аккуратней!". Когда я стал первые деньги зарабатывать, то он мне говорил, заработал три рубля — два отдай. А я ему, почему два, а не один, а он — хочешь долго жить — отдай два. Родители радовались. Мама радовалась. 66 лет вместе, представляете. Сегодня я навещал отца. Я говорил ему, как жалко, что маму потеряли. Ты прожил такую большую жизнь, ты должен понимать, что только в сказках в один день уходят. Ты должен понимать, что живые должны жить.

— По-видимому, вы, потерю матери ещё до конца не осознали в силу того, что пока загружены ответственными выступлениями в кремле? А потом когда расслабитесь, всё это проявит себя…

— Нет, нет.

(Защита отрицанием. Хотя хочется пожелать, что это было именно так.)

Я скажу честно. Моя мама нас очень пожалела. Она нам с братом дала адаптироваться. Она три месяца болела — это не внезапная смерть. Я понимаю ее, она нам показывала, что должна умереть. Когда она сказала об этом — это был такой мощный удар для меня. Он был точно такой же, наверно, как и когда все закончилось. То есть в два этапа. Я все делал, я очень хотел ее надуть как шарик снова, но и врачи и помощники все старались, все что можно. Просто я понимаю, что сделали все. И все от нее зависело, от ресурса. Она прожила большую жизнь, вопреки и все в ее жизни вопреки. Она из Белорусского местечка и в сороковом году за десять месяцев до начала войны ее отец вывез оттуда. Они оба из Белоруссии. Отец с 1931 года в Москве. Мама — с 1940-го. То есть, он ее вывез вопреки, волей судьбы. Случайно приехал — случайно увез. А потом зашли немцы и всех уничтожили. И этот стресс в ней был всю жизнь. Понимаете, маму, папу, дядю, тетю, бабушку, дедушку.

(И всё-таки мой пациент должен быть готов к более болезненному осознанию того, что потерял свою мать, которое может произойти после аврала гастролей в Москве и других городах.)

— Согласно психоанализу конфликты детства, взаимодействие с родителями оказывают существенное влияние на формирование личности? Вы согласны?

— Да. Мне очень повезло с родителями и вот такие обиды детства и комплексы, которые были в те годы они потом сполна проявляют себя.

Сегодня я могу гордиться своим отцом, что у него абсолютно светлый ум. Он может выйти на сцену сказать слова. У него есть правительственная награда. Он участник прорыва Ленинградской блокады. Я считаю во многом моя воля, выдержка, жажда жизни, момент борьбы за лучшую жизнь связан с моими родителями. Ведь в советское время сориентировать меня правильно, дать материальную подпитку было сложно. Они меня поддерживали морально. А кривая меня вывела по четкому сюжету. Туда, где я сейчас и нахожусь. Просто расписание! Я просто не сопротивлялся, даже ничего не делал, но при этом я точно знал, что я буду музыкантом, что деньги вторичны. Многие соскочили с профессии и ушли зарабатывать деньги, а я как бы не думал про это, я просто предчувствовал, что столько денег, сколько мне надо у меня будет всегда. Потому что у меня есть темперамент, жажда жизни, воля, выносливость.

(Мой пациент владеет самопсихоанализом и частично осознаёт и выражает роль родителей в формировании своей психики. Для глубокого осознания родителей в жизни моего пациента потребовалось бы много времени. И, поэтому, я не стал углубляться в эти тонкости, в силу ограниченного времени.)

92
{"b":"99641","o":1}