ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По мнению Вильфрида Дайма, речь здесь идет о публикациях в журнале «Остара». Этот журнал издавался расовым фанатиком Георгом Ланцем фон Либенфельсом с 1905 г. и зачастую содержал изображение свастики.

Задачи этого журнала, тираж которого якобы достигал временами 100 тысяч экземпляров, были изложены в № 29 (осень 1908) со ссылками на основополагающие заявления, сделанные в № 3 (1906), 14 и 18 (1907): «"Остара" — это первый и единственный журнал, занимающийся изучением расовых вопросов и прав человека, который намерен претворить в реальную жизнь результаты расовой науки, чтобы путем планомерной расовой селекции и обеспечения прав человека защитить благородную героическую расу от уничтожения, которое несут с собой социалистические и феминистские подстрекатели». Комментарии излишни. Сказано достаточно красноречиво. В 1900 г. издатель «Остары» основал «Орден нового храма», в который могли вступать только светловолосые мужчины с голубыми глазами. Они брали на себя обязательство жениться лишь на светловолосых женщинах с голубыми глазами. Главным трудом Ланца фон Либенфельса, который был необычайно плодовит как публицист, стал появившийся впервые в 1905 и перепечатанный в журнале «Остара» в промежутке с 1928 по 1930 г. памфлет «Тео-зоология, или Наука о содомских обезьянах и божественном электроне. Введение в древнее и новейшее мировоззрение и оправдание аристократии и дворянства». «Содомскими обезьянами» Ланц называл темных представителей «неполноценных рас», которых он считал некачественной работой демонов в отличие от шедевров богов — светловолосых и голубых арийских героев. Под богами он понимал древние исконные формы человеческого рода, наделенные электрическими органами. Путем расовой «селекции» он хотел возродить богов, «дремлющих в гробах из человеческой плоти», и наделить новую человеческую расу, возникающую на основе арийской героической расы, божественными «электромагнитными и радиологическими» органами, благодаря чему она станет «всезнающей, всемогущей и мудрой» подобно древним богам.

Ланц, считавший себя учителем политиков, творящих историю, называл в числе своих учеников не только Гитлера, но и Ленина, который, по его словам, был наряду с лордом Китченером единственным, кто «понял его учение о войне… и сделал из него надлежащие выводы». Это абсурдное утверждение Ланца фон Либенфельса, монаха, вышедшего в 1899 г. из ордена цистерцианцев, присвоившего себе дворянский титул барона, докторское звание и подделавшего себе свидетельство о рождении, изменив в нем место рождения и став старше на два года, говорит само за себя. Этого авантюриста звали на самом деле Адольф Йозеф Ланц (1874–1954), он был сыном венского учителя Иоганна Ланца из Пенцинга. Мнение Дайма, что он был не только автором сочинений, которые вызывали такие трудности у юного Гитлера, но и «человеком, снабдившим Гитлера идеями», содержит в себе два недоказанных положения. Вполне возможно, что Гитлер ознакомился в Вене с памфлетами Ланца, хотя он нигде не упоминает ни о Ланце, ни о его публикациях в отличие, например, от «Протоколов сионских мудрецов», ставших для него, по словам Александра Штайна,[183] настоящей школой. «Теории» Ланца, которому запретили публиковаться после ввода вермахта в Австрию, не имели особого значения для становления Гитлера как антисемита.

Идеологические понятия, аргументы и формулы, которыми Гитлер после сентября 1919 г. начинает подкреплять свои взгляды по еврейскому вопросу, можно отыскать во множестве близких друг другу по содержанию книгах, брошюрах, журналах и листовках «известных» авторов, которые формировали общественное мнение на германоязычных территориях еще до первой мировой войны и особенно после ее окончания. В Линце Гитлер наряду с газетами «Флигенде блеттер» и «Алльдойчес тагблатт» читал пользовавшийся особой популярностью среди учеников реального училища календарь «Зюдмарк» (использовавшееся пангерманистами название Австрии. — Прим. перев.), который пропагандировал идеи Общества охраны границы «Зюд-марка» и формулировал основные принципы «сознательной германской» политики. Так, например, в 1904 г., когда Гитлер переехал из Линца в Штайр, в этом издании содержались требования «усиления германского самосознания», «осознания сущности нашего народного духа и предназначения, указанного провидением немецкому народу», «воспитания сильных народных натур» и «глубокого изучения истории как путеводной звезды для любых действий на благо великого объединенного немецкого народа». Лексика Гитлера частично позаимствована из формулировок календаря «Зюдмарк».

Решающее значение для становления Гитлера как антисемита имели публикации австрийских пангерманистов, находившихся под влиянием Георга фон Шенерера, который, как и отец Гитлера, был родом из окрестностей Шпиталя и которого Гитлер боготворил еще в Линце. Еще до февраля 1908 г., когда антисемитски настроенный адвокат из Майнца Генрих Клас был единодушно избран лидером Всегерманского союза, Ше-нерер придал австрийскому пангерманистскому объединению антисемитское направление. Но и пангерманистам Германского рейха, о котором Гитлер мечтал еще в школьные времена, эти идеи не были чужды. Эрнст Хассе, бывший до февраля 1908 г. лидером пангерманистов, уже в 1897 г. в своей книге «Всемирная политика Германии» констатировал, что «наше будущее построено на крови», и его очень удивляло, что «такой, казалось бы, простой факт в течение долгого времени оставался незамеченным». После того как Людвиг Шеман перевел на немецкий язык изданную в XIX веке книгу графа Гобино «Эссе о неравенстве человеческих рас», и после появления «Основ XIX века» Хьюстона Стюарта Чемберлена» во Всегерманском союзе сразу же объявились поборники расовой теории. Место господствовавшей до этого либеральной идеи равенства всех существ, имеющих человеческий облик, заняла теория «значения расового состава нации».

Приверженец Шенерера Гитлер и в Линце, и в Штайре, и в Вене пристально следил за развитием событий во Всегерманском союзе и истолковывал все это на свой лад. Когда в феврале 1919 г., за полгода до того, как Гитлер в Мюнхене написал свое «исследование» по еврейскому вопросу, Всегерманский союз на своем съезде в Бамберге проповедовал биологический антисемитизм, Гитлер знал его программу и аргументы уже более десяти лет. Сформулированное в пункте 5 программы пангерманистов от 1919 г. положение о «борьбе с разлагающим еврейским влиянием как расовой задаче, не имеющей ничего общего с вопросами веры», находит свое отражение и в «исследовании» Гитлера 1919 г.

Спустя пять лет после написания этого исследования Гитлер, говоря о евреях, использует в «Майн кампф» формулировки, понятия и образы, с которыми он еще не был знаком в 1919 г. Новыми, например, являются такие выражения, как «паразит», «международный паразит», «бацилла», «бациллоноситель», «вампир», «разлагающий грибок человечества», а также утверждение, что «Земля, как и миллионы лет тому назад, будет нестись в эфире без людей, если еврей одержит победу над народами этого мира». Хотя Гитлер уже в Линце познакомился с запасом понятий того круга духовного общения, откуда происходят эти образы, он до 1921 г. охотнее пользуется формулировками и программными концепциями пангерманистов. Опыт общения со «свободолюбивыми идеями», понимание которых доставляло ему трудности в Линце, Штайре и, пожалуй, даже в Вене, оставил на нем свой отпечаток на длительное время. После 1921 г. он устраняет это препятствие. Когда благодаря его усилиям партия насчитывает 28 % чиновников и служащих (частично с высшим образованием), 20 % торговцев и владельцев магазинов и 7 % других представителей умственного труда, он уже не может себе позволить «чего-то не понимать». Таким образом, в «Майн кампф» уже появляются в качестве родоначальников идей «ученик» Дарвина Эрнст Геккель и его последователь Вильгельм Бёльше, не названные, правда, по имени. В 1921 г. Гитлер познакомился со вторым изданием вышедшей впервые в 1899 г. книги Бёльше «От бациллы до обезьяночеловека», в котором автор дает картину «неприкрытой борьбы за выживание зоологической особи человека против низшей формы органической жизни»,[184] пророчит человеку XX века «последний и решительный бой» против «третьего рейха» бацилл и заявляет, что человек, лишь в XIX веке завоевавший «господство на земле», «по всей вероятности, останется победителем и в этом бою». Мысль о том, что бацилла угрожает человеку, который всего несколько десятилетий назад вовсе не знал своего «самого страшного врага», Гитлер своеобразно включил в свое «мировоззрение» и с тех пор больше не говорил о евреях как о людях. «Обнаружение еврейского вируса… стало одной из величайших революций, совершенных в мире, — пишет Гитлер. — Борьба, которую мы ведем, имеет ту же самую природу, что и борьба, которую в прошлом веке вели Пастер и Кох. Как много болезней вызываются еврейским вирусом… Мы вновь обретем здоровье лишь тогда, когда устраним евреев». В книге «Майн кампф», название которой, возможно, возникло вследствие изучения трудов Бёльше, говорится: «Еврей всегда был паразитом на теле других народов… Его способ распространения… типичен для всех паразитов. Он постоянно ищет новую питательную почву для своей расы… остается паразитом, который, подобно вредной бацилле, усиленно размножается, как только найдет подходящую питательную почву для этого. Последствия его жизнедеятельности также схожи с паразитами: там, где он появляется, рано или поздно погибает народ-хозяин». Следствием изучения Бёльше стали не только взгляды и формулировки Гитлера по еврейскому вопросу и ужасающие меры, которые предпринимались против евреев, которых в конце концов уничтожали, подобно вредным насекомым, средством для борьбы с вредителями «Циклон Б», но и личный страх Гитлера перед грязью, перед заразными болезнями и его прямо-таки болезненная мания постоянно мыть и без того чистые руки.[185]

вернуться

183

Поскольку Август Кубицек в беседе с Даймом не смог вспомнить о том, видел ли он когда-либо у Гитлера журнал «Остара», можно предположить, что тот познакомился с этими публикациями после того, как расстался с Кубицеком в конце лета 1908 г. В это время в журнале появились следующие статьи: «Облик расы. Очерк расовой физиогномики» (№ 28), «Общая расовая соматология» (№ 30) и «Особенная расовая соматология II» (№ 31).

вернуться

184

«Выражение «бацилла»… я употребляю как самый удобный эвфемизм, — поясняет Бёльше. — Оно лучше всего передает угрожающее содержание, которое я имею в виду».

вернуться

185

Ожесточенную полемику дилетанта в естественных науках Бёльше с признанными авторитетами и с «умниками из числа институтских профессоров» Гитлер до конца своей жизни считал совершенно уместной.

55
{"b":"99643","o":1}