ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Многочисленные женщины, в том числе и замужние, считались интимными подругами Гитлера. Правда, многие из них, особенно впоследствии, заявляли, что они испытывали к «Вольфу» (так часто называли Гитлера в этот период) чисто «материнские чувства». Елена Бехштейн, жена владельца фабрики пианино Карла Бехштейна, Виктория фон Дирксен, которую хорошо информированные национал-социалисты за глаза называли «мать революции», Гертруда фон Зайдлиц, богатая покровительница Гитлера, Эльза Брукман, жена известного мюнхенского издателя Гуго Брукмана, Эрна Ханфштенгль, сестра бывшего друга Гитлера Эрнста Ханфштенгля, которому вследствие неправильно понятой грубой шутки пришлось эмигрировать в Америку, Карола Хофман, вдова мюнхенского профессора, некая финка по фамилиии фон Зайдль, принцесса Стефания фон Гогенлоэ, бросившая своего мужа принца Франца фон Гогенлоэ-Вальденбурга-Шиллинга, Дженни Хауг, сестра шофера Гитлера, Сузи Липтауэр, землячка Гитлера, бывшая монашенка Пиа (настоящее имя Элеонора Бауэр), которая, будучи фанатичной поклонницей Гитлера, в ноябре 1923 г. даже приняла участие в марше к мюнхенскому «Залу полководцев», а позднее родила ребенка, который получил образование на средства НСДАП и некоторое время работал в редакции газеты НСДАП «Фелькишер беобахтер», Мария Райтер (-Кубиш),[222] неоднократно посещавшая в 1938 г. дом Гитлера в Леондинге и жившая после 1945 г. у сестры Гитлера Паулы, Марта Додд, дочь посла США в Берлине Уильяма Додда, леди Юнити Валькирия Митфорд, дочь лорда Ридесдейла и свояченица английского лидера фашистов сэра Освальда Мосли, Зигрид фон Лафферт,[223] прекрасная незнакомка,[224] Инга Лей, бывшая актриса и последняя жена Роберта Лея и Гели (Ангела) Раубаль, дочь Ангелы Гитлер, сводной сестры Адольфа, — вот лишь некоторые из них, если не считать красивых танцовщиц и актрис.

Трудно бесспорно установить, кто из этих женщин имел интимные контакты с Гитлером. Кроме того, сомнительно, чтобы у него были слишком близкие отношения с принцессой фон Гогенлоэ и Дженни Хауг. Не доказана также любовная связь с женой болгарского генерального консула Эдуарда Августа Шаррера в начале двадцатых годов и с женой Роберта Лея Ингой Лей, которая в 1943 г. выбросилась из окна, предварительно написав Гитлеру письмо, которое якобы сильно озадачило его. Велика доля вероятности, что он был причиной некоторых попыток самоубийства, но виновником одного самоубийства он определенно был. Неразделенную любовь к Гитлеру называли причиной попыток самоубийства Сузи Липтауэр, леди Митфорд, Марты Додц, «прекрасной незнакомки», Марии Райтер (-Кубиш) и Евы Браун. Гели Раубаль, которую он в 1928 г. перевез к себе в Мюнхен и которая стала его большой любовью, застрелилась 18 сентября 1931 г.,[225] будучи предположительно беременной от Гитлера.

Гитлер знал о своем влиянии на женщин и пользовался им. Своим гостям в «Вольфсшанце» он рассказывал 10 марта 1942 г.: «Из моих подруг, которые мне в матери годились, только госпожа Хоффман постоянно по-доброму заботилась обо мне. Даже в салоне у фрау Брукман был такой случай, что одну даму из мюнхенского общества перестали приглашать, потому что хозяйка дома заметила взгляд, который бросила на меня эта женщина, когда я поклонился ей при прощании. Она была очень красива, и я, должно быть, был ей интересен. Я знаю одну женщину, у которой голос становился хриплым, если она замечала, что я обменялся парой слов с другой женщиной». Не случайно женщины были самыми главными покровительницами Гитлера и его партии. Так, например, газета «Мюнхнер пост» от 3 апреля 1923 г. писала о «влюбленных в Гитлера женщинах», которые ссужали его деньгами или жертвовали на нужды партии, и не только наличными деньгами. Немало богатых покровительниц передавали Гитлеру ценные предметы искусства и украшения, которыми он мог свободно распоряжаться. Одна из них, Елена Бехштейн сказала после допроса в мюнхенской полиции 27 мая 1924 г., что не только ее муж «оказывал финансовую поддержку» фюреру НСДАП, но и она сама давала Гитлеру значительные ценности, «но не в денежной форме». И пояснила: «Ядала ему для продажи несколько произведений искусства, сказав, что он может делать с ними все, что захочет. Речь шла о предметах, имевших высокую стоимость». Гертруда фон Зайдлиц 13 декабря 1923 г. дала показания мюнхенской полиции, что не только поддерживала Гитлера собственными деньгами и привлекала для этих целей спонсоров внутри страны и за рубежом, но и убеждала их при необходимости покрыть предоставленные НСДАП средства своими акциями.

Ценности, полученные от «влюбленных женщин», он обычно использовал в качестве гарантий под предоставленные кредиты, с помощью которых ему удавалось поддерживать партию в трудных ситуациях. Это недвусмысленно подтверждается выдержкой из договора о предоставлении кредита, который уполномоченный НСДАП заключил по заданию Гитлера с фабрикантом кофе Рихардом Франком летом 1923 г. В нем говорится, что «в качестве гарантии кредита» в размере 60 тысяч швейцарских франков господин Адольф Гитлер передает господину Рихарду Франку право собственности на заложенные в банке Генриха Эккерта в Мюнхене ценности… платиновый кулон с изумрудом и бриллиантами на платиновой цепочке… платиновое кольцо с рубином и бриллиантами… платиновое кольцо с сапфиром и бриллиантами… серебряное кольцо с бриллиантом; золотое кольцо, 14 карат… венецианские кружева ручной работы длиной 6,5 м, шириной 11,5 см (XVII век)… красное шелковое покрывало для рояля испанской работы с золотой вышивкой».

В узком кругу в отсутствие женщин Гитлер частенько чрезвычайно презрительно отзывался о браке и о женщинах вообще. Так, например, 25–26 января 1942 г. он заявил: «Самое плохое в браке то, что он создает юридические права. Лучше уж содержать любовницу». Правда, он допускал это только «для выдающихся мужчин». «Мужчина, — говорит он, — должен иметь возможность навязать свою волю любой женщине. Женщины… ничего другого и не хотят». А 1 марта 1942 г. он заявил: «Если женщина начинает размышлять о вопросах бытия, это плохо… она начинает действовать на нервы». Спустя десять дней он сказал: «Мир мужчины значительно больше мира женщины… Мир женщины — это мужчина. Обо всем остальном она думает лишь время от времени… Женщина может любить глубже, чем мужчина. Об интеллекте у женщины и речи быть не может». У женщин «только одно жгучее желание, — рассуждает он в кругу военнослужащих 10 апреля 1942 г., — чтобы за ними ухаживали все симпатичные мужчины». А перед этим 1 марта он говорил: «Если женщина украшает себя, то она делает это в тайной надежде позлить другую. У женщин есть способность, которой мужчины лишены. Она может целовать подругу и одновременно колоть ее булавкой. Совершенно бесполезно пытаться исправить женщин в этом отношении. Оставим им эту маленькую слабость! Если этим можно осчастливить женщину — ну что ж, прекрасно! Лучше уж пускай женщины занимаются этим, чем метафизическими вещами».

Несмотря на пренебрежительные высказывания о женщинах, он пытается убедить каждую из них, что находит ее привлекательной и достойной восхищения. Каждой даме этот очаровательный австриец целует руки, даже своим замужним секретаршам. Он никогда не кричит на них, даже если они делают грубые ошибки. Никогда не проявляет своего недовольства по отношению к ним. Чаще всего он называет их «красавицы мои». Он всегда уважительно здоровается с ними, пропускает вперед себя. Никогда не садится первым в их присутствии, хотя порой позволяет себе это, принимая иностранных государственных деятелей. Так было, например, во время встречи с Чемберленом и Даладье в 1938 г. В присутствии женщин его гортанный голос становится мягким и завораживающим. Многие женщины, которые перед встречей с Гитлером ожидали увидеть грубияна с плохими манерами, расставались с ним совершенно восхищенными и покоренными. Если он замечал у женщины хоть малейшую ранку, он демонстрировал подчеркнутое сочувствие и заботу. Он иногда прощал дамам даже нарушение правил, которые неукоснительно соблюдали все в его окружении, в том числе Геббельс, Шпеер, Борман и другие влиятельные люди, например запрет на курение в его присутствии. При этом он еще иногда и шутил. Однажды Макс Шмелинг, Альберт Шпеер, Йозеф Геббельс и Ильза Браун сели играть в карты, когда Гитлер уже отправился спать. Некоторые из них курили. Когда он неожиданно вошел, все попрятали сигареты. Ильза Браун села на пепельницу, в которую положила свою незатушенную сигарету, и это не укрылось от Гитлера. Он остановился рядом с ней и начал обстоятельно объяснять ей правила карточной игры. Затем он ушел, не подав виду. На следующее утро Ева Браун осведомилась у своей сестры, «нет ли у нее на заду волдырей от ожогов». Женщинам он прощал высказывания, которые мужчинам могли стоить свободы или даже жизни. Если интеллектуалы из числа мужчин, особенно имевшие ученые степени, позволяли себе высказывать в его присутствии мнение, отличающееся от его, он чаще всего возражал резко и безапелляционно, так как терпеть не мог суждений, родившихся в ходе диалектического мыслительного процесса. По отношению же к женщинам он всегда проявлял терпимость, внимание и реагировал беззлобно, даже если они говорили неприятные для него вещи. Он лишь однажды резко поставил на место Генриетту Хоффман (фон Ширах), когда она посмела выступить в защиту евреев, а Ильзе Браун в ответ на подобное замечание сделал только ироническое внушение, что у каждого немца есть еврей, которого он любит, хотя на самом деле столько евреев и не наберется.

вернуться

222

Мария Райтер (-Кубиш), с которой Гитлер познакомился в 1926 г., была дочерью одного из основателей организации СДПГ в Берхтесгадене. В 1927 г. она, якобы из-за неразделенной любви к Гитлеру, пыталась повеситься. В 1930 г. вышла замуж за владельца отеля из Инсбрука, с которым переехала в Зеефельд. С 1931 по 1934 г. (а также в 1938) она неоднократно встречалась с Гитлером. В 1934 г. развелась с мужем, в 1935-м вышла замуж за гауптштурмфюрера СС Кубиша, погибшего в 1940 г. во Франции.

вернуться

223

Граф Чиано писал: «22.5.1939 г. я впервые услышал в кругу близких людей намек на нежные чувства фюрера к одной красивой девушке. Ей было двадцать лет, у нее были ясные глаза, правильное лицо и чудесное тело. Ее звали Зигрид фон Лаппус. Они часто виделись, в том числе и наедине». Чиано не запомнил точно имени. Он имел в виду Зигрид фон Лафферт (род. 28.12.1916 в Дамаретце, Мекленбург), дочь Оскара фон Лафферта.

вернуться

224

Генрих Хоффман рассказывал, что у Гитлера в 192! г. была одна история с девушкой, которая попыталась повеситься в номере гостиницы. Хоффман не назвал ее, потому что она позднее вышла замуж и оглашение ее имени могло привести к осложнениям в семье.

вернуться

225

Узнала ли Гели, изучавшая в Мюнхене медицину, что-то из истории семьи, что привело ее в ужас и отчаяние, установить невозможно. Ее брат Лео, который до 1955 г. находился в советских тюрьмах в Москве, об этом ничего не говорит. Он лишь сказал в личной беседе (март 1967), что его дядя Адольф Гитлер абсолютно невиновен в смерти его сестры.

68
{"b":"99643","o":1}