ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Теперь мне понятно, что вам нужно, — спокойно сказала она. — Без четверти десять я была в этой самой квартире.

— А доказать вы это можете, миссис Руссо? — спросил инспектор.

— Я ничего не могу доказать и не обязана доказывать, — скучным тоном отозвалась она. — Но, если вы хотите установить мое алиби, спросите швейцара: наверняка он видел, как я около половины десятого вошла в дом.

— Спросим, — согласился Квин. — Скажите, а зачем вы вообще вчера сюда пришли?

— Мы договорились с Монте, — безжизненным тоном объяснила Анджела. — Он позвонил днем мне домой, и мы решили, что я проведу у него ночь. Он сказал, что будет занят часов до десяти, и велел мне его дождаться. Ну, вот я и пришла… — Она помолчала и продолжала развязным тоном: — Я часто сюда прихожу, и мы проводим ночь вместе. В конце концов, мы же обручены.

— Ясно, ясно, — с некоторым смущением отозвался инспектор. — А когда он не пришел, как обещал?..

— Я решила, что его что-то задержало, и… прилегла на кровать отдохнуть.

— Прекрасно! А он вам не сказал, куда собирается и чем именно будет занят?

— Нет.

— Я вам буду очень обязан, миссис Руссо, если вы скажете, часто ли мистер Филд ходил в театр.

Женщина удивленно посмотрела на него. Она, казалось, уже оправилась от шока.

— Нет, редко. А какое это имеет значение?

— А вот это — вопрос вопросов, — с широкой улыбкой отозвался Квин. Он дал сигнал Хэгстрому, и тот вытащил из кармана блокнот. — Перечислите, пожалуйста, ближайших друзей мистера Филда, — опять обратился инспектор к женщине. — А также известных вам деловых знакомых.

Миссис Руссо кокетливо заложила руки за голову.

— По правде говоря, я никаких его друзей не знаю. Мы познакомились с ним на маскараде в Гринвич-Виллидж. И о нашей помолвке особенно не распространялись. Я вообще не встречалась с его друзьями. Да не так уж много у Монте было друзей, — доверительным тоном добавила она. — А о его деловых знакомых я и вовсе ничего не знаю.

— А каково было состояние его финансовых дел, миссис Руссо?

— Откуда женщине это знать! — отрезала она, возвращаясь к прежнему дерзкому тону. — Монте не жалел на меня денег. Тратил не считая… Ему ничего не стоило выкинуть полтысячи за вечер. Да, Монте был парень душа нараспашку. Как ему, бедняге, не повезло!

Она вытерла слезинку и торопливо шмыгнула носом.

— Но сколько у него было на счете? — упорствовал инспектор.

Миссис Руссо улыбнулась. Ей ничего не стоило перейти от слез к смеху.

— Я в его дела нос не совала. Лишь бы он со мной не скупился, а остальное меня не касалось. Да он все равно бы мне не сказал.

— А где вы были вчера до половины десятого, миссис Руссо? — безразличным тоном осведомился Эллери.

Услышав незнакомый голос, она удивленно повернула голову. Они обменялись изучающими взглядами, и глаза у нее немного потеплели.

— Я не знаю, кто вы такой, мистер, но, если хотите это узнать, спросите у парочек в Центральном парке. С половины восьмого я гуляла в парке — одна-одинешенька, — потом вернулась домой.

— Как это удачно, — проговорил Эллери.

Инспектор направился к двери, поманив за собой троих остальных мужчин.

— Можете одеваться, миссис Руссо. Больше у меня к вам вопросов нет.

Она с некоторым удивлением смотрела им вслед. Перед тем как закрыть за собой дверь, инспектор бросил ей отеческий взгляд.

В гостиной мужчины провели обстоятельный обыск. По указанию инспектора Хэгстром и Пигготт просмотрели содержимое ящиков стоявшего в углу письменного стола. Эллери с интересом перелистал книгу об определении характера по почерку. Инспектор беспокойно рыскал по комнате, потом заглянул в стенной шкаф. Шкаф был очень вместительный: на вешалке висело множество пальто, плащей и прочей верхней одежды. Инспектор обшарил все карманы и сложил кучкой найденные там предметы: носовые платки, ключи, старые письма и бумажники. На верхней полке были шляпы.

— Эллери, — буркнул он. — Шляпы!

Эллери пошел к нему, засовывая в карман книгу о почерках. Инспектор со значением показал ему на полку. Они принялись вместе разглядывать шляпы. Всего их было четыре: выцветшая соломенная шляпа, две фетровые шляпы и котелок. На всех были ярлыки фирмы «Братья Браун».

Отец и сын вертели шляпы в руках. Оба сразу заметили, что на трех шляпах — соломенной и двух фетровых — отсутствовала подкладка. Инспектор с особым вниманием осмотрел четвертую шляпу, отличного качества котелок, прощупав подкладку и отвернув кожаную ленту. Потом покачал головой:

— Честно говоря, Эллери, убей, не знаю, почему я надеюсь найти какие-то улики в этих шляпах. Вчера на Филде был цилиндр, и этот цилиндр никак не мог оказаться в этой квартире. Мы пришли к выводу, что, когда мы прибыли в театр, убийца был еще там. Риттер явился сюда в одиннадцать часов. Так что цилиндр принести сюда никто не мог. Да и с какой стати убийце сюда его нести, даже если бы у него была такая возможность? Он же понимал, что мы в первую очередь обыщем квартиру Филда. Нет, Эллери, у меня что-то не в порядке с головой. Из этих шляп никакой информации не выжмешь.

И он с разочарованным видом забросил котелок обратно на полку.

Эллери смотрел на него без улыбки.

— Ты прав, отец, от этих шляп никакого толку быть не может. Но все же у меня какое-то странное ощущение… Да, кстати! — Он снял пенсне. — Тебе вчера не пришло в голову, что у Филда, кроме шляпы, отсутствовал еще один обязательный аксессуар?

— Если бы на все вопросы было так же легко ответить! Конечно, пришло: при нем не было трости. Ну и что я должен был по этому поводу делать? Даже если у Филда была трость, любой человек, пришедший без трости, мог унести ее с собой. И как ее опознать? Так что я не стал даже задумываться над этим. А если она все еще в театре, Эллери, то никуда оттуда не денется.

Эллери усмехнулся:

— Могу выразить свое восхищение твоими талантами, отец, лишь следующей малопоэтической фразой: «Тут ты меня обскакал!» Мне эта мысль только что пришла в голову. Дело в том, что в шкафу вообще нет никакой трости. У такого человека, как Монте, если бы он завел себе для торжественных выходов какую-нибудь вычурную штуку вроде алебарды, имелись бы для других случаев и другие трости. Если только мы не найдем тростей в шкафу, который находится в спальне, что маловероятно, поскольку вся его верхняя одежда, по-видимому, находится здесь, из чего следует заключить, что вчера вечером у Филда не было с собой трости. Так что о ней можно забыть.

— Что ж, логично, Эллери, — рассеянно отозвался инспектор. — Я об этом не подумал. Ну, пойдем поглядим, как идут дела у ребят.

Они подошли к письменному столу, который обшаривали два детектива. На нем была выложена кучка разнообразных бумаг.

— Что-нибудь интересное нашли? — осведомился Квин-старший.

— Да нет, инспектор, ничего полезного, — ответил Пигготт. — Всякая ерунда: письма этой Руссо, до того пылкие — зачитаешься, счета, квитанции и все такое. По-моему, мы здесь ничего не найдем.

Квин перебрал лежавшие на столе бумаги и удрученно сказал:

— Да, не разживешься. Давайте искать дальше.

Детективы положили бумаги назад в ящики и начали обыскивать мебель: стучали по ножкам стульев, заглядывали под диванные подушки, закатали ковер. В общем, добросовестно делали свое дело. Ричард и Эллери молча наблюдали за ними. Тут открылась дверь, ведущая в спальню, и оттуда выплыла миссис Руссо в элегантном коричневом костюме и высокой шляпке без полей. Она остановилась в дверях, глядя перед собой широко открытыми невинными глазами. Детективы продолжали заниматься своим делом, не обращая на нее внимания.

— Что это они делают, инспектор? — томно осведомилась она. — Ищут дорогие побрякушки?

Но в ее глазах светился непритворный интерес.

— Быстро же вы оделись, миссис Руссо, — с восхищением сказал инспектор. — Даже не ожидал такой расторопности от женщины. Идете домой?

— Само собой, — ответила она, метнув на него быстрый взгляд.

23
{"b":"99649","o":1}