ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Проходя через опустевшую канцелярию, где остались лишь Хессе, Левин и Стоутс, инспектор поманил детектива.

— Иди домой, Хессе, — сказал он. — А то еще с ног свалишься.

Хессе широко ухмыльнулся и поспешно вышел.

Через минуту инспектор уже сидел у себя в кабинете в Главном полицейском управлении, который Эллери величал «королевскими покоями». Это была небольшая и очень уютная комната. Эллери развалился в кресле и принялся листать книги о почерках, которые он прихватил из квартиры и конторы Филда. Инспектор нажал кнопку, и в дверях появилась массивная фигура Томаса Вели.

— Доброе утро, Томас, — сказал инспектор. — Так какое удивительное открытие ты сделал в магазине братьев Браун?

— Не знаю, удивительное оно или нет, — невозмутимо сказал Вели, усаживаясь на один из стоящих вдоль стены стульев, — но сдается мне, что кое-что оно значит. Вы просили меня вчера разузнать про шляпу Филда. Так вот, у меня на столе находится ее точная копия. Хотите взглянуть?

— Не задавай дурацких вопросов, Томас. Быстрей тащи ее сюда.

Через несколько секунд Вели вернулся со шляпной коробкой. Он разорвал бечевку и достал из коробки шелковый цилиндр такого отменного качества, что Квин даже оторопело заморгал. Он взял цилиндр в руки и увидел внутри ярлык с размером: 7 1/8.

— Я разговаривал с продавцом, который служит в этом магазине много лет, — продолжал Вели. — Оказывается, Филд покупал в этом магазине всю свою одежду. И всегда пользовался услугами этого продавца. Естественно, старый хрен отлично знает его вкусы. Он мне рассказал, что Филд, во-первых, был очень привередлив в вопросах одежды. Он заказывал верхнее платье в специальной пошивочной мастерской магазина. Предпочитал модный покрой даже в нижнем белье и воротничках.

— А какие он предпочитал шляпы? — спросил Эллери, не поднимая глаз от книги.

— Это я приберег на потом, — продолжал Вели. — О шляпах продавец говорил особо. Например, когда я расспрашивал его о цилиндре, он сказал: «Мистер Филд был прямо-таки фанатиком в вопросе шляп. Представьте, за последние полгода он купил три цилиндра!» Я не поверил, заставил его проверить по кассовым книгам. И что ж! За последние полгода Филд действительно купил три шелковых цилиндра!

Эллери и его отец воззрились друг на друга. У каждого в глазах был один и тот же вопрос.

— Три… — начал инспектор.

— Удивительно, — проговорил Эллери, снимая пенсне.

— А где же, черт побери, остальные два? — озадаченно проговорил инспектор.

Эллери молчал.

— Ну и что еще ты узнал, Томас? — нетерпеливо спросил старый Квин.

— Да больше ничего особенного. Филд, оказывается, был жутким франтом. В прошлом году он купил пятнадцать костюмов и по крайней мере дюжину шляп, в том числе и цилиндров.

— Боже, опять шляпы, — простонал инспектор. — Полоумный он был, что ли? Да, кстати, а тростей Филд у братьев Браун не покупал?

Вели оторопело поглядел на Квина.

— Тут я, видно, оплошал, инспектор, — удрученно сказал он. — Мне и в голову не пришло об этом спросить. Да и вы вчера ничего про это не говорили.

— У всех у нас есть слабости, — проворчал инспектор. — Ну-ка, позвони тому продавцу, Томас. Я сам его спрошу.

Вели взял трубку одного из телефонных аппаратов, стоящих на столе инспектора, и спустя несколько секунд передал ее Квину.

— Говорит инспектор Квин, — сказал тот в трубку. — Я так понимаю, что вы много лет обслуживали Монте Филда. У меня к вам небольшой вопрос. Вы не можете сказать, покупал ли он когда-нибудь у вас в магазине трости?.. Что?.. Понятно… Да, и еще одно: он когда-нибудь заказывал костюмы особого покроя — с потайными карманами или чем-нибудь в этом роде?.. Не припоминаете? Ну хорошо… Что? А… Благодарю вас. — Инспектор положил трубку. — Наш покойный друг, — сердито сказал он, — ненавидел трости — почти с той же страстью, с какой обожал шляпы. Продавец сказал, что много раз предлагал ему отличные трости, но тот упорно отказывался их покупать. Терпеть их, дескать, не могу. И продавец подтвердил мое впечатление: никаких потайных карманов Филд не заказывал. Так что ничего нового мы не узнали.

— Это не так, — возразил Эллери. — Мы можем с уверенностью сказать, что убийца забрал вчера у Филда только шляпу. По-моему, это значительно упрощает нашу задачу.

— Видно, я совсем перестал соображать, — проворчал его отец. — По мне, мы топчемся на месте.

— Кстати, инспектор, — вмешался в разговор Вели, — Джимми сообщил, что все отпечатки пальцев на фляжке принадлежат Филду. Он сверил их с оттиском, который получил из морга.

— Что ж, — сказал инспектор, — возможно, фляжка не имеет никакого отношения к убийству. Однако подождем, что скажет Праути о ее содержимом.

— Да, инспектор, из театра, согласно вашему распоряжению, только что доставили пакет с мусором. Хотите посмотреть, что там?

— Обязательно. Заодно принеси мне список зрителей, у которых не было корешков билетов. Номера мест там помечены?

Вели кивнул и исчез. Когда он вернулся с большим пакетом из оберточной бумаги и отпечатанным на машинке списком, Квин сумрачно взирал на макушку увлеченного книгой Эллери.

Они осторожно высыпали содержимое пакета на стол. В основном там были скомканные театральные программки, обертки от конфет и довольно много корешков от билетов — те, что не сумели найти Флинт с помощниками. Еще были две женские перчатки разного фасона, маленькая коричневая пуговица, возможно от мужского пиджака, колпачок от авторучки, женский носовой платок и разные мелкие предметы, которые зрители обычно бросают в театре на пол.

— Не густо, — сказал инспектор. — Но по крайней мере, узнаем, сколько еще не хватает корешков.

Вели собрал корешки билетов в особую кучку и начал зачитывать номера рядов и мест инспектору, который отмечал их в списке. Это дело заняло не так уж много времени.

— Все, Томас? — спросил инспектор.

— Все, шеф.

— Согласно этому списку, мы недосчитываемся по крайней мере полсотни корешков. А где Флинт?

— Где-то здесь, инспектор.

Квин взял телефонную трубку и распорядился, чтобы к нему прислали Флинта. Тот появился через минуту-другую.

— Ну, что вы там вчера нашли? — сердито спросил Квин.

— Мы, можно сказать, вылизали этот театр. Нашли массу всякой дряни, в основном программки и все такое — их мы оставили для уборщиц. И еще нашли кучу корешков от билетов — в основном на прогулочных площадках.

Он вытащил из кармана перетянутую резинкой пачку картонных прямоугольников. Вели взял ее и принялся вслух зачитывать номера рядов и кресел. Когда он закончил, инспектор шарахнул отпечатанный на машинке список о стол перед собой.

— Что, напрасный труд? — спросил Эллери, поднимая глаза от книги.

— Взбеситься можно: все корешки нашлись, каждому имени в списке соответствует корешок… Что ж, мне остается одно.

Инспектор принялся рыться в пачке корешков, заглядывая в список, и наконец выудил тот, который принадлежал Фрэнсис Айвз-Поуп. Потом достал из кармана четыре корешка, которые подобрал прошлой ночью, и сверил корешок Фрэнсис с корешком от билета Филда. Оторванные края не совпадали.

— Одно утешает, — сказал он, засунув все пять корешков в карман жилета. — Мы не нашли и следа билетов на незанятые места рядом с Филдом и впереди него.

— И не найдете, — заметил Эллери, положив книгу на стол и глядя на отца с необычной для него серьезностью. — Тебе не приходило в голову, отец, что мы до сих пор не знаем, зачем Филд вчера вечером пришел в театр?

— Разумеется, приходило. Мы знаем от миссис Руссо и Майклса, что Филд был равнодушен к театру…

— Ну, человеку может прийти в голову и не такая фантазия, — возразил Эллери. — Мало ли какое стечение обстоятельств вдруг вынудит человека пойти в театр, хотя он обычно туда не ходит. Факт остается фактом: он пришел в Римский театр. А нам необходимо выяснить, зачем он туда пришел.

— Может, у него там была назначена деловая встреча, — сказал инспектор. — Помнишь, что сказала миссис Руссо, — что Филд обещал быть дома в десять часов вечера?

27
{"b":"99649","o":1}