ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет. Обычно я делаю то, чего от меня ждут. Бегство из дома – это мой первый вызов. И, возможно, последний. – Она вздохнула. – Все получилось не совсем так, как я планировала. – В ее голосе была печаль. Все ее планы пошли наперекосяк с того момента, как она вышла из поезда и обнаружила, что Мелани в Техасе.

Она могла бы сесть на поезд и поехать в Техас. Она могла явиться прямо на ранчо к дяде Ричарду. Мелани и Габриэль все еще должны быть там, они могли бы представить Ренату любому приличному фермеру в штате, если бы до этого дошло дело. Конечно, она с таким треском не провалится, как здесь, в Колорадо. Как она может провалиться? Там не будет Джейка, который расстроит ее планы, делая вид…

Рената хмуро поглядела на него. Вчерашний поцелуй казался таким настоящим… это была не игра, нет. Трудно было сказать, куда мог завести такой поцелуй. Но он это делал ради Лестера, и это почему-то разозлило ее. Это не должно было беспокоить ее больше, чем его другие фальшивые нежности.

Однако это ее тревожило.

* * *

Джейк бросил на нее мимолетный взгляд, Какая сила привела его в дом и заставила ее поцеловать? Откуда пришло это бесконтрольное желание? Он понимал: она считает, что этот поцелуй – всего лишь очередная часть его замысла разрушить ее репутацию, это объятие должно было обескуражить Лестера, и ничего более. Он должен был позволить ей думать таким образом и, в сущности, был благодарен, что она поверила в это.

Но он не мог отделаться от воспоминания об этом поцелуе. Это было все равно, как если тебя застигнет буря… молнии пронзали его тело, гром гремел в сердце, его окружал вихрь, совершенно сбивающий с пути: Он никогда раньше не испытывал ничего подобного, чувства, когда теряешь контроль над собой. За исключением Мел, все его прошлые отношения с женщинами были холодны и расчетливы, так же, как и вся его жизнь, напрочь лишенная эмоций.

Однако Рената Мария Паркхерст была воплощением чувства. Требовалось лишь взглянуть на ее лицо, чтобы понять, о чем она думает. Только что было ясно, что она очень зла на него, но в глазах ее был огонек, который ему не понравился… совсем не понравился. Она перестала просить его разрешить ей остаться с того момента, как они выехали из дома. С одной стороны, это принесло ему облегчение, а с другой – тревожило его.

– К чему вы готовитесь? – выпалил он.

– К чему готовлюсь? – Рената вопросительно приподняла бровь. – Почему вы думаете, что я к чему-то готовлюсь?

Джейк покачала головой.

– Вы едете домой. Она промолчала в ответ.

– Рената. – Он редко называл ее по первому имени, и почти всегда обращался к ней: Рената Мария Паркхерст, словно это было ее титулом. Она искоса поглядела на него, отмечая его промах.

– Вообще-то я предполагаю возвратиться в Филадельфию, – заявила она.

– Я не об этом спрашиваю, – настаивал Джейк.

– Ну, а вы что собираетесь делать, Джейк? Ехать вместе со мной на железнодорожную станцию? До вокзала еще полдня пути. Вы могли бы посадить меня на поезд… но кто поручится, что я не изменю маршрут по дороге? Или вы поедете со мной в Филадельфию? Привезете меня домой и вручите отцу, как какую-то преступницу? И, кстати, какое вам вообще дело до того, куда я еду? Вы не мой опекун. Я поеду, куда захочу и…

– Ну хорошо, – натянуто сказал Джейк. – Но вам надо ехать домой. Женщине небезопасно путешествовать одной, особенно на Западе, где один только вид хорошенькой девушки может свести с ума мужчин, которые здесь изголодались по женщине.

Рената наклонилась вперед и слегка усмехнулась.

– Это можно считать комплиментом? Вы думаете, что я хорошенькая, Джейк? – При этом голос ее готов был предательски дрогнуть.

Джейк возмущенно фыркнул.

– Черт побери, вы прекрасно знаете, что это так. – Он не верил в ее искренность. Конечно, она знала, что он находит ее хорошенькой. А разве другие нет?

Когда он рискнул еще раз бросить мимолетный взгляд на Ренату, она сохраняла совершенно серьезное выражение лица.

– Благодарю вас, – сказала она. – Мне кажется, это самый странный комплимент, который я когда-либо слышала в жизни.

Некоторое время они молча ехали, и Джейку еще больше захотелось поскорее привезти Ренату-Марию Паркхерст на вокзал и отправить из Серебряной Долины, хотя он не смог бы внятно объяснить почему.

Их прибытие в город вызвало переполох, хотя Рената, казалось, не замечала его. Но Джейк видел каждое любопытное движение.

Школьный учитель положил кусочек грошовой конфетки в ручку ученика, и мальчик побежал… в сторону церкви. Сильвия Коллинз чуть не бросилась бежать домой по тротуару. Два старика, которые вечно сидели перед большим магазином, перестав спорить, стали наблюдать за подъезжавшим экипажем с нескрываемым интересом. И так далее, весь город поддался неконтролируемому безумию.

Джейк засунул свое ружье под сиденье и спрыгнул на землю, потом вразвалку подошел к Ренате и помог ей спуститься с высокой подножки кареты.

– Вы не должны так прыгать, – мягко пожурила она его. – Вам надо быть осторожнее с вашей раной еще некоторое время.

– Да, доктор, – холодно ответил он.

– И вам не следовало поднимать меня, – добавила она. Джейк, взяв ее за талию, спустил на землю. Рената не касалась его, она схватила кружевной изящный зонтик от солнца, который сочетался с ее абрикосового цвета костюмом.

Он быстро отпустил ее, стараясь не задерживать руки дольше, чем было нужно. Потом повернулся к ней спиной и вошел в магазин.

Необычайно много покупателей собралось там. Толпа была и возле магазина Бойлей. Но он, казалось, не обращал внимания на горожан, которые с притворным интересом рассматривали консервированную еду, дешевые конфеты и вновь поступившие галантерейные мелочи.

Не глядя ни на кого, Джейк хмуро обратился к миссис Бойль:

– Билет на дилижанс.

– Не беспокойтесь, миссис Бойль, – сладким голосом сказала Рената из-за его спины. – Я передумала. Я возьму комнату в отеле.

Джейк посмотрел на нее сверху вниз, едва сдерживая гнев.

– Вы поедете на этом дилижансе, – тихо сказал он.

– Я решила подождать в гостинице до возвращения Мелани, – ответила она, решительно сжав рот. – Вас это беспокоит?

Он посмотрел мимо Ренаты на миссис Бойль:

– Дилижанс придет вовремя?

– На прошлой неделе он опоздал на час, но обычно он подъезжает сюда к двум часам. – Глаза миссис Бойль перебегали с Ренаты на Джейка.

– Я не поеду на нем, – сказала Рената так тихо, что ее могли расслышать только Джейк и миссис Бойль. В комнате было полно народу, но все неестественно молчали. – Если вы посадите меня в дилижанс, я буду отбиваться и кричать, и окажусь на улице, не проехав и десяти футов. – Она улыбалась.

Джейк повернулся к ней спиной и положил обе руки на конторку, отделявшую его от миссис Бойль.

– Билет на дилижанс и моток веревки.

Вдруг Джейк почувствовал болезненный удар зонтиком по спине.

– Ты, упрямец, – прошипела Рената, – ты все еще хочешь избавиться от меня. Я буду в городе, далеко от ранчо, и тебе не придется больше меня видеть. Тебе ведь это нужно, не так ли? Убрать меня подальше с глаз долой?

Джейк пожал плечами, спина его горела. Он знал, что люди, собравшиеся в магазине, ждут, что он будет делать. Они не раз видели, как он укладывал на обе лопатки мужчин… Джейк умел молниеносно и точно нанести удар тому, кто хотя бы намеком оскорбил его, так точно, что обидчик часто оказывался в грязи, лишенный способности двигаться и соображать. Эту репутацию Джейк тщательно культивировал:

Сейчас он понимал, что они гадают, а не ударит ли он девушку. Если он и в самом деле такой дикарь, каким кажется…

Он медленно повернулся и посмотрел на ударившую его по спине Ренату. Она глядела на него с вызовом, несмотря на то, что он устремил на нее свой самый суровый взгляд. В ее глазах не было ни капли раскаяния. Она понимала, что он не ударит ее.

– Вы будете на этом дилижансе, Рената Мария Паркхерст, даже если мне придется связать вас и зашвырнуть на крышу вместе с багажом.

15
{"b":"99665","o":1}