ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– М-да! Тут ты права! Дуйте-ка вы с Ар'раххом во-он в те кусты, прикроете в случае чего, а я тут пока с ними тет-на-тет потолкую. Драк и насекомое растворились в зарослях.

– Стоя-ать! – рявкнул первый воин, дергая на себя поводья и соскакивая на пыльную дорогу. У Сашки от удивления округлились глаза. Под седлом у кромосян были огромные голенастые птицы, чем-то похожие на крупных земных страусов. Заречнев задрал голову, рассматривая животное. Огромный крючковатый клюв на большой голове, венчавшей мощную шею, выглядел впечатляюще и угрожающе. Похоже, ездовыми эти птицы стали очень давно и исключительно по воле разумных существ, населяющих эту планету.

«Не дай Бог, такой «петушок– золотой гребешок» клюнет в голову», – подумал он, – «мозги мигом выскочат»! – он сделал шаг в сторону от опасного «страуса». Птица дернулась следом, угрожающе заклекотала.

«Охраняет, блин»! – мелькнула у землянина мысль. – «Не хуже овчарки, однако. Ладно, подождем пока, послушаем, что нам скажет этот усталый дядечка».

– У меня – приказ! – не стал «рассусоливать» «дядечка» – командир мобильной группы. – Доставить вас троих во дворец Верховного Служителя.

– Извини, брат, – стараясь говорить как можно сдержаннее, ответил бывший гладиатор, – но на этой планете я не подчиняюсь больше ничьим приказам. Думаю, ты и твои воины напрасно проделали столь длительный путь.

– У меня – приказ! – устало повторил воин. – Я обязан доставить вас обратно во Дворец. Хотите вы этого, или нет…. Не пойдете сами, доставим силой.

Услышав эту фразу, с птиц стали соскакивать остальные воины. Кое-кто даже поспешил вытащить оружие.

– Мне жаль, командир, что именно тебе выпала незавидная доля выполнять этот приказ. У меня нет к тебе никакой неприязни или ненависти. Давай договоримся так: ты и твоя команда нас искали, но – не нашли.

Воин помолчал, обдумывая предложение инопланетника. В его глазах появилось сомнение. Будь он один, с ним, возможно, удалось бы договориться. Но за спиной у него маячила дюжина сослуживцев, часть из которых была, очевидно, не прочь занять его место – место командира отряда. Глядя в глаза «начкара» Сашка понял, что выбора у того нет. И все-таки воина было жаль. Наверняка дома его ждали жена, дети….

Глава 2.

Уважительная причина.

– Я! С вами! Никуда не пойду! – отчеканил Заречнев. – И мои друзья – тоже не пойдут.

Воины ничего не возразили человеку. Не проронив ни слова, они молча окружили Заречнева. Сашка краем глаза успел заметить, как двое кромосян снимают с одного из седел крупную сеть.

«Значит, приказа убивать у них не было! – решил Александр. – Приказ был, очевидно, другой – привести живыми. Ну, что же…. Это слегка меняет диспозицию сил. Думаю, нам вас тоже убивать не обязательно».

Он повернулся спиной к «страусу», развел руки в стороны, показывая, что в них нет оружия. В поведении аборигенов ничего не изменилось.

Те двое, которые снимали сеть с птицы, уже развернули её и двинулись к землянину, на ходу распутывая снасть, при этом, даже мельком не глянув на неё, что говорило о немалом опыте пользования оною.

«Ловцы, мать вашу!» – стал злиться Заречнев. – «Ладно, сейчас увидим, кто из нас – таймень»!

Он двинулся в сторону, вытекая из полумесяца, образованного сетью. Воины схватились за рукояти мечей, предостерегающе заклекотал «лошадиный страус», откидывая назад голову со своим страшным клювом.

Из-за кустов тенькнуло. В воздухе что-то свистнуло. В булыжной голове «страуса», словно ниоткуда, возникла мощная стрела. Птица-великан даже не дернулась, она сразу и грузно повалилась наземь, увлекая за собой «начкара». Сашка бросился вперед, успел схватить того за руку, дернул на себя, не давая тяжелому телу «страуса» придавить воина.

Бойцы Кромоса отреагировали мгновенно. Выхватили мечи, выставили щиты в сторону, откуда прилетела стрела.

– Послушайте! – сказал Сашка, отпуская воина и сызнова разводя руки в стороны. – Мы не хотим никого убивать. У вас свои дела, у нас – свои. У нас, на Земле говорят, что худой мир лучше доброй ссоры. Давайте решим это дело миром. Как у вас принято разрешать споры, если стороны никак не могут договориться? – этот вопрос землянин адресовал уже воину, вытащенному им из-под его пернатого «коня». Тот оглянулся на подчиненных, пожал плечами.

– Вообще-то приказы у нас не обсуждаются. Они беспрекословно выполняются – и всё! Уважительной причиной для невыполнения приказа может быть только одна.

– Смерть! – в двенадцать глоток рявкнули кромосяне, ударяя мечами о щиты.

– Вот и отлично! – обрадовался бывший гладиатор. – Есть предложение!

– Какое? – заметно удивился командир отряда.

– Поединок. Пусть любой из твоих воинов сразиться с любым из моих. Если проиграет кто-то из моих лю…. бойцов, мы проследуем за вами. Но если проиграет ваш, то вы доложите вашему начальству, что не смогли нас догнать и мы улизнули за горы. «Начкар» потер пальцами небритый подбородок. Соблазн был велик. Но он не поддался ему.

– Послушай, чужак! – жестко возразил он. – Не знаю, где ты жил и как попал к нам, на планету. Может быть, там, – он поднял вверх палец, – этот вопрос ты смог бы решить с помощью поединка. Но здесь и сейчас этот «номер» тебе не прокатит.

Если ты и твои друзья не пойдете с ними добровольно, вас свяжут и привезут в столицу силой. Если начнете сопротивляться….. Ну, что же…. Придется Верховному Служителю предъявить ваши трупы. Потому что приказ у меня был – любой ценой не допустить вашего перехода на сторону Северной Империи. Так как? Сами пойдете, или мы повезем ваши трупы? Спорить было больше не о чем.

– Атакуем! – рявкнул землянин на дракском. Но Ар'рахх, для которого предназначался этот его хриплый полурык – полурёв, все отлично слышал и уже разобрался в ситуации сам.

В грудь ближайшего воина воткнулась стрела, через долю секунды «нашла своего героя» другая….

Сашка, как часто бывало в такой ситуации, моментально сконцентрировался, или как он сам говорил – переместился в «чупа-чупсовое» время – особое состояние организма, когда на короткое время до предела мобилизуются все ресурсы; время растягивается, становится густым, тягучим и плотным, как хорошо прожеванный чупа-чупс, или смородиновый бабушкин кисель, которым она любила потчевать внуков по выходным…. А его противники жили в обычном….

Заречнев выхватил тесак, полоснул им по незащищенному горлу «начкара», ушел за его спину, уворачиваясь от страшной Ар'рахховой стрелы, пущенной в противника за его спиной….

Кромосяне, не ожидавшие практически мгновенного перехода от почти мирного разговора к жуткой рубке, на несколько секунд растерялись. Но воинская выучка у них была все-таки на высоте. Пока трое или четверо из полудюжины оставшихся в живых воинов Южной Империи тщетно пытались сохранить себе жизнь, сражаясь и замертво падая в пыль после одно-двух ударов невероятно резкого пришельца, другие, сообразив, что теперь это уже они попали в засаду, дружно бросились врассыпную.

Заходили ходуном макушки высоченных кустов, плотной стеной обрамлявших дорогу на север. С обеих сторон послышались резкие звуки ударов, шум падения тел…. Потом все стихло.

На дорогу выбрался Ар'рахх. На бедре оранжевым кровоточила длинная царапина, обе клешни драка были в крови.

– Чё теперь делать будем-то? – довольно спокойно поинтересовался он, присев и вытирая о траву свой кинжал. – Один – точно ушел. Может, выследим его? А то опять будет погоня…. Да и Маши что-то не слышно. Жива хоть?

– Жива! – проскрежетала жучиха, выбираясь на трассу с противоположной стороны. В обеих руках она несла по голове кромосян, отделенных от туловища. Насекомое приблизилась, бросила головы воинов под ноги Заречневу и Ар'рахху.

– Вот! Принимайте трофеи! А чё вы так глаза выпучили? Хотите, чтобы ваши очи стали больше, чем мои?

6
{"b":"99680","o":1}