ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Не знаю! - Ташша почувствовала, что симбиот не лжет ей; он действительно не знает, что станет с миром Ташши после того, как все закончится. - Но я думаю, что бессмертные в состоянии разобраться в том, кто виноват, а кто - нет!

   - Вы - бессмертные? Ты ничего не говорил об этом!

   - Я - смертный! Бессмертные - это те, кого ты называешь нашими Правителями. Они внешне похожи на нас, но... Они совсем другие. И они хозяйничают в этой части Галактики!

   - Но с Правителем же они ничего поделать не смогли! Значит, он сильнее твоих бессмертных!

   - Нет, не сильнее!

   - Тогда почему они не помещали нашему Правителю?

   - Великий Император - не бессмертный! Он - такой, как я! А бессмертные.... Если моя миссия не увенчается успехом, они попросту уничтожат всю систему, в которой обитают такие, как вы.

   - Выходит, ты - наш спаситель?

   - Выходит - да! - Александр отчетливо расслышал ехидство в "голосе" Ташши, но оно его только подзадорило. - Элои послали меня сюда для того, чтобы я попытался все уладить мирным путем. Если у меня не получится - не станет ни Сата, ни Шаа, ни Правителя, ни тебя, ни меня.... Здесь вообще ничего не будет. Только пустота!

   - Интересную ты перспективку нарисовал! Если победишь ты, то уцелеет планета твоей девушки, а мы все останемся медленно умирать здесь - от холода и голода. Если ты проиграешь, мы все равно погибнем, но уже - мгновенно, от страшного оружия бессмертных. Или я поняла что-то не так?

   - Нет, все так!

   - Тогда зачем мне помогать тебе? Согласись, что быстрая смерть лучше, чем медленная и мучительная!

   Александр снова задумался. Насчет быстрой смерти он был согласен. Но вот что касается другого...

   - Есть и третий путь! - услышала его "голос" Ташша.

   - И какой же?

   - Перезапустить, разогреть ваше Солнце. То есть - Шаа! Чтобы оно светило ярче, больше давало тепла планете. Климат на Шаа начнет меняться, он станет теплее. Ледники отступят. Планета начнет возрождаться...

   - А такое возможно?

   - Я думаю - да! Мы это не умеем делать, но бессмертные - наверняка!

   - Ты уверен? Ты уверен, что сможешь убедить этих бессмертных разогреть наш Шаа?

   - Нет, не уверен! Но я думаю, это сможешь сделать ты!

   - Я? Но почему?

   - Ты спасешь от гибели целый мир, и не только свой! Я думаю, у тебя на переговорах с элоями будут сильные союзники!

   - Кто? Кто будут моими союзниками? Ты?

   - Нет, не я! Я - простой солдат, который выполняет приказы! Твой союзник - Великий Император, мир и детей которого ты спасешь!

   - А я смогу?

   - Сможешь! Вместе мы сможем все!

   Ташша долго ходила по пещере, обдумывая предложение симбиота. В глубине души она чувствовала, понимала, что этот Сашша, инопланетный ратник, застрявший в её душе, не обманывает её. Для самого себя он все верно решил - стоит рискнуть, чтобы попытаться спасти хотя бы девушку и её сынишку.

   Но нужно ли это ей?

   Ташша очень скептически отнеслась к словам о некоей гипотетической возможности её, обычной Ведуньи повлиять на участь целого мира; или как утверждает симбиот - даже нескольких планетных систем. Вся известная ей история Шаа убеждали её, что такое невозможно в принципе.

   Мир, который она знала с младенчества, всегда был устроен так, что все важные решения на Шаа принимали Правители - доминантные мужчины-змеи, живущие в самой большой и самой теплой долине планеты. Нигде и никогда женщина-змея, паче того - Ведунья, то есть по определению - отверженная, изгоняемая всеми и отовсюду, не способная повлиять даже на свою собственную судьбу, не принимала участие в обсуждении вопросов, касающихся всего государства.

   О том же, чтобы женщина-змея хоть как-то изменила ход истории, не могло быть и речи.

   Ташша была уверена: симбиот предлагает ей повлиять на судьбу змеиного мира только потому, что совершенно не знает здешних реалий.

   И все же после длительных и тягостных раздумий Ташша решила ответить согласием на предложение того, кто теперь находился в её душе.

   При всех многочисленных опасностях, которые могут встретиться (и встретятся!) Ташше на её пути к замку Правителя, участие в "шабаше" знахарей, Ведуний и прочих экстрасенсов - это был шанс.

   Шанс на то, что ей удастся продлить свое ничтожное и жалкое существование еще на пару лет, а если повезет - то и дольше.

   Грядущая зимовка наверняка станет последней в её жизни.

   Ташша это понимала, как никто другой.

   Разумеется, она даже самой себе не хотела признаваться в том, что ресурсы её организма - на исходе; мысленно хорохорилась, представляя, как очнется после зимнего оцепенения, как выйдет наружу, чтобы в очередной раз увидеть, как на границе льда и камня рождается бурный весенний поток.

   Возможно, так оно и было бы - в другой, более удачный год.

   Нынешнее лето стало самым голодным и холодным жизни женщины-змеи. У неё практически не было просителей, а значит - и еды; крохотный огородик, так некстати попав под весенние заморозки, начал давать ей первые овощи только к середине лета.

   До осени Ташша так и не смогла восстановить силы, утраченные за зиму и голодную весну.

   "Сашша прав в главном - нужно идти в долину и пытаться выжить там"! - наконец, твердо решила для себя Ташша. - "Кто знает, может быть там, внизу, нам вдвоем выжить будет легче, чем одному?

   А явит свою волю Сат, и девушку этого чужепланетного ратника тоже спасем"!

   Мысль о том, что она, женщина, так и не давшая жизни ни одному змеенышу, под конец своей жизни все-таки даст жизнь ребенку - пусть не своему, кровному, но все равно - маленькому и беззащитному - наполняло её сердце тихой радостью, а остаток жизни - смыслом и содержанием.

   У Ташши в жизни, наконец, появилась конкретная цель - спасти жизнь малышу и его маме.

   - Выступаем завтра утром! - впрочем, женщина-змея могла и не произносить этих слов вслух. О принятом ею решении Александр узнал за секунду до того, как она его "озвучила".

   - А почему не сегодня? - осторожно поинтересовался симбиот, помнивший, что до заката - еще несколько часов и при удачном стечении обстоятельств они, если выйдут немедленно, к закату смогут одолеть приличное расстояние.

   - Нужно как следует подготовиться! - после паузы, вызванной мыслями о предстоящем маршруте (и о том, как сделать его максимально безопасным) ответила Ташша. - Нужно собрать с огорода овощи, высушить одежду, починить обувь...

   ...Утро едва не заставило Ташшу полностью отказаться от планов о поиске зимовки в долине.

   Толстый слой свежевыпавшего снега покрывал все видимое пространство вокруг долинки женщины-змеи. Поток холодного воздуха благодаря бурану стал, по сути, видимым. Он длинными тягучими языками стекал вниз, до краев заполнил ледяной жутью Ташшину долинку, легко перевалил через невысокий рубеж, отделяющий её мирок от бездонной сумрачной пропасти, белым водопадом полился вниз, в провал.

   Женщина-змея, а вместе с ней - и её симбиот - загрустили.

   Ситуация из очень неприятной прямо на их глазах становилась катастрофической. Теперь, после того, как снег основательно, то есть почти до коленей засыпал единственную тропу вниз, добраться до "пояса тепла", то есть до невидимой границы, отделяющий "верхний", холодный мир от "нижнего", теплого можно с очень большим риском.

   Либо - не добраться вообще, если метель и мороз неожиданно усилятся.

   - Придется ждать тепла! - о новом своем решении Ташша сообщила с большой грустью и даже обреченностью. О причинах столь печального вывода женщина говорить не стала, а Сашка вопросов не задал, так как не вполне отчетливо представлял себе границы "морозостойкости" змеелюдей.

   "Однако выход должен быть"! - не стал унывать Заречнев. - "Пусть Дита и Боги заключили меня в это тело, но возможности думать, соображать, решать возникающие проблемы у меня никто не отнял!

13
{"b":"99681","o":1}