ЛитМир - Электронная Библиотека

   - И вообще, что за вопрос? - начала "закипать" Ведунья. - Аушшу тебе, почему-то жалко, а этого старого больного змея - нет?

   - Ну почему же... - "закочевряжился" симбиот. - Всех жалко. Но возчика жальче меньше....

   Шаосс с изумлением посмотрел за хохочущую Ведунью, но спросить о причинах её неожиданного веселья не посмел. Один Божественный Змей знает, что на уме у этих полоумных знахарок....

   Ташша вернулась в свою комнату, рассчиталась за постой, кольнула взглядом Аушшу. жестом приказав её захватить злополучный мешок - тот самый, на котором они "познакомились". Недоумевающая Аушша (она все еще пребывала в уверенности, что на холодную и скользкую спину Матша лезть придется ей) закинула на себя легкий баул, первой вышла из комнаты.

   Ведунья слишком поздно сообразила, что на голову тоже нужно было что-нибудь накинуть. В результате им с Аушшей к своей повозке пришлось бежать, перепрыгивая через лужи. Головы от холодной небесной воды они кое-как уберегли, но ноги - промочили.

   Пока ждали возчика, Ташша еще раз, более внимательно осмотрела "трофейную" кибитку. Больше всего Ведунью потрясло то, что повозка-однооска внутри была совершенно сухая!

   Складывающийся полог был скроен и сшит из больших кусков кожи Матшей столь искусно, что за все время, пока шел моросень, внутрь кибитки не проникла ни одна капля влаги!

   Ташша вспомнила взгляд, коим продавец-хитрован провожал и животное, и повозку, довольно усмехнулась....

   Наконец пришел возчик. Ведунья хотела было уже попенять ему за задержку, но когда увидела, что он держит в руках, передумала.

   Шаосс встретился взглядом с прижавшимися друг к другу Ташшей и Аушшей, понимающе усмехнулся. Он набросил на спину Матша большой кусок кожи, ловко забрался на него. А потом.... Он развернул и надел на себя просто гигантский плащ-капюшон, который целиком закрыл голову, тело возчика, а также - большую часть крупа ездового животного.

   В результате получилась непромокаемая "конструкция" из возчика, сидящего верхом на Матше, его плаща, который отсекал моросень, да и вообще - любой дождь - и от него самого и от "кормовых" двух третей животного, которым Шаосс управлял.

   Сашка мысленно воздал должное смекалке и опыту нанятого Ташшей "водителя Матша", заметно приободрился....

   ...Животное оказалось необычайно выносливым. Час за часом Матш, словно живой танк, пер и пер по топкой дороге однооску; и не было в нем ни одного признака усталости.

   Первым сдался... возчик.

   - Все! Шабаш! Баста! (слова, разумеется, были иными, но смысл - примерно таким) - сказал он, бросая повод. Животное, почуяв, что им никто больше не управляет, сошло с дороги, устремилось к лугу, заросшему густой травой...

   "Водитель Матша" спешился.

   - Все! - устало сказал Шаосс. - До утра он отсюда точно никуда не уйдет!

   - Откуда такая уверенность? - пискнула Аушша из-за спины Ташши.

   - Да уж поверь, дочка, опыт кое-какой имеется!

   Однако "дочка", вопреки Сашкиным (да и Ташшиным, пожалуй - тоже!) ожиданиям с кулаками на змеемужичка не кинулась. Вместо этого она выскользнула из повозки, метнулась в сторону темного леска....

   - Я - быстро! - крикнула она на бегу. - Заодно и сухих дров пошукаю!

   Шаосс хмыкнул, проводил её взглядом, тяжело вздохнул.

   - Что же ты, мать, девчонку-то до такого состояния довела?! - с укоризной сказал он. - Посмотри - у неё же одна кожа, да кости! Самой-то не стыдно? Или забыла первое правило - сам помирай, а ребенка накорми?

   - Ничего я не забыла! - вяло огрызнулась Ташша. - Да и не мать я ей.

   - Ну и что?! - Шаосс удивился еще сильнее. - Выходит, если ребенок - чужой, значит, его можно до смерти голодом заморить? Так, что ли? Смотри, старуха, все мы под Оком Божественного Змея ходим! А Оно видит все! Абсолютно все! И уж поверь - воздастся каждому по делам его!

   - Я наняла девочку два дня назад! - слегка извиняющимся тоном ответила Ташша. - Она еще не успела набрать вес!

   - А-а! Ну, это - другое дело! - нехотя признал свою оплошность возчик. - Но - смотри! Если через восемь дней девчонка будет такая же худая, я всем расскажу, какая ты хозяйка! И не посмотрю на то, что ты - Ведунья!

   - Вы, что, все сговорились, что ли? - слегка вспылила Ташша. - То один меня учит, как нужно обраться с этой попрошайкой, то - другой!

   - А что ты хотела? - подал голос симбиот. - У нас это называется - мужская солидарность!

   Ташша вздохнула, выбралась из повозки, двинулась в сторону темного леска, укрывшего Аушшу - вечер и ночь впереди - длинные, дров понадобиться много....

   Задушевных разговоров у костра не получилось.

   Валежника, пригодного для обогрева, удалось добыть немного - судя по многочисленным и свежим отметинам, эта рощица давно и исправно служила источником топлива для змеелюдей-транзитеров.

   Костерок получился небольшим, дымным....

   И хотя запас еды был велик, холодная пища отказывалась лезть в горло.

   Уснули все трое в повозке, укрывшись огромным и плотным плащ-капюшоном Шаосса.

   Ночью Ташше почудило какое-то движение со стороны возчика (Аушша спала посредине), Ведунья насторожилась (только "дорожного романа" между возчиком и нищенкой ей не хватало для полного "счастья"). Она приоткрыла глаза, присмотрелась... Однако её опасения оказались напрасными. Шаосс, не просыпаясь, просто обнял нищенку.

   - Доченька! - едва различила его сонный шепот Ведунья.

   ...К исходу третьего дня дорога ощутимо пошла вверх. Воздух стал заметно холоднее, а утренние туманы - гуще.

   Впрочем, на скорости движения это не сказалось никак. Относительно небольшой Матш продолжал поражать даже возчика своей невероятной выносливостью и неутомимостью, он не уставал, казалось, никогда.

   - Поделись секретом, хозяйка! - послышался его голос со спины Матша. - Как ты такого зверюгу вырастила? Кто его родители? Как ухаживала? Чем кормила?

   - Это не я! - отозвалась Ташша. - Я его купила!

   - Во как! - изумился Шаосс. - А я думал, таких животин не продают, их выращивают только для себя!

   - Да так, собственно, и было! - согласилась с ним Ведунья.

   - Тогда - как? А как он оказался у тебя?

   - Ну, вот так.... Получилось.... - Не стала вдаваться в подробности Ташша.

   Возчик ситуацию "просек" верно, и вопросов больше не задавал.

   Паче того - вопреки заведенному им же обычаю прекращать всяческое движение за три-четыре часа до захода Сата, в этот раз он позволил Матшу двигаться до самого заката. При чем он его гнал, и гнал хорошо. Ташша даже пару раз расслышала звуки хлопка бича, хотя до этого дня Шаосс ни разу не снимал со своего пояса тугое кольцо длинной ездовой плети.

   Многоопытная Ведунья, на всякий случай не стала интересоваться, чем именно была вызвана столь резкая перемена в привычном графике их движения, мудро рассудив, что возчик объяснит все сам, при первом же удобном для этого случае.

   Это случай наступил вечером, у костра, под сводами большой "транзитной" пещеры, на много метров заполненной спрессованными остатками костров.

   - Завтра - самый тяжелый день! - пояснил он. - Чтобы в это время года за один дневной переход преодолеть перевал и спуститься вниз, то границы теплого воздуха, движение нужно начинать до восхода Сата. Эта пещера - она как последний рубеж перед перевалом. Если бы мы не успели дойти до неё до заката, нам пришлось бы терять здесь один день! Никому еще не удавалось пройти перевал за один день, если он начинал свой путь до этой отметки! Никому!

   - А что стало с теми, кто не рассчитал свои силы? - спросила Аушша, придвинувшись к Шаоссу.

   - Завтра сама увидишь! - мрачно пообещал возчик. - Одно скажу - останавливаться мы не станем ни при каких обстоятельствах! И вот еще что.... Обувь свою проверьте! Там кое-где есть участки, где приходится спешиваться и помогать Матшам тянуть их груз. Повозка у нас небольшая, да и животина - исключительная! Но все равно, на всякий случай - проверьте!

30
{"b":"99681","o":1}