ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Молчать всем! – закричал другой. – Сейчас мы вам устроим, педики недоделанные! Ишь, твари, устроились! – В его голосе звучала реальная угроза.

Один из преступников навел дуло автомата на посетителей, а второй глумился над артистами, избивая их и угрожая оружием. Голые мужчины на сцене представляли собой жалкое зрелище. Настя смотрела в ту сторону, что называется, открыв рот.

– Эт-то что, элемент шоу? – прошептала она. – Я же здесь новенькая, я говорила…

– Не похоже… – ответил ей Петр, спокойно вытирая рот бумажной салфеткой и откладывая столовые приборы в сторону.

– Можно я посижу здесь? – спросила Настя, придвигая к себе пустую тарелку и старательно делая вид, будто она посетительница ресторана.

– Посиди, посиди, – разрешил ей Петр.

– А то вдруг будут бить не только танцоров, но и официанток? – предположила Настя доверительным шепотом.

– Не бойся, никого бить не будут, – так же спокойно ответил ей Петр.

– Молчать всем! – заорал тот, который следил за посетителями. – Эй, мужик, не надо, не нервируй меня! Всем руки на стол, чтобы я видел! Одно неосторожное движение или попытка вызвать помощь по телефону, и я размозжу вам головы!

– Если что – стреляй, – поддержал его напарник, который продолжал издеваться над перепуганными танцорами.

– Давай, делай, что хотел, и уходим! Гаси педиков! – «миролюбиво» произнес наблюдающий за посетителями.

– Как же я вас ненавижу! – откликнулся на призыв товарища другой бандит. – Сейчас я одной очередью избавлю мир от такой нечисти, как вы, подонки! Может, тогда в Москве прекратятся всякие оргии и безобразия да разговоры о гей-парадах. Вы же трусливые и попрячетесь по своим норам, как крысы!

Настя отвлеклась от действия, разворачивающегося у нее перед глазами, и с ужасом посмотрела на Петра.

– Они ведь не шутят! – Кажется, только сейчас до нее дошло, что происходящее – страшная реальность.

– Думаю, что нет… Но ведут они себя странно… Скорее всего, парни – наркоманы и сейчас расстреляют бедолаг-артистов, – тихо проговорил Петр с помрачневшим лицом. – Ну-ка, залезай под стол.

– Что? – Настя подумала, что ослышалась.

– Немедленно полезай под стол! – Голос Петра был четкий и несколько взволнованный, а глаза потемнели, и из них исчезли веселые искры.

Настя обычно любила задать пару наводящих вопросов, прежде чем сделать то, что ее просили. Но здесь почему-то сразу же подчинилась – медленно и очень аккуратно сползла под стол.

«Зачем я его послушалась? Что это даст? Ведь сказали же, чтобы мы не шевелились. Сидели мы тихо и сидели… внимание не привлекали…», – подумала Настя и высунула голову из-под стола с той стороны, где находился Петр, с немым вопросом в глазах. Но тот уже не смотрел на нее, она увидела только его мужественный подбородок и услышала его зычный голос, почему-то вдруг похожий на голос совершенно пьяного человека:

– Эй, любезный! Да, ты, в лыжной шапочке, с игрушечным пулеметом, я к тебе обращаюсь! Я пришел сюда поесть, а вы распугали всех официантов, поэтому придется именно тебе сбегать на кухню за моим заказом! Вперед, малыш!

Возникла неловкая, устрашающая пауза, за время которой Настя успела подумать, что парень серьезно проголодался – вон сколько съел, а так и не наелся.

Бандит, к которому в столь развязной форме посмел обратиться Петр, соображал очень долго и, по всей видимости, мучительно. Но зато потом он разразился такими ругательствами, которых Настя и не слышала за всю свою жизнь. Он буквально кинулся на Петра.

– Ах ты, пижон! Ты что себе позволяешь? Сейчас я тебе покажу! Сейчас я тебе такую еду принесу, что наешься на долгие годы вперед!

Бандит, грузно ступая, приблизился к столику и замахнулся прикладом. Настя видела, как блестели ненавистью его глаза в прорезях маски. Петр резко нагнулся, и приклад со свистом пролетел в угрожающей близости от его щеки. Затем он рывком отобрал автомат у преступника и вмазал негодяю в лицо. Парень не издав звука, рухнул на пол тяжелым мешком, а Петр даже не встал со своего места. Маска почти съехала с лица бандита, и раздался необычный стук. Если бы напавший был женщиной, то можно бы было подумать, что у нее порвалось ожерелье и бусины, словно горох, посыпались на пол. Но так как тот был не женщиной, а мужчиной и удар он получил конкретно в лицо, то посыпавшееся оказалось… зубами. Настя прикрыла рот обеими руками, чтобы не закричать от ужаса. Под головой бандита в темной маске на полу растекалось пятно темной крови.

«Надо же было такому случиться в первый день моей работы! Какой ужас!» – думала она, понимая, что Петр поступил правильно, разозлив преступника и вынудив его подойти к нему настолько близко, чтобы суметь его вырубить и отобрать оружие. А теперь клиент Насти наверняка собирался из отобранного автомата подстрелить второго бандита. Но вместо режущих слух выстрелов Настя услышала пустой щелчок, затем еще один. И надо было быть совсем недалеким человеком, чтобы не понять: оружие, которое Петр отобрал у поверженного преступника, не заряжено. А по звериному рыку его напарника и свистящим звукам все же раздавшейся очереди становилось ясно, что у напавших на ресторан только один автомат был заряжен, и он находился у босса. Настя старалась не думать о пулях, летевших над головой. Пара из них вошла в мягкое кресло, с треском продырявив упругую кожу и вырвав изнутри клочки синтетического наполнителя.

Петр тоже нырнул под стол, воскликнув:

– Черт!

– Кто бы сомневался, – согласилась Настя.

Бандит, избивавший танцоров, оказался хитрее своего попавшегося товарища. Он выхватил за волосы из-за столика молоденькую девушку и поволок ее за собой, направляясь в сторону убежища Насти и Петра.

– Ты, герой, ну-ка встал! Не дергаться, иначе я прикончу девку, и ее смерть будет на твоей совести! Смотри, какой смелый! Герой-одиночка?! Человек-паук? Мать твою! Кореша моего завалил, так я тебя изувечу сейчас! Пижон! Может, ты тоже гей? И я зря бью идиотов на сцене? Ведь пока есть спрос, будет и предложение. Надо сначала уничтожить вас – наблюдающих за оргией, а «бабы» разбегутся сами собой!

Настя посмотрела на приближающиеся ноги бандита и очень пожалела, что это все ей не снится. Происходящее угнетало. Петр давно вылез из-под стола и стоял навытяжку, понимая, что деваться ему некуда.

– Давай, разберись со мной, раз ты такой крутой мужик! Оставь девушку в покое! – произнес Петр.

– Ага, сейчас, нашел дурака! Сначала я вышибу из тебя мозги! – огрызнулся бандит.

И Настя, обладающая идеальным слухом, услышала очень неприятный звук – приблизившийся бандит взвел спусковой крючок или какую-то другую ерунду в своем «сеятеле смерти».

«Ну все, – облегченно подумала она, – сейчас все и закончится… И мне ничего не остается, как только прятаться под столом, пока в метре от меня будут убивать человека…»

Но вопреки собственным мыслям Настя вдруг высунулась вперед и, быстро ухватившись за щиколотки приблизившегося мужчины, рванула его ноги на себя что было сил. От острой боли в спине она чуть не закричала и на какое-то время потеряла сознание. Последнее, что успела увидеть, было то, что ей явно удалось сдвинуть преступника с места. Выстрелы и крики все-таки раздались. Настя уткнулась лицом в пол, а сверху, с разбитого потолка, на нее сыпалось стекло и штукатурка, словно дождь со снегом.

Так как большая часть тела Насти находилась под столом, то еще она успела подумать: «Я в домике», накрывая голову руками и теряя сознание то ли от боли, то ли от страха и своего нелепо смелого поступка.

Глава 5

– Очнулась? – спросили Настю сразу несколько голосов, отозвавшихся у нее в голове колокольным звоном и пушечными выстрелами.

Она дрогнула ресницами, показывая, что очнулась. Но открывать глаза совершенно не хотелось. Действительность возвращалась к ней обрывками и кусками, словно мозаика, и каждая часть только наводила ужас.

«Мертвая я или живая? Жив ли мой первый клиент? Не приснилось ли мне все? А что вообще было-то? И почему у меня так жутко болит тело? Может, я все-таки в аду и жарюсь на сковородке, приправленная специями? Такое жуткое приключение произошло со мной первый раз…»

9
{"b":"99684","o":1}