ЛитМир - Электронная Библиотека

Обычная практика: в будний день никаких излишеств, зато в выходной – отрыв по полной программе. Для вечеринки было сразу несколько поводов: два удачных заказа, конец недели, конец месяца. Фирма платит. Фирме надо, чтобы сотрудники отдыхали вместе, работали вместе и вместе приносили прибыль. Гуляйте, друзья. Забудьте о строгих костюмах и деловых лицах. Раз в неделю побудьте животными. Расслабьтесь. Алкоголь, легкие наркотики, секс и музыка – вы заслужили это неделей упорного труда. Отдыхайте, фирма платит. Пользуйтесь всеми услугами.

Для Дашки подобные сейшны не были чем-то необычным. Разве что сейчас она впервые была клиенткой, а не услугой.

Одно и то же. Нет разницы – гуляют менеджеры «Волхолланда» или маленькой дизайнерской фирмы. Первые, правда, платят побольше, но и запросы куда более «изысканные».

Весь вечер к ней лип мужик из соседнего отдела. Выпьет и лезет. Покурит – и лезет. Пытается облапать, настойчиво просит выпить с ним или хотя бы потанцевать. Мерзотный такой, даже кольцо обручальное не удосужился с пальца снять.

Глаза уже горят похотливо, но более радикальные меры применять пока не рискует. Выжидает. Как паук в паутине.

Она уже давно бы ушла, но начальница еще перед самой вечеринкой предупредила – кто уйдет раньше, пусть на бонусы не рассчитывает. А бонусы Дашке очень нужны.

И когда она увидела светловолосого корейца, стоящего у входа, сначала обрадовалась. Вот он, тот шанс убежать отсюда. Сослаться на дела сложно, но если это дела с сотрудником самой могущественной организации в России, вряд ли кто-то будет спорить или возмущаться.

Но сразу же поняла – он приехал сюда не просто так. Значит, что-то случилось со Стасом. Или, может быть…

Выскочив из-за стола, подбежала к нему. Увидев девушку, Ти-Бон улыбнулся.

– Что-то со Стасом? – тут же спросила она.

Он отрицательно покачал головой.

– А что случилось?

– Ничего. Просто хотел тебя увидеть.

Она недоверчиво прищурилась.

– Зачем?

– Даша, ты веришь в любовь с первого взгляда? – спросил он. – Я нет.

– Я тоже, – прямо ответила она. – А что?

– Я мог бы забрать тебя отсюда. Если есть желание.

Она чуть было не выкрикнула: «Есть!» – но сдержалась. Негоже вот так вот сразу, надо же и цену себе знать. Повернулась, посмотрела на мужика из соседнего отдела, который пялился на них исподлобья, потом снова перевела взгляд на Ти-Бона.

– Наверное, есть, – сказала. – Смотря куда ты меня заберешь.

– Как сказал один поэт, весь мир в нашем распоряжении. Идем?

– Мне надо предупредить своих, что я…

– Это кто это у нас такой красивый? – Пьяно покачиваясь, возле них остановилась начальница с двумя бокалами в руках. – А? Даша, это твой кавалер? Я хочу выпить с ним на брудершафт.

И протянула Ти-Бону бокал.

Он не пошевельнулся. Дашка тоже стояла молча, растерянно – ей было немного неловко.

– Ну же! Выпей со мной!

– Я не пью, – ровно ответил Ти-Бон.

Начальница повернулась к Дашке:

– В нашем коллективе трезвенники не нужны.

Скажи ему, чтобы убирался, раз такой гордый.

– Мы сейчас уедем, – мягко пообещал Ти-Бон.

– Мы? Даша, если ты посмеешь уехать с этим китайцем…

Он протянул руку вроде как взять бокал – двумя пальцами, большим и указательным, мягко взял ее за горло, второй рукой развернул перед ней вкладку бумажника, где блестела ярким неоном эмблема «Волхолланда». Спецотдел. Личная подпись Барта Савицкого, второго, а возможно и первого, человека в России.

И рядом небольшой значок, сообщающий о том, что все имплантанты, установленные на Ти-Боне, имеют лицензию.

– Я кореец, крошка. Понимаешь, о чем я?

Пятидесятилетняя «крошка» загипнотизированно кивнула.

– Иди, танцуй, детка. Развлекайся.

Пальцы разжались. С каменным лицом она повернулась и пошла в сторону гуляющей толпы. На полпути обернулась, заискивающе улыбнулась и продолжила путь.

– Пошли? – спросил Ти-Бон.

Они вышли. Прямо перед входом, под знаком, запрещавшим парковку, стоял спортивный эксклюзив.

– Твой? – спросила она, любуясь обтекаемым красавцем, стОящим едва ли не дороже ресторана, из которого они вышли.

– На сегодня он твой.

Пискнул брелок, двери поползли вверх. Дашка подошла ближе, заглянула внутрь.

Салон благоухал дорогим парфюмом и натуральной кожей.

Зажглись проекции приборов – у нее аж дух перехватило от восхищения.

– Даша! Ты куда?!

Он даже помнил, как ее зовут, а она про него знала только, что он работает в соседнем отделе.

Повернулась.

Он посмотрел на нее, потом на Ти-Бона, потом перевел взгляд на машину. Номера, на которых вместо цифр и букв красовалась эмблема «Волхолланда».

Точно так же, как несколько минут назад начальница, заискивающе улыбнулся, неуклюже махнул рукой.

– Удачи. До понедельника.

И скрылся в дверях ресторана.

– Садись, принцесса.

И Дашка, наверное, впервые за всю свою жизнь действительно почувствовала себя принцессой.

* * *

В Маленький Китай Тяпа ехать не хотел. Там и в будний день (точнее, ночь) не протолкнуться, а сегодня, в ночь с субботы на воскресенье, вообще жопа полная. Не то что машину негде поставить, самому бы не потеряться среди толпы, блуждающей по улицам города веселья.

«Мертвый дракон», или, как его еще называли, «Труп», – место проведения боев класса «Башня Смерти». Между животными, разумеется. На десяти различных рингах модификанты бойцовых крыс и петухов разрывали друг друга в клочья под восторженные вопли толпы. А в трех террариумах и одном аквариуме собирали кровавую жатву пауки, змеи и хищные рыбы. Апогей зрелищ – бой двух накачанных стимуляторами быков. Побежденного через некоторое время можно заказать в ресторане заведения.

«Мертвый дракон» открылся года три назад. Тогда здесь устраивались бои между насекомыми, изредка – между рыбами. За три года бизнес существенно расширился, в Маленьком Китае у «Мертвого дракона» практически не было конкурентов.

На богомолов и сверчков Илюха еще приходил. Пялился на демонстрационный холоэкран, где огромные трехмерные проекции богомолов и пауков повторяли все движения своих версий-original.

Насекомые – это смешно. А когда крови стало больше, а раны глубже, интерес к боям начал пропадать.

Сейчас он пришел сюда не за этим. Но Тяпа уже договорился с администратором насчет вип-столика и послал одного из своих телохранителей купить у разных букмекеров несколько электронных карт. Пришлось садиться, взять пару карт «за компанию» и просмотреть линию.

Девять бойцовых крыс. Девять дьявольских сознаний, в геноме которых заложен один инстинкт – убивать себе подобных. Девять номеров.

Силы равны. Шанс есть у каждой. Лабиринт «Башни Смерти», в котором происходит схватка, напичкан не только сотнями миниатюрных камер. Стимуляторы разбросаны по всем углам, одноразовые ловушки-капканы ожидают свои первые жертвы.

Участник Шесть попадет в ловушку.

Участник Два покинет турнир первым.

Участник Два покинет турнир вторым.

Участник Семь станет победителем турнира.

Участник Два станет победителем турнира.

Илюха сделал ставки, даже не глядя на коэффициенты выигрыша. Все время осматриваясь.

Звук гонга и последовавший за ним рев толпы означали, что турнир начался. Вспыхнули на экране первые проекции, буквально через минуту началась первая схватка.

Пальцы вытащили из кармана походный бульб.

Щелкнула встроенная зажигалка.

– Привет.

Джина и Бакс, телохранители Тяпы напряглись, но, убедившись, что подошедший не представляет опасности, успокоились. А Тяпа, тот вообще не обратил на парня никакого внимания, уставившись в экран.

Стаса и не узнать. Это не встроенный перевоплот, это классический рукотворный грим, но выполненный на все сто процентов.

Мужчина лет сорока, ростом чуть выше Стаса, с мясистым лицом и красным, как у пьяницы, носом. Редкая бородка, аккуратно подстриженные усики, залысины, виднеющиеся из-под шляпы. Рубашка расстегнута, и видна массивная золотая цепь на волосатой груди и татуировка на шее. Узнать в этом завсегдатае боев Стаса было весьма непросто.

39
{"b":"99692","o":1}