ЛитМир - Электронная Библиотека

Тиски ослабли, но не настолько, чтобы федерал освободил голову.

– Священники говорят, что в ад. Но тем, кто торгует путевками на небеса, я не верю, – признался Ти-Бон. – Один из них сказал, что каждую ночь видит откровения Бога. Он предложил мне покаяться в грехах за три тысячи долларов. После того как я сломал ему два ребра, он готов был принять исповедь бесплатно. Сломанная рука подтвердила мое подозрение – он не видел никаких откровений, кроме глюков, вызванных мескалином.

– Я только…

– Ты употребляешь мескалин? – Ти-Бон повернулся и впервые за время их разговора посмотрел ему в глаза.

– Нет.

Давление кулака увеличилось.

– Не спеши с ответом. У тебя есть выбор. Ты. Употребляешь. Мескалин?

– Да, – прохрипел федерал, понимая всю бесплодность попыток убрать руку импа. – Да, употребляю.

– И только что глотнул пару таблеток, да? И тебе что-то привиделось, да? Какой-то брат… может, еще что-то. Это мескалин?

Пальцы немного надавили, глаза задернула пока еще серая пелена. Дышать и говорить стало проблемно.

– Да! Д-хр-а…

– Эко тебя шандарахнуло, Ванько! – Ти-Бон убрал кулак, и федерал поспешно отскочил от машины. – Ступай с богом, служивый, и не возвертайся боле.

Стекло медленно поползло вверх, зеркальное отражение скрыло водителя.

Заурчал мотор, машина мягко тронулась, выбирая более-менее чистый участок дороги. Приготовилась стартануть, но стекло вновь опустилось, и Ти-Бон бросил на прощание:

– У одного африканского племени есть табу – они не могут произносить за сутки более определенного количества звуков. Провинившемуся сыплют в рот раскаленные угли, пока тот не умирает.

В рамках борьбы с болтунами нам бы это пригодилось.

И машина, брызгая грязью, рванулась с места.

* * *

…Мотоцикл с ревом выскочил из-за поворота. Сидящий на нем развел руки с автоматами в стороны и открыл огонь по двум машинам Сетевой полиции.

Картинка замерла в тот момент, когда первые пули вылетели из стволов. Несколько крохотных свинцовых торпед повисли в воздухе. Казалось, толкни – и они упадут на землю.

За минуту до этого Ринат с рюкзаком выскочит из подъезда. В рюкзаке – рыжий кот и винт с исходниками программы.

Через минуту тяжело ранят Ворма.

За несколько часов до этого Ринат и его друзья взломают сервер «Волхолланда», чтобы скачать исходники.

Через несколько дней Ворма за убийство приговорят к пожизненному заключению в Райсе.

Все это было в прошлом. Но сейчас вернулось.

В виде короткой сцены интерактивного кино.

– Помнишь, как ты попросил Алису перевести ту историю в интерактив? Сначала ты, потом мы все… – Ворм вопросительно взглянул на Рината.

– Помню, – неохотно кивнул тот.

– Каждый хотя бы раз хотел изменить что-то и посмотреть концовку. При этом никто не говорил друг другу, что именно хотел бы поменять.

– Я помню, Ворм. Только какое это имеет отношение к тому, что нас поимели?

– Как-то она сказала мне, что сделает интерактив, но с одним условием: вот здесь меня не будет.

Исчез мотоцикл и сидящий на нем человек с автоматами. Исчезли пули, никто из сетевиков больше не поворачивался в сторону мотоцикла, все целились из своих пистолетов в молодого парня с рюкзаком за спиной.

– Ты хочешь показать мне концовку, которую сделала для тебя Алиса? – спросил Ринат.

– Она не сделала, – ответил Ворм и пояснил: – Я отказался.

– Почему?

Ворм пожал плечами:

– Не знаю. Прошлого все равно не изменить. Какая разница, что было.

Снова вернулся мотоциклист, снова автоматные пули, рвущиеся к цели, повисли в воздухе.

– Там, в Райсе, Салах-ад-Дин сказал мне, что на самом деле не важно, сколько раз убил. Переступаешь черту, а потом уже всё.

– Наверно, он прав, – глухо произнес Ринат. – Тогда они положили бы меня. Сейчас или чуть позже…

– Или бы не положили. Я никогда не узнаю об этом, потому что не хочу этого знать. Я сделал то, что сделал. Нельзя быть все время правильным.

Ринат долго молчал, глядя на пули, потом все же нарушил паузу:

– Джамба хочет получить свою долю, и его не волнует, что Стас всех кинул. Деньги были переведены, он ждал свою долю, а Стас обналичил сумму и ушел.

– Не обналичил. Легализовал и куда-то слил. Ему помогли, сам бы он не смог провернуть.

– Кореец! – воскликнул Ринат.

– Это его брат. Ну, или ИскИн, считающий Стаса своим братом.

– Офигенно. Ты можешь разрулить с Джамбой?

– Как? Я с ним не общался несколько лет.

– Ну, по старой дружбе. Он хочет с меня шестьсот тысяч евро получить. Откуда у меня столько денег?

– Алисе говорил?

– Конечно, а толку? Она твердит, что не вмешивается в мою жизнь. Ворм, ты знаешь, кто такой Архивариус?

Ворм провел рукой по клавиатуре, и картинка реалвидео исчезла.

Зал для интерактивного кино был отделан не акустическими панелями, а обычной штукатуркой.

Времени на ремонт, как всегда, не хватало. В принципе не так уж и страшно.

Оборудование не самого последнего поколения, но тоже сгодится.

– ТуФед общался с ним несколько раз, – сказал Ворм. – Даже хотел прогу написать, чтобы переводить его чушь в нормальную речь. Но у него странный лексикон, каким-то образом привязанный к лунному календарю. В разное время суток его слова можно трактовать по-разному.

– И что?

– Ничего. Он выдает предсказания, которые можно понять только после того, как они сбудутся. Причем выдает их только тем, кому считает нужным.

Видимо, на лице у Рината было написано желание высказаться, потому что Ворм спросил:

– Ты знаешь про него что-то еще?

– Помнишь GameNet? Я играл там пророком и сочинял всякую ерунду. Четверостишия, которые ничего не значили, они были нужны для выполнения квестов. Архивариус повторяет эти четверостишия. Те, которые я когда-то сочинял. Как это объяснить?

Ворм засмеялся.

– Боюсь тебя разочаровать, но цитирует он не только тебя. Думаю, что это ИскИн, который должен был собирать и обрабатывать информацию. Он так и делал, пока не попробовал деструктивный софт. А теперь его ищут все кому не лень.

– За этим может стоять Алиса?

– Ну, уж во всяком случае, она знает гораздо больше, чем мы.

– Но никогда в этом не признается. Ворм, что мне делать с Джамбой?

– Застрелись.

– Я серьезно.

– Хорошо, я поговорю с ним. – Ворм поднялся с кресла, потянулся. – Слушай, я еще не отдуплился после того, как меня приняли, и спать зверски хочу.

– Федералы закрыли твое дело?

– Его даже не открывали.

– Значит, Алиса все-таки… – торжествующе начал Ринат, но Ворм махнул рукой.

– Алиса ни при чем. Джет меня вытащил, – подумал немного и добавил: – По старой памяти. У меня такое ощущение, что его роль в этой истории гораздо больше, чем кажется на самом деле. Но это все домыслы, ничем не подтвержденные. В холодильнике какая-то еда и пиво, спать будешь в зале. Спокойной ночи.

И вышел, оставив Рината наедине со своими размышлениями.

* * *

Примерно в тридцати километрах от двенадцатиэтажки, где проживал Ворм и гостил Ринат, в полумраке чилл-аута небольшого полулегального казино беседовали двое. Один – в капюшоне, из-под которого выглядывала только борода, второй – в мимикрическом плаще и с активированным перевоплотом, вообще был не заметен. Под потолком проплывали клубы дыма – то ли вентиляция не работала, то ли хозяин заведения считал это своеобразной концептуальной фишкой. Местным посетителям это было по фигу.

На сцене змеями извивались женщины-тату.

Тинейджер, с надетым на голову терновым венцом, читал какой-то остросоциальный рэп, щедро сдабривая его цитатами из Библии. Светящиеся неоновыми отливами официанты проскальзывали между ниш, обитых подушками, изредка заглядывая под пологи и предлагая утолить голод и жажду.

– Они хотят всего лишь пообщаться с тобой, – произнес перевоплот, вращая пальцами четки с бусинками в виде молекул ДНК. – Как угодно, даже через Сеть, даже в режиме офлайна. Им нужна информация. Много информации. Они готовы хорошо платить.

60
{"b":"99692","o":1}