ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Арис непослушными пальцами накинул капюшон, шагнул на дорогу, одним движением подхватил посох – и тут же шагнул обратно в спасительную темноту пещеры. «Надо бы просканировать окрестности, – решил он. – Узнать, заметили его или нет, что собираются предпринять, если заметили… Но сначала исцеление».

Арис сотворил вязь заклинания. Раны перестали кровоточить, затянулись некрасивыми шрамами с бугристыми синеватыми краями. Затем края выровнялись и опустились, вскоре шрамы превратились в беленькие ниточки и стали незаметны. Еще минута – и он мог любоваться новыми, ни разу не стрижеными ногтями. «Вот и все. Синяки – это мелочь, пройдут. Теперь еще немного переждать жар от магии».

Все что он сделал, мог совершить любой человек. Но обычно процесс заживления сильно замедлен, Арис же его ускорил. Можно сделать еще быстрее. Так что зрение постороннего не сможет уловить этот процесс. Секунду назад сочилась кровь – и тут же появились целые пальцы. Те, кто видел, говорят со значением: «Гипноз» или «Морок». На самом деле – магия. Он не исцелился с максимальной скоростью, потому что тогда жар бы усилился и дольше продлился. Ему нужно экономить силу, чтобы «посмотреть» вокруг.

Сканирование успокоило. Никто не заметил, как он выходил на дорогу. Через каких-то двадцать минут солнце сядет, поэтому стражи спешили в замок.

«Что ж, тем лучше. Они думают, что сегодня замок не нуждается в охране, поэтому я могу попасть туда, не тратя лишних сил. Может, заработает лишние очки…», – в этом мире считалось невиданной смелостью – окончить путь, когда горизонт уже наливается зловещей синевой.

16 июня (35 Дождливого), около восьми вечера

От удара камнем перед глазами Влада поплыло. Высоко над ним, в лучах закатного солнца, мелькнули пологие холмы, на которых словно мелкие волоски торчали деревья. Потом на него стремительно бросилась скала. Притормозить не успел – стукнулся лбом так, что искры посыпались. Раньше он считал это преувеличением. Мир погрузился во тьму. Очнулся он от боли в виске. Во рту солоно, но челюсть свело судорогой, и сплюнуть невозможно.

Влад застонал и с усилием поднес ладонь ко лицу (она почему-то казалась слишком тяжелой, прямо-таки неподъемной), потер гудящий лоб. Пальцы испачкались в теплом и липком. Вторая рука так и болталась вверху. Ей там было очень комфортно.

Снизу донеслось кряхтение с подвыванием. Влад расслабил испачканную руку. Она устремилась вверх, присоединившись к сестре. Да и всего его тянуло вверх, так и упорхнул бы аки бабочка. Вот только ноги что-то держит. Держит так, что больно.

– У-у-у, – донеслось снизу. И далее хриплое, с надрывом. – Тораст, Тооррраст!

Владислав сделал усилие и поглядел туда. Пришлось шею вывернуть, потому что скала мешала.

Побелевшие пальцы судорожно сжимали штанины. Ладони обхватили голени Влада. Сергей? Тут до Влада дошло, где он находится. Упорхнуть аки бабочка? Вот и будет тебе бабочка. Точно как в той песне: «Он взлетел, как взлетала она, но не вверх, а вниз».

– Х-х-х-х, – прохрипел Серый и крикнул из последних сил. – То-о-раст! – лицо перекошено, зажмурился так, что чуть не плакал. Он сидел в окружении обломков деревянного забора. Ноги упирались в камень, но уже шли юзом.

В ушах Влада пошел звон. Бездонная пропасть, в которой он болтался вниз головой, стала гигантским колоколом и завибрировала, будто ударили в набат.

– А-а-а! – взвыл он. – Кто-нибудь! – и уже тише, себе под нос. – Где вас черти носят?

– То-о-раст, – еле слышно просипел Серый. Вечерние облака сдвинулись, словно кто-то оттуда наблюдал за ними.

Тут же его выдернули вверх, как репку из грядки. Острые камни проехались по лицу, расчерчивая щеки кровавыми полосками. В довершение его хлопнули о каменные ступени. Сквозь мутную пелену разглядел, что рядом лежит Сергей. Лицо пацана покраснело от натуги, грудь ходила ходуном. Вылетающие изо рта хрипы нарушали гармонию горной тишины. И еще неприятно резал ухо свист летящих камней, и резкие щелчки, когда они ударялись о стены и ступени.

Мелькнуло встревоженное лицо Ута. Затем его подхватили, ткнули лицом во что-то мягкое. Пахнуло вольфьей шубой. Миг – и перед глазами появился потолок из обструганного дерева, потемневший от времени и местами закопченный. И снова тьма.

Когда все вошли в башню, двери прикрыли. Серый кое-как поднялся на дрожащих ногах и, перебравшись к деревянной стене, сел возле нее. Все тело ныло и вопило. Казалось, каждая связочка, молчавшая с его рождения, заявила о себе во весь голос. Сильнее всего ныло колено и плечо. Обе эти части тела получили удар камнем и остро вибрировали, словно кто-то вгонял туда сверла. Он вспомнил, как камни свистели над ним, а он держал мента. Держал. Раньше никогда бы не подумал, что способен на такое… Что это на него нашло? Сначала-то жутко испугался, что один останется в незнакомом мире. А дальше ладони, будто конвульсивно сжались, так что пальцы захочешь разжать – не сможешь. Парень огляделся. Они находились в круглой каменной башне. Напротив деревянных врат узкий темный провал – дверь на верхние этажи. Слева и справа от входной двери подмигивали синим небом полукруглые окна около полутора метров высотой и сантиметров семьдесят шириной. Никакой мебели, никаких вещей Сергей не увидел, лишь пустую круглую комнату. «А нам-то тут чуть ли не рай обещали: и кров, и еду нормальную, и постель, и ванну…» – парень почувствовал, как где-то в глубине его души потихоньку закипает. «Может, обещанные блага находятся выше? – размышлял он. – Но почему тогда никто не спешит наверх? И башня-то называется Башня СТРАЖЕЙ. Где, собственно говоря, стражи? Кругом только свои».

Асуэл покопался в напоясной сумке, достал что-то похожее на влажные бинты и направился к нему.

– Хуту, – остановил его Тораст.

Эльф без слов отдал часть бинтов урукхаю и пошел к лежащему на полу без сознания Владу.

Тораст подошел к Серому, сел перед ним на японский манер на колени и жестами показал, чтобы тот снимал футболку, а когда парень подчинился, начиная с плеча, смазал ему один за другим каждый кровоподтек и ссадину. Раны от прикосновения бинтов покрывал липкий холодок, и они тут же переставали болеть.

– Спасибо, – от всего сердца поблагодарил урукхая Сергей. Тораст похлопал его по плечу. Затем ударил себя в грудь.

– Тораст Улпа, – потом уставил палец на него и снова на себя. – Тораст Улпа, – и снова показал на Сергея.

– Серый, – догадался парень, чего от него хотят, и тут же поправился. – Сергей.

– У, Сэрый Сэргей, – закивал урукхай.

– Нет-нет, – замотал он головой. – Сергей. Сергей и все. Сергей, – для верности повторил он трижды. Урукхай кивнул.

– Сэргей… Чакша, – закончил он с видом заговорщика и опять кивнул. Затем вытащил из-за спины огромный тесак. Серый застыл. Урукхай же, положив тесак на колени, вынул из-за пояса небольшой мешочек, и вытряхнул на ладонь камушек кровавого цвета. Чиркнул им по лезвию, а затем быстро провел тесаком плашмя по щеке Серого.

– Ёх монах, – дернулся Серый. – Ты что делаешь?

– Есна, есна, – Тораст похлопал по плечу. Помог встать, повторил. – Сэргей Чакша. Серый потрогал щеку в месте, где прошелся орочий тесак.

– Что это было? – спросил себя.

Тораст обернулся и что-то зарычал. Мимо проходил Ут с огромным мотком влажных бинтов.

– О! – прокомментировал хоббит походя. – Тораст просит передать, что ты обрел имя. И статус.

– Что?

– Статус верного путника. Это тебя ни к чему не обязывает, но любой урукхай из племени Тораста будет тебя уважать. Зовут тебя теперь Сергей Чакша. По урукхайски – Верный. А его – Улпа, что значит, Смельчак.

Хоббит ушел к Асуэлу, где отдал ему бинты. Эльф принялся наматывать их на голову Влада. Тот уже напоминал индуса, а ему все мотали и мотали.

– Есна. Шетона вдун, – отвлек Сергея Тораст и провел пальцами по синей татуировке на лбу, на зеленоватой коже она смотрелась очень красиво. Затем продемонстрировал такой же рисунок на плече доспеха. – Урукхай.

27
{"b":"99698","o":1}