ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

18 июня (2 Синего), около десяти утра, Замок Горных эльфов

Иситио провожал гостей, стоя на балконе, прикрытом магическими чарами.

– Ты доволен, Арис? – не оборачиваясь, обратился он к закутанной в плащ фигуре.

Тот привычным движением накинул капюшон глубже, чтобы никто не разглядел даже тщательно выбритого подбородка.

– Странный вопрос, – услышал правитель тихий голос. – Я ожидал найти не дружественную поддержку, но реальную помощь. Видимо, мне придется поискать ее в другом месте. Я отправлюсь сразу после них, – минарс собрался вернуться в комнату, но Иситио остановил его.

– Я хочу, чтобы мы правильно друг друга поняли, – сообщил он внушительно. – Если Орман причинит вред хотя бы одному из моих людей, я тут же встану под ваши знамена. Но пока…

– Я все понимаю, Правитель, – вежливо согласился Арис. Они заметили птицу, спустившуюся к Асуэлу.

– Думаешь, птица прилетала, чтобы попрощаться? – на этот раз Правитель взглянул на Эора, на красивом лице которого застыла смесь презрения и вражды.

– Что бы то ни было, – заметил Арис, – вряд ли вы будете предпринимать действия против эльфийки, – и добавил иронично. – Она же не напала ни на одного из ваших людей.

– Ты прав, – скривил губы Иситио. – Я не воюю с женщинами. И она не обычная эльфийка, но возможная невеста.

– В таком случае мне придется покинуть ваш гостеприимный замок немедленно, – закончил Арис. – Разрешите попрощаться, правитель.

– Уйдешь так же незаметно?

– Если позволите.

– Так будет лучше для всех. Минарс попрощался и вышел. Иситио обратился к военачальнику:

– А знаешь, кто из пленников меня заинтриговал? – и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Хоббит. Тебе не кажется, что Ут – не хоббитское имя. Так вот я уточнил – это вообще не имя. В переводе с его наречия оно означает Страж. Как ты думаешь, почему он называет себя так? – Эор ничего не откликнулся и на этот раз. – Вот и мне любопытно… Но не настолько, чтобы задерживать его здесь.

18 июня (2 Синего), около десяти утра над перевалом

Вчера Айла много дагрунов провела в библиотеке. За несколько часов она будто прожила несколько жизней. Каждая новая страница истории Флелана приводила ее в восторг. Прикасаясь к чужим судьбам, Айла рождалась и умирала вместе с ними. Она смеялась и плакала, ласкала детей и хоронила мужей. С удивлением Айла узнала, что когда феи покидали Флелан, некоторые из них решили остаться и жить вв запретном мире. Позже к ним присоединились изгнанницы – феи, лишенные крыльев. Все они погибли, ведь, сколько потом Айла ни рассматривала запретный мир – не заметила ни одну женщину, хоть немного похожую на жительниц заоблачного замка.

Закрыв очередную книгу, она размышляла о том, что происходило между феями и людьми. О том, что люди называли Любовью. Она прочла о феях, которые переставали быть феями из-за этого загадочного чувства. Прекращали ворожить, добровольно отдавали крылья. Все для того, чтобы дать своему мужчине сына. «Почему не дочку? Девочки намного симпатичнее…» Такая фея старилась, как обычная женщина – «Становилась такой же, как Страж: с белыми волосами и сморщенным лицом» – и умирала – «Уходила из Флелана навсегда, а не так, как Страж».

Так что такое Любовь? Сложить весь мир к его ногам, как жена Стража Гармсел или самой упасть к его ногам? Что бы сделала ты, Айла? Как Гармсел отдала ему весь мир, а со временем проводила мужа в сон? Или как остальные феи, что отдали не только мир, но себя – они состарились и ушли вместе со своими мужчинами?

Она сидела в кресле-цветке в библиотеке, запрокинув голову. Представила, как берет зеленый лист тюльпана и выметает непрошенный вопрос из сознания. Он не нужен. Он лишний. Откуда он вообще появился? Зачем отвечать на него, если она никогда не пойдет во Флелан, не встретится с людьми? Вопрос исчез. Она тщательно осмотрела все внутри себя – вопроса нигде не было. Вот и славно.

Айла вспорхнула над креслом. Полетела к цветку и вернула книгу. Она читала целый день вчера и сегодня все утро. Пора отдохнуть и проверить, что творится в запретном мире.

Когда живые глаза остались позади, Айла попрыгала по облакам. После напряжения – она ведь так старалась пройти незамеченной – сердце переполнял восторг. На месте не сиделось. Наконец она успокоилась, легла на облако. Повезет ли ей сегодня? Встретит ли она людей?

Тут же представила, что ее видит наставница. Как она неодобрительно хмурит брови и укоряет: «Вот егоза! Столько книг прочла и все равно умчалась посмотреть Флелан наяву! Ты же Лунная фея – должна быть спокойной и величественной».

Да, ее стихия – луна. То есть, как всякая фея она могла очень многое: управлять ветром и морем, устраивать обвалы и создавать в земле трещины, помогать расти деревьям и поливать их дождем… Но силу ей дает Араса. И имя ее означает – Лунная. Потому и одевалась она чаще всего в платье, которое прочим могло показаться зеленовато-белым или серебристо-белым с бледно-зеленым отливом. На самом деле оно изготовлялось из лунного света. Все прочие платья шились на один раз – покрасоваться перед подружками и забросить подальше. А лунное – любимое, его она носила постоянно. Когда она любовалась зеленой Арасой, луной Флелана, понимала, что наставница права: луна холодная и величественная. Откуда тогда в ней, Лунной фее, так много огня? Если уж наставница не знала, то как она сможет найти ответ? Айла счастливо рассмеялась. Потом улеглась на облако, свесила голову. Волосы красиво упали вниз. Она любовалась, как игривый ветерок развивает локоны цвета спелой вишни. Айла начала искать людей.

Как же вовремя она пришла! Путники, которые так ее заинтересовали, покидали замок Горных эльфов. Айла обратила внимание на птицу, севшую на плечо эльфа, и, стремительно приблизив картинку, разглядела руны на ноге птицы. «Будьте осторожны. Вам грозит опасность».

Быстро оглядев горы, заметила хозяйку птицы. «Какая длинная, – поморщилась Айла. – Наверно, считает себя умницей и красавицей». Неприязнь к эльфийке наполнила сердце. Она бы фыркнула, если бы знала, как это делается. Недалеко от балкона, на котором стояла Илоа заметила еще один балкон – там находился Правитель эльфов. Старался быть равнодушным, но от лунной феи не ускользнул цепкий взгляд, брошенный на уходящих из замка существ. Правитель сделал жест, словно обмахивался веером, а затем стремительно сжал ладонь в кулак. Воздух перед ним сгустился в туман. Эльф спросил в него.

– Все готово? На Айлу словно дыхнуло ледяным порывом.

– Да, правитель, – голос, отозвавшийся из туманного пятна, полон не любви и почтения, а неподдельного обожания.

– Это хорошо, – Иситио запнулся. – Вернее… – губы сжались, лицо посуровело. Скулы, казалось, вот-вот прорвут кожу. – Все должно выглядеть естественно.

«Так вот кто замышляет зло против беспомощных существ! Не зря мы никогда не любили эльфов!»

Замок горных эльфов, быстро ушел вниз, будто провалился под землю. Айла чуть повернулась и рассматрела участок дороги, по которому шли люди. Она сконцентрировала внимание на людях и их спутниках. Куда они направляются? Айла осмотрела бегущую через скалы дорожку. В этом месте уже через два дагруна они обогнут гору и… Ах вот, что задумал правитель! Негодяй… Обвал? Тогда я эльфов немножко запутаю. Она взяла соседнее облако и сплела из него канат. Облако как всегда скрипело и сопротивлялось, но она скручивала сильнее и сильнее. Ей нужен настоящий канат, а не игрушка. Когда нужная толщина достигалась, она быстро наматывала облачную веревку на локоть. Использовав одно облако, оценила длину веревки и подтянула к себе другое…

Наконец, на локте, смотанные в тугую веревку, повисли сразу три облака. Достаточно. Она перехватила моток. Быстро придала концу каната форму стрелы, и, тщательно прицелившись, запустила ее в эльфов. Стрела понеслась к земле, а за ней разматывался канат, оставляя за собой хвост плотного тумана.

46
{"b":"99698","o":1}