ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Раныд, поединок сильных. Битва третья.

Зар благоволил к Ланселоту. Уже два черных воина заняли стратегически выгодные позиции, прикрывая переход своего отряда и останавливая белых. Но в душе Мар-ди царило такое равнодушие к происходящему, что диригенс почти машинально кидал зар и двигал воинов…

Если бы он знал наперед, что его ожидает, не радовался бы так, получив назначение. Впервые пришла мысль: «А что если ареопагит не предупредил о том, что случится на Раныде, побоявшись, что я откажусь?» Если бы эта мылсь пришла к нему в Храме Света, в безопасности, он сразу бы распознал искушение и задушил его в зародыше. Но он измучился и… что уж скрывать – испугался, поэтому сердце затопила жгучая обида. За недоверие. За то, что прошло столько лет, а он остался маленькой букашкой для ареопагита – тот не считает нужным что-то объяснять ему. Он бы с радостью отдал жизнь для благого дела, но почему нельзя побеседовать с ним как с равным? Обида настолько захлестнула, что мир вокруг размылся, будто он заплакал…

Но когда пелена исчезла, он увидел, что белые рыцари сначала вытеснили черных с пути, а потом и вовсе выстроились плотной стеной, не позволяя им завершить круг.

Мар-ди показалось, что скала, давившая невыносимой тяжестью, исчезла. Он выпрямился, вздохнул свободно. Потом задумался. Ему послали испытание, которое он не прошел! Усомнился в мудрости и всеведении ареопагита. Оскорбился, видишь ли… А он не забыл смиренного слугу. Вовремя послал помощь. О ужас! Ему ведь придется встретиться с ним после поединка. Как он встретится с тем, кто знает каждое движение души диригенса? Мар-ди отогнал печальные размышления. Взглянул на зеленый хрусталь поля. На белых рыцарей, с достоинством ожидающих дальнейших указаний. Взглянул на сияющий зар, помогающий в третьей битве. Взглянул во тьму над заром.

– Нет, – провозгласил он. – Я, Мар-ди, не сдамся так легко. Я могу не победить в поединке, но я одержу большую победу – победу над собой, – голос его постепенно набирал силу. – И неважно, буду жить после этого или нет.

– Зачем тебе это? – немедленно откликнулся Ланселот. Диригенс от неожиданности вздрогнул, а голос настойчиво повторил. – Зачем тебе такая победа? Чего ты хочешь добиться? Что хочешь доказать? И кому доказать? – последнюю фразу Управитель произнес с насмешкой.

– Тебе не понять, – произнес он высокомерно.

– Да уж куда мне… – голос издевался. – Ты ведь хочешь принести свет в мой мир, правда? Буквально насильно просветить и осчастливить всех. А можно ли насильно?

– Кто не желает идти к свету – достоин смерти! – уверенно провозгласил Мар-ди. В этот момент он старался не размышлять о том, насколько смешное впечатление производило его тщедушное тело и вечно всклокоченные волосы. И очень надеялся, что тьма не дает и Ланселоту разглядеть послушника Храма Света.

– Это ты так решил? – невинно осведомился Управитель.

– Неважно кто, главное, что это правильно! – никогда еще диригенс так не воодушевлялся.

– А я уверен, что истину нельзя навязать извне. Она должна исходить из твоего сердца. Только тогда можно быть уверенным, что поступаешь правильно.

– Слишком много тех, кто считает себя мудрым, но не принес в мир ничего кроме боли и страданий! – Мар-ди втолковывал, как мечом рубил.

– Ты сказал эти слова, – веско закончил Ланселот, выделив первое слово. Мар-ди опешил: о чем они спорили? Что в его словах так понравились Управителю? Да ведь тот пытался отвлечь диригенса от Раныда. Почему он так легко попадает в эту ловушку? Нельзя отвечать на выпады. Слишком мало сил, чтобы еще вести дискуссии. Только зар. Только рыцари. Только Раныд. Ни на что не отвлекаться…

Белые рыцари победно завершили круг, потрясая копьями. Диригенсу удалось еще раз одержать победу. Еще один минарс может войти в Флелан, помочь делу Света – это много значило.

18 июня (2 Синего), около девяти вечера, Аксельская дорога

Вой, встревоживший Ута, Асуэла и Тораста оборвался внезапно, словно на рот завывающего наложили печать.

Все стояли с оружием: Асуэл выхватил лук, натянул тетиву; Тораст выставил перед собой тесак. Влад толкнул орка пальцем в бок.

– Пистолет, – проговорил он, и чтобы урукхай точно его понял, показал на его сумку.

Тораст угрюмо покачал головой. Левой рукой схватил мента и оттолкнул в глубь пещеры. Влада и Серого закрыли ощетинившейся оружием стеной. Костер полыхал оранжевым за их спинами.

– Стыдобища! – процедил Влад сквозь зубы и шагнул ближе к Уту. – Я – и за спиной.

Сергей раскрыл рот, но что он хотел сказать, осталось тайной. Вой грянул у входа в пещеру. Туман заклубился на дороге, будто вихрь пронесся. Маленькие белые вьюнчики кружились и кружились. Вой рвал барабанные перепонки. Началась какофония: кто-то невидимый выл, орал и плакал. Позднее прозвучал пронзительный свист, так что все не вольно сморщились и прикрыли уши… Тут же наступила тишина. Вихрь пыльным столбом вышел из тумана, начал стремительно уменьшаться, сжимаясь к центру. Миг, и из него соткалась двухметровая, полупрозрачная человекоподобная фигура, словно стилизованное изображение человека из густого воздуха. Четких деталей нет – все смазано. Условные руки со слипшимися как варежки пальцами, такие же ноги. Покатые плечи переходили в голову-выпуклость, на которой чернели точки глаз и щель рта. Существо медленно направилось к ним.

– Пригласите к костру? – спросило оно глубоким голосом.

– Если ты с миром, – не опуская лук, разрешил Асуэл. Он бросил встревоженный взгляд на хоббита, затем на урукхая. Те ответили ему таким же непониманием.

– Кто это? – шепотом поинтересовался Сергей.

– Я не знаю, – прошелестел Ут. – Никогда не видел ничего подобного.

– Что ж вы? – продолжило существо. – Где ваше гостеприимство? Где угощение для дорогого гостя?

– Мы не уверены, что ты гость, – сурово откликнулся Асуэл.

– Да и кушать у нас нечего! – высунулся из-за спины Тораста Сергей. Урукхай плечом отпихнул его назад.

– Вот как…

Существо на секунду замерло. Потом воткнуло полупрозрачную руку себе в грудь и вытащило на свет небольшую косулю – Влад никогда не подозревал, что есть такие маленькие представители оленьего племени.

– Вот, угощаю. Только, чур, готовьте сами. Вот уж что не люблю – так это потрошить, – животное упало к ногам эльфа, а туманный «человек» продолжил. – Да уберите вы оружие. Все равно ничего не сможете мне сделать. Смотрите, – быстрым движением существо выхватило у урукхая тесак и несколько раз вонзило себе в грудь. – Убедились? Или еще стрелы в себя вогнать? Я неуязвим. Так что опускайте железки и садитесь.

Тораст шагнул вперед, как с обрыва в воду. Он подошел к существу и протянул ладонь. Оно вернуло тесак. Урукхай, подхватив косулю, вышел из пещеры, опустился на колено и принялся за разделку тушки. Асуэл опустил лук. Последним оружие убрал хоббит.

– Кто ты? – осведомился он, когда кинжал опустился в ножны.

– Я – Свирф, воздушная элементаль, – хотя лица у существа как такового не было, казалось, он взирал на них с доброжелательной снисходительностью. – Но вы можете звать меня Борей.

– Значит, ты пришел с миром? – на всякий случай еще раз уточнил эльф.

Черный разрез губ элементали криво пополз вверх. Голова качнулась из стороны в сторону.

– Я пришел убить вас.

50
{"b":"99698","o":1}