ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

18 июня (2 Синего), около девяти вечера, деревня хоббитов Кошбай

Арис с удовольствием глотнул обжигающе горячий травяной чай. Немного погодя поставил деревянную кружку на низенький стол, подошел к двери и, сделав жест – словно набросил на дверь покрывало – закрыл дверь простейшим заклятием. Теперь можно снять надоевший плащ. Он с удовольствием разделся, повесил плащ на гвоздик у двери. В правом углу рядом с дверью стояла бочка с горячей водой. Надо искупаться, но это подождет. Можно посидеть, ни о чем не беспокоясь. Хотя, он так, конечно, не умел. Все равно будет анализировать сделанное и планировать дальнейшие действия.

Минарс окинул взглядом комнату, которую радушно предоставил в полное его распоряжение хозяин-хоббит. Маленькая, как все у невысокликов – два на два метра. Но чисто выбеленная, поэтому светлая. Приятно находиться в такой. Кровать, прилепившаяся к стене слева – маленькая, во весь рост не вытянешься, похожа на топчан. Над ней картинка изображающая цветущий сад – наверняка супруга хозяина вышивала зимними вечерами. Рисунок аляповат – не то, что эльфийские гобелены, но хоббиты наверняка очень гордятся. Напротив двери лавка. Над ней глиняная полочка с подсвечниками и кувшином – на случай, если гость захочет воды. Рядом крошечный столик с деревянной кружкой горячего чая. Но лучшее, что тут есть – это черное кресло-качалка. Вот что создано специально для отдыха и неспешных размышлений.

Арис с удовольствием опустился туда, втиснувшись между подлокотниками, взял чай. День заканчивался как нельзя лучше. Исход встречи он вовсе не считал провалом. Иситио наверняка встревожен из-за того, что он не помог должным образом. Минарса это устраивало – этого он добивался. Завербовать Правителя после первой встречи – об этом он мог лишь мечтать. С простыми эльфами договориться легче, поэтому в замке, в тайне от Иситио, осталось два минервалса, готовых служить свету верой и правдой. Он покинул Правителя потому, что до поры до времени окончил там миссию. Теперь требовалось с терпением ожидать, когда Орман и горные эльфы окончательно поссорятся. Для этого он поспешил в деревню хоббитов. Можно переночевать в покое и подождать хороших известий.

Если Свирф исправит ошибку – можно будет забрать его с собой. Если опять не справится – не хочется об этом думать, но мало ли что – тогда странная команда из эльфа, хоббита, урукхая и людей обязательно придет сюда. Тогда самому придется задержать их.

Беспокоило то, что обычно называют неучтенным фактором. Эльф, хоббит, урукхай – аборигены. Что они делают – понятно: их Орман специально отрядил сторожить дверь-камень, чтобы никто не мог войти. Перестраховался. Не учел маг того, что с Раныдом не поспоришь. Если Мар-ди выиграл битву – минарс может войти, и никто этому не воспрепятствует… Но вот люди, представители первосозданной расы, откуда появились?

Мерное раскачивание кресла разгоняло тревогу. Пока беспокоится не о чем. Пускай люди. Но не маги же! Не Управители. Так чем они могут помешать? Ничем.

И все же… Кто их пустил сюда? Зачем? Чего хочет таинственный кукловод? Ланселот хочет внести разнообразие в битву с орденом Света или кто-то другой нашел способ открыть портал? Но как, если и минарсы, и диригенсы с их магией, даже ареопагит с его властью не мог сделать этого долгие годы, так что пришлось начать Раныд?

Ответов Арис не знал, а это страшно нервировало. Он решил при первом же удобном случае связаться с орденом. Может, прозорливцы проснутся ненадолго и смогут подсказать, откуда появились люди и чем они опасны. Такой вот неучтенный фактор мог в один далеко не прекрасный момент завалить дело. Поэтому выпускать из виду людей не стоило, хотя, кажется, он ошибся, и вовсе не его преследовала эта группа, когда направлялась к перевалу. Сдается ему, они вообще не знают, что минарсу удалось попасть во Флелан и завербовать три – нет, четыре, если считать хоббита – минервалса.

«Завтра дождемся Свирфа, а потом… Потом определим куда двигаться. Вот-вот во Флелан должен зайти Василий. Надо быть ближе к дверь-камню».

18 июня (2 Синего), около девяти вечера, Аксельская дорога

Новость о том, что невиданное существо из воздуха – враг, не застала врасплох только Влада. Он единственный, кто обратил внимание, как настойчиво элементаль уклонялась от вопросов относительно целей посещения. Остальные замерли. Тораст вскочил, забыв о косуле. Влад скрипнул зубами – сцена как в «Ревизоре»: а вы не ждали, а мы приперлись. А что делать? Элементаль определенно показал, что убить его нельзя.

– А если мы уйдем? – выпытывал эльф.

– Попробуйте, – великодушно разрешил Свирф.

Набежавший вихрь разогнал туман вокруг пещеры, образуя небольшой островок на дороге в белесом море. Туман встал как стена, они напрасно пытались пройти сквозь него – преграда оказалась непроницаемой. Она не пускала их с эффективностью тюремных запоров.

– Да оставьте вы, – зевнул Свирф, которого быстро перестали забавлять их старания. – Не пройдете. Силенок не хватит. Моя стеночка и не таких монстров сдерживала. Идите лучше к костру. Побеседуем. Вы погреетесь. Насладитесь последней трапезой.

Урукхай еще раз с силой хлопнул кулаком по стене. Рука беспрепятственно прошла в туман, но ее тут же отпружинило назад.

– Моргот, – прорычал Тораст. Он нанес еще несколько ударов. Постоял, обессилено опустив руки. Затем выпрямился. – Урото, – рыкнул он. – Мерва хото.

– Да, – угрюмо пробасил Ут. – Согласен. Покажем, как умирают воины сэра Желны Ормана. Тораст пошел к костру. Остальные потянулись вслед за ним.

– Давно бы так, – ухмыльнулся Борей. – А то мечутся. Нервы себе треплют. Поймите, сделать вы ничего не сможете. Примите это и успокойтесь.

Тораст вернулся к косуле, нарезал куски сырого мяса. Подойдя к кусту, росшему у входа в пещеру, выломал несколько прямых веток. Очистил от листьев и сучьев и насадил на них куски. Пристроил над огнем. Мясо зашипело. Асуэл, скривившись, отвернулся от этого зрелища.

– И тебе найдется еда, – засмеялся Борей и, вынув из-за пазухи горсть яблок, положил у ног эльфа. После этого простер руки над костром, сделал несколько пассов. Мясо тут же покрылось коричневой коркой. Потянуло вкуснючим запахом.

– Ешьте.

Немного помедлили. Переглянулись. После Тораст раздал каждому по палке. Кроме эльфа естественно – тот жевал яблоки. Трапезу не съели, а проглотили, не пережевывая. Борей ел с удовольствием. Доев, он облизал руку, неразделенную на пальцы. Так всю лопату сразу и облизал языком, похожим на прозрачную змейку. Щель-улыбка стала шире.

– А теперь поговорим, – предложил он.

– О чем? – уныло поинтересовался Серый. Перед глазами пацана отчетливо горела надпись «Game over», что не прибавляло ему хорошего настроения.

– О! Поговорить можно о многом. Пред смертью почти у всех развязывается язык. Одни пересказывают мне жизнь. Другие наоборот расспрашивают меня.

– Мы не будем с тобой разговаривать, – твердо отказался Ут, не глядя на элементаль.

– Да ладно вам! Вы прям как те, из башни. Они тоже говорить не хотели. Когда я в окно влетел – сразу за оружие схватились. И когда поняли, что оружием ничего нельзя сделать, все равно не успокоились. Так и пришлось отпустить в последний путь без разговоров. А жаль. Когда ты хищник, а жертва не может сопротивляться – уходит азарт охоты. Остается единственное удовольствие – беседа. – Борей передернул плечами, будто ему стало холодно. – Неужели ни о чем не спросите меня? Вам что, не интересно, кто хочет вас убить?

– Кто хочет нас убить и так ясно, – обронил Асуэл. – Иситио.

– Иситио? – Свирф откинулся и захохотал. Смех начал переходить в пронзительный свист, а потом сменился на резкий вой. Это дикое смешение звучало почти минуту. Они невольно заткнули уши.

51
{"b":"99698","o":1}