ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Арис стоял напротив брата-минарса и ждал когда тот придет в себя. По праву Первого вошедшего, он должен ожидать приветствия от второго, а не идти навстречу. Может, пройдет время, и он, как и Мар-ди не будет обращать внимания на такие мелочи, но сейчас, не мог не насладиться моментом.

Василий отбросил капюшон, чтобы немного охладить лицо – во Флелане с непривычки мучила жара, он сам еще не привык к этому. Очень темные волосы у вновь прибывшего минарса не подходили к такому климату, поэтому он постриг их почти наголо перед путешествием. Несмотря на то, что Василий чисто выбрился, кажется, что щеки и подбородок его покрыты короткой щетиной. Грубое лицо напоминало скорее воина, чем мага. Лучше, чем доспехи на нем бы смотрелись только спортивная майка, шорты и боксерские перчатки. Так и слышишь крик рефери: «Нокаут!» Василий растянул губы в улыбке. Наверно, так улыбается горилла.

– Приветствую, первый во Флелане!

– Приветствую, брат! – тепло отозвался Арис, отбрасывая капюшон. – Рад встрече. Мне так не хватало помощи. И можешь называть меня по имени.

– Спасибо, Арис, – минарс не зря благодарил. Арис имел полное право требовать, чтобы его величали полным титулом: первый во Флелане. Каждый последующий минарс, прежде чем сделать что-то будет советоваться с Первым. И лишь в дальнейшем, если возникнет настоятельная необходимость, обратится к диригенсу или ареопагиту. Арис будет играть самую значительную роль в судьбе Флелана. До тех пор, пока ареопагит не переведет его в другое место.

Решено. От следующих минарсов, он будет требовать полного титула, но от Василия – нет. С этим минарсом они пришли из одного мира и подружились, служа ордену. Хотя трудно найти более непохожих друг на друга людей. Арис – мягкий, деликатный, тактичный. Лицо благородное и излучает доброжелательность. Арис светлый – Василий темный. Но может, поэтому они и подружились: противоположности притягиваются. В этом же залог успеха. Где не помогут увещевания Ариса – справится бесцеремонность Василия.

– Арис, в Храме света, перед тем, как я шагнул в янтарный портал зала глаголь, мне передали слова от ареопагита: «Четвертый минарс ясновидец увидел, что вошедшие в мир Флелана люди возмутили его магическое поле, и защита закрытого мира стала крепче. Поэтому людей надлежит разыскать, и когда представится такая возможность, немедленно уничтожить. Или хотя бы убрать из Флелана». Откуда здесь люди, Арис?

Первый обреченно взглянул на небо: он чувствовал что-то подобное с самого начала!

– Сюда с минуты на минуту могут вернуться слепые, – предостерег он Василия. – Идем в Пачак. Там есть минервалс. У него в доме расскажу обо всем, что произошло. Там и примем решение, что делать дальше.

– Идем, Арис, – они покинули поляну, сняв напоследок защиту.

19 июня (3 Синего), где-то внутри Аксельской гряды

Влад побрился, чтобы укрепить дух. Волю к жизни. Вот так у него все взаимосвязано. Если бы еще мог искупаться по настоящему – не так, как сейчас поплескал на себя немного и все, а чтобы посидеть в ванной, еще лучше в баньке попариться… – тогда он бы вообще горы свернул. Влад знал, что если перестанет следить за собой, может накатить удушающая депрессия. Когда от него Жанна ушла, он первое время работал как заведенный. Работал так много, чтобы прийти домой – искупаться и рухнуть в постель – ни о чем не думать. А утром вскочить, еще раз искупаться и на работу. Но потом его выгнали в отпуск. Это когда он на одном задержании сорвался. Всем посчитали, что слишком круто обошелся с пьянчугой, пристававшим к молодой женщине. Хотя, что он тому сделал-то? Ну, сломал руку, делов-то. Но в отпуск его все равно выгнали.

Чуть ли не в первое же утро он попытался встретиться с женой. Исповедаться, убедить… Получилось хуже некогда – его передернуло от воспоминаний, и память услужливо переключилась на следующий эпизод – что случилось после разговора. А случилась трехдневная депрессия. Он целыми днями лежал в постели, не брился, не купался, не делал зарядку. На третий день уже морально приготовился пустить себе пулю в лоб. Спасибо Костик заглянул. Благодаря ему, вышел на работу, наплевав на отпуск. Но в глубине души сделал заметочку: пока следит за собой, моральный дух тоже на высоте.

В хорошее: что они доберутся таки до Ормана, который окажется добрым и чутким и тут же отправит их обратно на Землю классом люкс – ему верилось с трудом. Как и всегда. Он по жизни был пессимист. С того дня, как Жанна ушла, все усугубилось. Теперь он верил в одно: там, где заканчивается полоса неудач, начинается территория кладбища. С каждым днем их путешествия, ему казалось, что они до светлых очей мага никогда не доберутся. Столько ловушек по дороге встретили. В Чечне, пожалуй, спокойней было. Прав Серый: каждый создан для своего мира, и в другом ему некомфортно, как бы ни старались приукрасить этот сюжет в фантастических романах. Так что скорей бы в Дверь эту каменную войти и…

Неожиданная мысль его остановила: а что если еще кто-то попал во Флелан? С их-то стороны двери по-прежнему открыты. Или раньше кто-то попадал. Лютый, помнится, упоминал, что сивернее перевала (уже местными терминами изъясняться стал!) находится Финляндия. Откуда в этом мире Финляндия? Не может же быть звуковое совпадение… Или может?

Вопрос настолько заинтересовал его, что он обратился к Уту, чтобы немедленно выяснить этот вопрос.

– Слушай, а вот южнее… или как там у вас? Юджиновее от камня, ну, где вы нас нашли с Сергеем… Лютый сказал, есть Финляндия. Там кто живет?

Обрадованный передышкой Чакша, со стоном сел прямо на дорогу. Остальные нерешительно топтались. Безмолвно приняв руководство Влада, они как в военном отряде ждали команды, что можно отдохнуть, а ее не поступало.

– Никто, – пробасил хоббит.

– Как так? Страна есть, а жителей нет?

– Были когда-то, – неохотно пояснил Асуэл, – но исчезли. Теперь там пустынное место. Развалины. Никто не селится. Проклятое место.

– В каком смысле проклятое? – уточнил Влад.

– Нежилое, – так же непонятно вступил хоббит. – Нельзя там жить. Ясно?

– Ясно, – рассердился Влад. – Дело ясное, что дело темное. Хотел бы я посмотреть на эту Финляндию… – пробормотав последнюю фразу себе под нос, он продолжил путь.

– Не спеши, успеешь, – промямлил ему вслед Чакша, тяжело поднимаясь.

Чем дальше они продвигались, тем осторожнее Влад шел. Вскоре приказал всем сохранять тишину. Серому так пришлось зуботычину дать, чтобы заткнулся. Причем и Асуэл одобрил эти воспитательные меры, потому что парень зубоскальством всех достал.

Перемещались с оглядкой, чтобы не влететь в какую-нибудь западню. Это в простых пещерах можно идти, как захочется, а вот в рукотворных, надо любого камешка бояться. А по всему выходило, что место, по которому они идут, не совсем природного происхождения. Тут явно кто-то приложил руку. Внезапно Влад прижался к стене и выключил фонарик, предупредив:

– Замерли!

Донеслось лишь сопение. Мент разозлился на Тораста: неужели нельзя тише дышать? Когда оглянулся, увидел, что сопит вовсе не урукхай, а Серый. Тораст, как настоящий воин стоял не дыша.

– Что там? – шепотом полюбопытствовал Асуэл. Хорошо отвлек, а то бы еще раз подзатыльник отвесил воришке, а от пустой головы звон пошел бы по всей пещере.

– Черт его знает, – откликнулся мент. – Видел свет. Исчез, как только я фонарик выключил. Они немного подождали.

– Это наверняка гномы, – Асуэл втолковывал возле уха – единственный кто дотягивался до него в их команде.

– Но они почему-то прячутся. Значит, хотят сделать какую-то пакость.

– Или испугались, – не согласился эльф.

– Идем дальше?

– Другого выхода нет.

– Оставайтесь здесь. Я посмотрю, что происходит, – Влад сделал осторожный шаг в полной темноте. Немного погодя еще и еще. Кой черт он так скрывается? Все равно в темноте не видит, так лучше воспользоваться фонариком. Он быстро нажал на кнопку и… луч ткнулся в кожаный жилет. А в следующую секунду его сбили с ног.

58
{"b":"99698","o":1}