ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Битва четвертая

Раныд, поединок сильных.

Усталость и безысходное равнодушие не покинули Мар-ди. Ему хотелось лишь одного: покинуть Раныд. Все равно как: живым или мертвым. Но к безысходности добавилась небольшая нотка удовлетворения. Свою роль он выполнил: в мир Ланселота вошли. Ареопагит наверняка узнал, где прячется неуловимый Управитель. Теперь важно поскорее все закончить.

Ланселот не разговаривал с ним. Казалось, он прекрасно чувствует состояние диригенса. Мар-ди тоже чувствовал тревожную угрозу, будто с одной стороны Ланселот обещает ему все доступные кары, когда победит. С другой стороны беспокоится: а вдруг выиграет Мар-ди? Наступала решающая битва. Ему нужно вести рыцарей вперед.

Мар-ди вскинул ладони к зару. Попытался вскинуть. Вперед пошла его мощь, поле творения, слабенькое, дрожащее, он все никак не мог направить силу на зар. Да и желтые бриллианты он не видел – лишь слепящий свет. А когда теряешь зрение, как можно победить? Ланселот напрасно тревожится – диригенс ему уже не соперник. Мар-ди попытался протянуть руку. Кажется, свет изменился: вместо слепяще-белого – мягкое голубое сияние. Но как он поведет рыцарей? Хотя бы поле ему обязательно надо рассмотреть. Он попытался найти тьму над заром. Может, когда глаза его успокоятся от блеска, зрение прояснится?

Устало повертев головой, нашел место, где глаза испытывали не такую сильную резь, и взмолился. Он не назвал Имя Того, Кому молился. Всей душой просил об одном: зрение. Он готов проиграть, готов умереть. Ему нужно видеть, куда он перемещает рыцарей…

Молитву и на этот раз услышали. Слепящая пелена рассеялась. И хотя зеленое поле по-прежнему было в тумане, он смог различить выпавший зар – Джут се. Потом он дал команду белым воинам двигаться вперед.

19 июня (3 Синего), где-то внутри Аксельской гряды

Темнота помогла нападающим. На Земле Влад бы решил, что у них есть приборы ночного видения. Во Флелане все намного проще: гномы видели в темноте, а в его команде никто такой способностью не обладал. Когда дикая головная боль вернула Влада в сознание, их по-прежнему окружала темнота. Но руки туго связали сзади. На ногах тоже почувствовал веревки. Кляп только в рот не засунули. Он попытался пошевелиться и, не выдержав, застонал. Казалось, голова расколется пополам. Вероятно, этого и добивались – стукнули от души. На лоб менту сползла теплая струйка крови. Рядом кто-то заворочался, послышался шепот Асуэла:

– Алдияр, ты ранен? – Влад не сразу сообразил, что к нему обращаются, называя его эльфийским именем.

– Голова. Только. Кажется, – чужим, хриплым голосом откликнулся он и попытался сесть. От боли в глазах заплясали радужные круги, но он закусил губу и, преодолевая слабость, из последних сил не позволяя себе потерять сознание, все-таки сел. Почувствовал за спиной чье-то плечо – поддерживают его, чтобы не упал. Спасибо, конечно, но…

– Торасту распороли бок, – докладывал Асуэл. – У меня задели плечо, у Ута руку. Только ты и Сергей не сопротивлялись, поэтому вам дали по затылку. Но Чакша давно пришел в себя.

Да, с ними не церемонились. Это тебе не вежливые до оскомины эльфы. Теперь есть с чем сравнить. Влад продолжал тяжело и часто дышать. Так несколько облегчалась боль. Еще помогала ненависть. От желания разорвать нападавших голыми руками, кровь переполнял адреналин. Он тоже снижал порог чувствительности. С другой стороны, ненависть и мешала. Влад чувствовал, что сознание темнело от ярости, а сознание плыло, как в тот раз, когда он сломал руку злосчастному пьянице, и его насильно вытурили в отпуск. «Надо успокоиться, – скомандовал он себе. – Ненависть полезна в умеренных дозах. Сейчас надо мыслить четко».

– Это были гномы? – теперь он узнал свой голос. Значит, приходит в норму.

– Да, – еле слышно подтвердил Асуэл.

– Хорошо, – Влад произнес это с такой интонацией, что все поняли: ничего хорошего гномов не ждет.

– Что ты собираешься делать? Мы связаны. Ранены. Твой нож отобрали.

– Правда что ли? – ядовито поинтересовался Влад. Больше ничего объяснять не стал. Ни к чему, а в голове рой мыслей: если эти мерзкие монстры, нападающие в темноте и бьющие в спину, думают, что им удастся вот так с ним справиться, они глубоко ошибаются. Может, это судьба. Может, ему суждено умереть тут. Но один он не уйдет.

Преодолевая головокружение, Влад сполз на спину и, подтянув ноги к груди, вжался лицом в согнутые колени. Медленно он проталкивал связанные руки вниз, стараясь, чтобы пятая точка пролезла в получившуюся петлю. Он изо всех сил старательно тянул руки, вертел бедрами. Да, на тренировке этот прием проходил гораздо легче. Но правильно, когда лежишь на татами, сжав пальцы в замок, то невольно разжимаешь их и растягиваешь получившуюся петлю на длину пальцев. Здесь же такой поблажки никто ему не дал. Гномы связали запястья, и жесткая веревка от натяжения уже чуть ли не резала кожу. С другой стороны могли и до локтей связать, тогда бы уже никакие приемы не помогли. Хоть за это спасибо недомеркам. Он выгнул спину и изо всех сил дернул руки вниз. Одновременно потянул бедра, рывком протиснулся. По запястьям стегнуло болью и тут же руки ударились под коленями. Все. Дальше было делом двух секунд. Он вытащил из петли ноги и с облегчением выдохнул. Теперь руки были спереди.

– Ты что там возишься? – уныло из темноты полюбопытствовал Серый. Ему досталось меньше, но и того хватило, чтобы лежать плашмя, стараясь не двигать головой. Так боль пряталась куда-то под череп, выжидая малейшей оплошности с его стороны, чтобы наброситься снова.

– Запарили меня со своими темницами, уроды! – зло отозвался Влад. Разглядеть Серый ничего не мог, но голос у мента звучал невнятно, будто жевал что-то.

– Ты что-то ешь? Дай пожувать. Влад чуть не зарычал, чтобы пацан отвалил от него.

– Веревки я ем, – наконец проговорил он.

– Как веревки?

– Просто, перекинул руки вперед, и ем.

Серый замолчал, стараясь понять, разводит его Влад, или говорит чистую правду. А потом понял: нет, мент не врет. Он действительно перекинул руки вперед и вот-вот освободится. Серый медленно приподнялся. Если уж мент может такое, то у него, с его гибкостью и подавно получится. Помнится, смотрел в каком-то военном фильме, как русские с японцами дрались. Там один из пленных узкоглазых именно так и освободился. Пленник перепрыгнул сквозь связанные руки как через скакалку. Вот бы и ему так. Он дернулся вскочить. Азарт от соревнования с ментом заглушил головную боль.

– Что вы делаете? – раздался заинтересованный бас Ута.

– Козлы! – пробормотал Влад, он уже работал над ногами. Плохо слушающиеся пальцы скользили по узлам, но веревка поддавалась.

– Согласен, – поддакнул Серый. Он выгнулся и быстро просунул ноги в петлю рук. – Могли бы веревку повкуснее дать. Не волнуйтесь, товарищи, – он трудился над веревками. – Всех освободим в порядке очереди.

– Ты развязался? – в голосе Асуэла звучало такое удивление, словно Влад, по крайней мере, сумел слона в кармане от обыска спрятать. Мент нащупал узел на его веревке.

– А что тут развязывать? Скоты! Узлов вязать нормально не умеют, а туда же. Подонки. Ноги давай.

Закончив с эльфом, он подошел к Торасту. Ута развязывал Сергей. Когда всех освободили, Влад смахнул со лба свежую струйку крови и метнулся к стене в поисках выхода.

– Что ты собираешься делать? – Асуэл, резкими движениями разорвав плащ, подошел к урукхаю, перевязал его, чтобы тот мог идти. Позднее взялся за Ута.

– Я этих ублюдочных коротышек… Эльф не дослушал:

– Неумно. Пока они не решили, что с нами делать, надо попытаться уйти подальше. Со всеми гномами все равно не справиться. Да и оружия нет.

59
{"b":"99698","o":1}