ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Иситио метал огненные шары один за другим. Эльфы-стражи сыпали стрелами. Фисти отбивал их, но силы у него заканчивались. Правитель торжествующе закричал. Он вскинул руки, и на кончиках пальцев вырос шар почти в три раза превосходящий те, что он делал до этого. На загривке у Свирепого от жара затрещала шерсть. Удар ожидался чудовищный.

– Уходим! – рыкнул вольф и метнулся к Илоа. Она прыгнула на спину зверя, и они ринулись прочь из зала вниз по лестнице. За ним летели другие вольфы. Звонкий с Фисти на спине уходил последним. Развернувшись на пороге, хоббит крикнул что-то пронзительным басом и взмахнул посохом. С конца деревянной палки соскочила малиновая искра и влетела в королевский зал. Она попала в шар, и тот начал разбухать. Иситио закричал. Стражники попытались закрыться от испепеляющего жара.

Вольфы рванули из последних сил, спеша уйти. Из двери зала вслед им выплеснулись языки пламени. Даже из окон, разбивая цветные витражи, вырвался огонь. Казалось, в пожаре не уцелеет ничто живое. Но, раскидав огонь крыльями, из зала с криком вылетела золотая птица. На груди ее пульсировал небольшой амулет с квадратным фиолетовым камнем в центре.

19 июня (3 Синего), где-то внутри Аксельской гряды

Хитро сощурившись, царь гномов Урслог следил, как гикающая стая его подданных ввела в зал пятерых путников. Путники зло посмотривали по сторонам, но пока ничего не делали.

Тронный зал оказался огромной пещерой. По стенам установили чадящие грубоватые факелы, в количестве не намного большем, чем они видели в плену. Чад уходил куда-то в потолок, будто там находилась вытяжка, поэтому дышалось легко. Почти весь зал заполнился толпой гномов. Гномы забили его до отказа, встав у самого входа. А вот «гости» не остановились: гномы расступились перед ними, давая место для прохода. Через пять минут они стояли на маленьком свободном пяточке у подножия каменного трона, который представлял собой высеченный из гранита массив без каких-либо украшений.

Царь наклонился вперед, опершись на оба подлокотника сразу. От других гномов он почти не отличался: такое же заросшее густой бородищей и усами лицо. Кожу на щеках обжег жар подземных печей, сделав ее грубой, коричневой. Пальцы, покрытые сеткой въевшейся рабочей грязи, сжимали навершие подлокотников.

Урслог, одетый в серый камзол с золотыми пуговицами, коричневые штаны и такого же цвета остроконечные сапоги, поправил на лбу тонкий обруч из серебристого металла с зеленым ограненным камнем в центре. Из-за того, что глаза у гномов были тоже зеленого цвета с черными вертикальными зрачками, казалось, что у короля три глаза.

– Приветствую вас, гости дорогие! – гаркнул он с высоты. – Рад, вас видеть.

«Дорогие гости» смотрели исподлобья. Влад все еще сомневался, не попали ли они из огня да в полымя. Тораст испытывал те же ощущения: он глухо зарычал. Получилось здорово: как у ризеншнауцера, что охраняет кусок мяса.

– Таааак… Вижу, мой энтузиазм вы не разделяете, – проворчал гном. – И в чем проблема? Что так сложно заглянуть на чашечку чая?

Асуэл и Тораст хотели что-то сказать, но Ут запретил им жестом. Недовольно засопев, урукхай и эльф поглядывали то на царя гномов, то на хоббита. Влад крепко сжал пистолет. Патронов на всех не хватит, но если верить рассказам о колонизации Америки, аборигены должны испугаться самого факта, что убить можно на расстоянии, издав лишь грохот. Просто обязаны испугаться и разбежаться в разные стороны. Ут коротко поклонился.

– Приветствуем горного царя Урслога! Мне, и моим друзьям не терпится узнать, чем вызвано такое, я бы сказал, насильственное гостеприимство? Царственный гном просиял и широким жестом обвел пространство зала.

– Мой народ хотел видеть посланников Желны, а желание моего народа для меня закон. Да и где же насилие? Вас ограбили? Избили? Вас только попросили почтить нас присутствием и… проводили до места.

– Хорошо, вы нас увидели. Мы можем идти?

– Торопятся! – гном спрыгнул с трона и подошел к Уту. Царь ненамного перерос хоббита. Они встали друг напротив друга. Один прищурился, другой набычил брови, взгляд колючий.

– Мы знаем, что маг Орман хочет объединить всех. Хочет прекратить войны и установить мир. Я и мой народ выслушали такие вести, и они пришлись нам по вкусу. Я пригласил вас для того, чтобы мы могли заключить договор. Влад и Серый переглянулись. Тораст хмыкнул.

– Не вам ли совсем недавно был предложен подобный договор, а вы отказались? – Ут уперся руками в бока.

– Кто прежнее помянет – тому по голове топором, – заметил Урслог. – Чтобы не вспоминал, – гости дернулись, и он быстро завершил. – Не подумайте, что я серьезно! Это поговорка такая у нас, у гномов. Вы знайте: каждый может ошибаться. Я тоже ошибся. Теперь хорошенько все обдумал и принял единственно правильное решение, – гном ухмыльнулся в усы. – Поэтому и дал приказ доставить вас ко мне любой ценой… Если бы вы сопротивлялись… Конечно, членовредительство допускать не стоило… но все же…

– Мне показалось или ты угрожаешь нам? – Ут надвинулся на гнома так, словно и вправду в драку бросится. Все это очень ярко напомнило Владу картину «Пойдем, выйдем», среди перепившихся собутыльников.

– Я не угрожаю, – гном склонился. Сама почтительность. В пору умилиться. – Если мои слова показались вам невежливыми, я готов принести извинения. Простите ли вы нас уважаемые хоббит, эльф, урукхай и…?

– Люди, – подсказал Ут.

– И люди, – гном мазнул по ним взглядом и переключился на Ута. – Простите ли вы нас ради благого дела, что вот-вот готово свершиться?

– Пожалуй… – неуверенно начал Ут и оглянулся на остальных.

– По рукам, – тут же бесцеремонно перебил Урслог. – Несите договор.

– Какой договор? – не понял Ут.

– Должны же мы где-то поставить подписи. Нам нужен подписанный договор. Мне нужен!

Ут растерялся. Влад ему посочувстовал. Все происходящее напоминало театр абсурда. Например, как его бы захватили в плен чеченцы, доставили к имаму (или кто там у них всем руководит?), а тот потребовал, чтобы Влад подал ему на блюдечке договор о поставке атомного оружия. Причем с подписью президента.

– Нам нужно посоветоваться, – наконец пробормотал хоббит.

Они отошли недалеко и начали переговариваться. Судя по тому, что Асуэл лишь кивал, вел совещание хоббит не на эльфийском, а, скорее всего, на вольфьем. Гномы много торговали и наверняка знали эльфийский язык. Но вряд ли гномы могли продать что-то вольфам. Стало быть, и язык их они не знают. Потому Ут и выбрал это наречие, но все равно старался объясняться тихо. Суть его слов сводилась к следующему:

– Мы не имеем полномочий подписывать документы такого рода.

19 июня (3 Синего), около девяти вечера, Замок Горных эльфов

Вольфы выскочили на площадь и увидели, что попали в ловушку – перед ними стояли эльфы в черных доспехах. Часть из них тут же развернулась, отбрасывая мечи в ножны за спиной, они вытащили другие клинки. Лезвие сверкнуло серебром. Следом взметнулись луки. Вольфы замерли на мгновение. Другого пути все равно не существовало. Свирепый присел на передние лапы, готовясь к прыжку. Его примеру последовали остальные. Могучие тела сорвались с места, словно камни метнулись из пращи. Вольфы бросились между эльфами, спеша к воротам. Прыжок вперед – в сторону, снова вперед. Им нужно сделать невозможное: уйти и от мечей, и от стрел, защитить обессиленного хоббита (эльфийку птица защитит) и пробиться к воротам. Хоббит уже сделал невозможное – остановил сферу Шартара, что чуть не сбросил на них правитель Иситио, теперь дело за вольфами.

В бок Свирепому вонзилась стрела. Он коротко тявкнул от боли. Эх, как бы помог щит Фисти.

64
{"b":"99698","o":1}