ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Грани любви
Япония. Все тонкости
Монета скифского царя
Рассуждения о методе. Начала философии. Страсти души (сборник)
Развивай свой мозг. Как перенастроить разум и реализовать собственный потенциал
Финансист
Венецианский призрак
Обитель
Мужские откровения
Содержание  
A
A

Две стрелы ударили в спину Скользящему. Ловкий извернулся и ушел от удара лезвия. Лютый скакнул в бок, чтобы уйти от стрел. Один из эльфов, взмахнул мечом. Удар. Голова Лютого отделилась от тела и подлетела в воздух. Тело еще пробежало несколько шагов и рухнуло, придавив двух воинов.

Свирепый взвыл, будто это он получил смертельную рану, и отчаянно рывком прыгнул вперед, раздвигая грудью тех, кто посмел встать на его пути. Тяжелыми лапами он сбивал их с ног, безжалостно разрывая доспехи вместе с плотью. Илоа на спине вскрикнула и изо всех сил вцепилась в ремешок на загривке.

Они проскочили. Но теперь перед ними стояли урукхаи. Увидев вольфов, они, не раздумывая, понеслись на них, размахивая тесаками. Морды перекошены, в лице нет и малейших следов разума, только злобная ярость и готовность убивать все, что стоит на их пути. Взмах тесаком – Звонкий заскулил, получив глубокую рану в бок.

– Они сошли с ума! – захрипел Свирепый.

– Вперед! – крикнул Фисти. – Вперед, иначе нас сомнут!

Словно темные вихри вольфы пробили строй урукхаев, не щадя их так же, как и до этого эльфов. Через мгновение они вылетели из ворот. Не оборачиваясь, помчались вверх по склону горы.

– На Зэп! – рыкнул Свирепый. – В другом месте может быть засада. Нам надо хоть несколько часов передышки!

Никто с ним не спорил. За их спиной черные клубы дыма поднимались над полуразрушенной черной стеной.

Вольфы мчались, обгоняя ветер, но вскоре Скользящий отстал. Когда они обогнули горную гряду, Свирепый замедлил бег – теперь они стали невидимы из замка, можно осмотреть раны. Он коротко взвыл и остановился. К нему подскочили остальные. Илоа спрыгнула с его спины. Свирепый подскочил к отстающему:

– Скользящий, что с тобой?

– Я… хорошо.

– Идти сможешь?

– Смогу. Эльфийка легко коснулась его загривка.

– Вам надо уйти чуть дальше. Здесь еще небезопасно. Скользящий под ее ладонью вытянулся в струнку.

– Я смогу, – заверил он, склонив морду к лапам.

– Я не ошибся, госпожа, – уточнил Фисти. – Ты сказала «вам»? Ты уходишь?

– Я не могу ехать на Зэп, – в голосе звучала тревога и печаль. – Это будет слишком долго. Я немедленно отправлюсь к Орману и сообщу обо всем, что произошло. Я знаю, чуть больше, чем вы.

– Но как ты доберешься? – забеспокоился Свирепый.

– Так же как прибыла сюда, – мягко улыбнулась эльфийка. – У меня есть птица. Но она вынесет только меня. – Пусть Эль-Элион и Ланселот хранят вас, – она подняла руку, осеняя их.

– Никогда не слышал подобного благословения, – прорычал Ловкий. – Кто этот Эль-Элион, именем которого ты благословила нас?

– Когда-то все знали его имя во Флелане, – слова полнились удивительной силой, так что вольфы невольно присели. Дочь лесного царя взглянула на небо. – Но сейчас другие времена, – наваждение прошло, перед ними стояла хрупкая женщина, нуждающаяся в защите. – Возможно, Орман расскажет вам когда-нибудь. А может, и нет. Он не любит вспоминать об этом. Не теряйте времени: когда эльфы победят – подумают о погоне.

Несмотря на увещевания, никто не тронулся с места, пока птица не ушла вертикально вверх. Вскоре она спустилась, делая круги над ними. Снижаясь, она становилась больше. Наконец вольфам пришлось расступиться, освобождая для нее место. Ветер крыльев взметнул пряди в высокой прическе, казалось, и Илоа сдует, но эльфийка не дрогнула. Зеленая птица коснулась земли рядом с хозяйкой. Черные глаза наблюдали за ними с высоты трех метров. Птица раскрыла крылья, и она легко скользнула между них, устроившись там, как в гнездышке. Фисти почудилось, что перья птицы приобрели матовый блеск и жесткость металла. На прощание Илоа еще раз помахала им и птица, расправив крылья, легко взмыла вверх. Еще мгновение – и она исчезла за гребнем горы.

– Едем, – скомандовал Фисти, и вольфы продолжили стремительный бег на Зэп.

19 июня (3 Синего), где-то внутри Аксельской гряды

Асуэл, Тораст и Ут напряженно молчали. Потом Влад озвучил то, что другие произнести не решались:

– Подписывать – не имеем права, а без договора нас не выпустят, верно?

– Вообще перестанут обращаться как с гостями. Бросят в темницу, и на этот раз мы вряд ли выберемся.

– Что будем делать? – встрял Серый.

– Надо тянуть время, – прошептал Асуэл. – Тянуть время сколько сможем. Предложить отправить гонца к Орману.

– Что-то мне подсказывает, – иронически заметил Влад, – что если царь сказал «мне нужно», значит, ему нужно сейчас, а не через неделю.

– По крайней мере, начнем переговоры. Подписывать ничего нельзя. Мы не имеем права. Так ему и передай, Ут, – настаивал эльф. Хоббит уже повернулся к царю, когда Серый схватил его за локоть.

– Постойте-постойте. Кому нельзя подписывать? Тебе, Асуэл, и тебе, Ут? Мне лично никто ничего такого не запрещал.

– А ты просто здесь никто, – заметил Влад.

– Но гном-то об этом не знает, верно? Скажите, у вольфов письменность есть?

– У воооольфов? – голос хоббита наполнился таким изумлением, что стало понятно – ответ отрицательный. – Как ты себе представляешь, чем они могут писать?

– Вот и ладненько. А у нас-то письменность еще как есть. Скажите гному, что как раз мы, – он быстро ткнул пальцем в себя и Влада, – и есть послы особого значения. Нет, лучше я посол, а он мой телохранитель, у него вид несолидный и язык плохо подвешен, – над затылком нависла ладонь, и он присел. – Слушай, да ты совсем нервный стал! Тебе это… успокоиться надо. Может тебе съездить куда-нибудь? В челюсть, например… Я всех спасаю, между прочим, – он спрятался от Влада за урукхая и продолжил. – Так вот, скажите, что мы послы. Я набросаю договор и подпишу. Нас отпустят. Если потом Орман не захочет договор подтверждать – то мой листок будет недействительным. А если захочет – пришлет посла и подпишет еще раз. Ну, как план?

– Я не буду врать царю, – категорично возразил Асуэл.

– А кто-то говорил, что для спасения жизни можно?

– Нам пока не угрожают.

– Так ведь когда будут угрожать, будет поздно врать, – Сергей увидел по непримиримо сдвинутым бровям, что убедить не удастся, и повернулся к Владу. – Ну, хоть ты им скажи!

– Не втягивай меня в свои махинации. Тебе все хиханьки, а отвечать перед начальством, если что не так, придется Асуэлу. Знаю я, таких как ты.

– Ут! – отчаянно взмолился Серый, но тут же нутром понял, что он скажет то же самое, и махнул рукой. – Ну, и хрен с вами. Можете не помогать. Я и без вашей помощи всех спасу. Ут – переводи.

Он попытался оттолкнуть с дороги Влада и Асуэла. Не удалось. Тогда ужом юркнул между ними и смело направился к трону. Встав перед царем гномов, он отвесил церемониальный поклон.

– Уважаемый царь гномов Урслог. Высокий и превознесенный, мудрый и храбрый, милосердный и… и тэдэ и тэпэ. К сожалению, я не могу говорить на твоем языке, но вот этот маленький хоббит, мой переводчик, с удовольствием переведет все, что я скажу, – он выжидающе взглянул на Ута. Тот зыркнул на него исподлобья, но перевел почти дословно, опустив пару эпитетов, а так же «маленький» и «мой». В общем, Серому понравилось, хотя он и предложил небрежно.

– Переводи точнее. Лесть – могущественное оружие, – затем взглянул на царя, который смотрел с любопытством и изрядной долей иронии. – Хочу сообщить, что в нашей небольшой команде именно я уполномочен магом Орманом заключать необходимые договоры и подписывать документы. Мы только что посетили замок горных эльфов, после чего, по настоянию Ормана отправились к вам, но по дороге немного заблудились, так что попали в лапы к мятежникам. Это неприятное событие, о достойнейший из царей, единственное обстоятельство, из-за которого мы не торопились принять ваше гостеприимное приглашение. Он переждал, пока хоббит переведет витиеватую фразу, и продолжил.

65
{"b":"99698","o":1}