ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

19 июня (3 Синего), где-то над Аксельской грядой

Айла скучала. Вчера весь день она читала о туманах и поняла, в чем ошиблась. Так же вроде бы поняла, как туман можно рассеять. «Вроде бы» – потому что надо попробовать на практике, чтобы убедиться в этом. Теория – это одно, а настоящий туман – совсем другое. Утром она пробралась во Флелан но ее там ждало разочарование: туман кто-то уже убрал. А вместе с ним бесследно исчезли и путники, за которыми она наблюдала. Что только она не делала, чтобы найти хоть какие-то их следы: перелетала с облака на облако, всматривалась в каждое селение, в каждую горную впадину. Ничего не нашла. Тогда стала слушать. Но для этого пришлось вернуться в Замок Фей, чтобы еще подучиться. Слушать труднее, чем смотреть. Второй раз выбралась, когда до заката оставалось около половины дагруна. Еще раз осмотрела Флелан. Никого! Куда же они подевались? Ну что ж, попробуем найти по звукам. Она легла на облако лицом к небу, сложила руки на груди. Именно в такой позе хоронили людей. Интересно, это как-то связано с феями? Одернула себя: нельзя отвлекаться. Мысли тут же утекли в другую сторону: а, как она выглядит со стороны? Наверно, красиво: лунное платье слилось с облаками, багряные волосы разметались вокруг. Что бы подумал человек, если бы увидел ее сейчас? «Снежная принцесса» – услужливо подсказала память. Есть во Флелане такая легенда. Высоко в горах, на острие пика Сивера, там, куда не может добраться ни одно живое существо, не может долететь ни одна птица, стоит большая колыбель, в которой спит Снежная Принцесса. Если разбудить ее – для этого надо согреть ее теплом своего тела – она спустится во Флелан. Тогда снег будет не только на вершинах гор, но в любом краю, куда она сойдет. Красивая легенда. Но в ней не сказано, что хоть кто-то за всю историю Флелана хотел ее разбудить. Может, боятся снега? Она невольно хихикнула. Она ни разу не прикасалась к застывшей воде, но уверена, что в ней ничего страшного нет. Тут же приказала себе: «Хватит мечтать. Сосредоточься, надо слушать». Она заставила себя поймать один звук, другой, а затем полностью погрузилась в мир голосов, шорохов, грохота и мелодий. Она воронка, в которую стекаются все звуки Флелана. Айла наполнялась и наполнялась ими, пока не почувствовала: хватит. Она все-таки не безразмерная, так можно и убить себя. Будет потом присказка: «Не шалите, маленькие феи, с магией, а то была у нас одна такая… Айлой звали…»

Итак, звуки собраны. Теперь надо их просеять и сохранить только голоса. Она не воронка – сито. Вот падают сквозь нее, шорохи травы, хруст веток, удары топора, флейта пифитти, арфа эльфов и многое-многое другое… Непрерывный поток иссяк. Остались лишь голоса. Меняем сито. Теперь надо сберечь голоса одних разумных существ. Даже не так – разумных двуногих существ. Падали звуки, но не так обильно – карканье уток, тоскливый зов сиоси, писк полевых мышей – немного погодя и горных туда же…

Сколько она так лежала – неизвестно. Теперь осталось то, что нужно. Но эти голоса тоже надо просеять. Но как? Если просеет неправильно – придется заново начинать ворожбу, а скоро Саера скроется за горизонтом. Поколебавшись, она стала искать голоса, которые упоминали бы о ЛЮДЯХ, ЧЕЛОВЕКЕ, ХУМАНАХ, НЕЗНАКОМЫХ СУЩЕСТВАХ, СУЩЕСТВАХ БЕЗ НАЗВАНИЯ…

Голоса все сыпались и сыпались сквозь нее. Казалось, вот-вот… Но снова мимо. Когда последний звук ушел, как лунный свет сквозь пальцы, она открыла глаза. Сердито выдохнула, поджав губы. Не получилось. У нее! Самой талантливой и вообще самой-самой. Не получилось… Что теперь? Нет уж! Она не сдастся. Есть и другие способы отыскать то, что нужно. Если она о них еще ничего не слышала – не беда. Надо вернуться в библиотеку и еще раз просмотреть все доступные книги. Может быть, всю ночь будет сидеть, но все равно найдет. Она полетела к живым глазам. Сейчас ей безразлично, заметят ее или нет…

19 июня (3 Синего), Хайгасер, царство гномов.

Услышав пронзительный вопль, все вскочили. Появилось оружие, но следом послышался крик Гилну:

– Вор! Мент сел обратно на стул, скрипнул зубами от раздражения.

– Садитесь, – успокоил он остальных. – Это наш посол развлекается, ерш твою меть.

Если бы Сергей знал, сколько шума будет из-за серебряной чашки! Он бы мчался от нее подальше и предпочел бы лакать воду как кошка – прямо с пола. То, что Гилну заорала как психованная бабка на базаре, когда обнаружила в джинсах кружку – это еще ничего. Он бы с ней легко договорился. Подумаешь, стакан в кармане завалялся. Что уж к нему и кружка в карман случайно упасть не может? Да и вообще, он ее специально взял, чтобы лишний раз Гилну не беспокоить, когда пить захочется. Он чрезвычайно удивился, почему это гномы до сих пор ходят без бокалов в кармане. Это же так удобно: мучает жажда – достал и попил. В любое время, в любом месте. У него на родине, так без чекушки вообще ходить неприлично.

Эту речь он произнес, проникновенно глядя на Гилну и клянясь всеми известными богами Флелана, что не лжет. Она его конечно не понимала. А если и понимала, то лишь жесты, которыми он сопровождал каждое слово. Каждую эмоцию. Причем делал это столь талантливо, что ни одна крупица информации не потерялась. Все аккуратно уложилось в кладовочке ее сознания. Взгляд ее становился спокойнее. Клятва – торжественное прижимание кулака к сердцу под славословия Ланселоту – на всех оказывала прямо-таки магическое действие. Непуганые они тут во Флелане. Кто их научил, что если существо клянется, то обязательно не лжет? Зато таким как Серый тут золотая жила. Если кто поймает, всегда можно выпучить глаза и сказать, что ворованную вещь подбросили. И поклясться – все поверят. Еще и совесть будет их мучить за то, что невинного оклеветали. В общем, вскоре Гилну успокоилась и пошла по делам, оставив кружку на полу в баньке.

Но вот когда он вернулся в зал, ему предстояло встретиться с Владом – уроженцем совсем другого мира. Это еще полбеды. Но он ведь к тому же поборник всех известных законов вселенной, независимо от того, противоречат они друг другу или нет. Влад, он не только за правопорядок борется. Он вообще весь мир поделил на законопослушных граждан и преступников. Он и так с первого дня на Сергея косо смотрел, но вроде бы уже морально готовился дать ему статус «благонадежного». И тут его застигли на месте преступления. Да еще и на чужой территории, куда их пригласили в гости. Да еще когда им так доверяют, потому что он представился послом международного значения… В общем, Сергей пожалел, что на свет появился. Вернее, что сначала он умудрился родиться в одном городе с Владом, а потом по неосторожности попал с ним во Флелан. «Ну, что мне дома не сиделось? Почему я от этого Андрея-Барина не дернул давным-давно? Почему позволил себя в эту дверь кинуть?» – под уничтожающим взглядом Влада он корчился как червяк на сковородке.

– Влад, миленький, – сквозь слезы причитал Серый. – Ну что ты на меня так смотришь? Еще мгновение и я побегу к оркам сдаваться. Чтобы они уже сразу прикончили и все. Без твоих испепеляющих взглядов. Не надо так нервничать. Все уже прошло.

– Тебе никто не говорил, что слова «не надо нервничать» хорошо помогают привести человека в нормальное состояние бешенства? – поинтересовался мент.

– Ой, как все запущено! – загрустил Серый.

Обидно, что точно так же смотрел на него и эльф, и хоббит, и урукхай, который проснулся от произведенного шума. Хорошо, что Урслог тактично покинул стол вместе с гномами. А может, плохо? Вот при гноме вряд ли бы он посмели так на него смотреть. Постеснялись бы. Все-таки он посол, а не абы кто…

Ут внезапно кашлянул, готовясь возвестить нечто важное. Серый уныло повернулся к хоббиту.

– Давно хотел рассказать тебе одну притчу. Может, и раньше стоило сделать это… Но теперь необходимо. Притча о пчеле и мухе. Послушаешь?

72
{"b":"99698","o":1}