ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последняя преграда… Словно упругая стена оттолкнула ее. Вот как? Через эту стену нельзя? А если иначе? Она сделала еще пару попыток. Рассмеялась, поняв, что не все еще знает, надо продолжать учиться. Вошла через дверь.

Усыпальница невелика. Хотя стены ее теряются в туманно-белом сиянии, чувствуется, что здесь еле хватает места, чтобы встать у ложа. От дверей сначала видны сапоги. Эльфы, пожалуй, сочли бы их грубыми, но как гармонично смотрятся на этом могучем герое. Она медленно летела вдоль ложа. На ногах нет панциря, лишь брюки из грубой черной ткани, а рыцари и ноги заковывали в металл. Может, Гармсел не хотела обременять его в вечном сне? В синюю ночь он выходил в полном доспехе.

Металлический нагрудник с него не сняли. Интересно, кто обряжал его в последний путь? Гармсел или неведомый хозяин мира – сэр Ланселот тоже? На металле панциря герб: скрещенные мечи, осененные крыльями феи. Если бы тут положили парадный щит, тот, что вешался на воротах замка, можно было бы прочитать его девиз. Что-то она поторопилась уйти, не прочла, какой же девиз у Стража…

Размышляла: «А вот тот, кого я видела на вольфе, он такой же большой или нет? Как хотелось бы хоть раз встать с ним рядом. Прикоснуться…» – Айла помотала головой, отгоняя лукавые мысли. Разве она хочет быть изгнанницей? Разве она хочет навсегда поселиться в запретном мире? Плата за развлечение слишком высока. Вот пройдет еще веков десять, людей станет много, тогда феи наверняка прекратят прятаться за облаками. Айла будет первой, кто спустится во Флелан, переставший быть запретным. «Но его уже не будет там…», – выдохнуло что-то внутри у нее.

«Ну и что? – она повела плечиком, споря с незримым собеседником. – Что мне до него? Один из первых увиденных мной хуманов. Через недельку примелькается, и будет скучно за ним следить». Для того чтобы поразить ее, надо совершить что-то совсем уж необыкновенное, а не просто проехаться на вольфе с поднятой рукой. Вот Гармсел впервые увидела Стража, когда он почти в одиночку расправился с целым отрядом орков. Конечно, она тогда помогла, иначе он бы умер от ран. Но главное – он был Воином. Героем. Такому стоило отдать жизнь и посвятить мастерство…

Айла осмотрела Стража. В нем невозможно найти ничего от того молодого юноши, которого спасла фея от смерти. Даже странно как-то, будто не про него она читала в книге. Но это именно то чудовищное превращение, что делает с людьми смерть.

А вот рука… Рука будто бы та же. Так же крепко сжимает меч. Кажется, назови Стража по имени – он встанет и пойдет сражаться. Но имя его знают лишь Ланселот да Гармсел. Только они и могут пробуждать его изредка. Если пробуждать часто – он умрет. Однажды не встанет, как ни зови. Кажется, у них договор такой: один раз зовет Ланселот, другой раз Гармсел. Раз в… неизвестно сколько лет – фея рассмеялась. Любая загадка ее веселила, потому что предсказывала, что ей будет чем заняться в грядущие века. Например, найти этот мифический договор.

Кончиками пальцев она коснулась меча. Какой необычный, серо-голубой металл. Он обжигающе холоден, хотя в замке Фей вечное лето. Наверно, такой же на ощупь лед на вершинах гор. Айла почувствовала, что клинок живет собственной жизнью. Меч вздрогнул от прикосновения. Рванулся навстречу, желая испытать. Если сильна духом – как дворовый пес ткнется рукоятью в ладонь. Если слаба – как голодный вольф оскалит зубы и растерзает.

– Тебе скучно, – заговорила с мечом Айла. – Они – Гармсел, Ланселот, Страж – думали каждый о себе, искали своей выгоды… И никто не заботился о тебе. Ведь ты создан для битв, а не для того, чтобы лежать в усыпальнице. Тебе трудно здесь. Ты постоянно представляешь, сколько злых сил смог бы уничтожить, но тебе остаются лишь воспоминания о прежних победах. Это тяжело. Наверно, невыносимо тяжело, хотя… – Айла опять просияла, – вряд ли я могу хоть приблизительно представить это. И все же… мне жаль, что я не могу помочь. Если бы могла – отпустила бы тебя на свободу. Но тебе нужен настоящий хозяин. Воин. А таких уже не осталось… – она помедлила. – Но надежда есть. Скажу по секрету, люди вернулись. Кто знает, может, тебе повезет…

Меч дрогнул. Дал знать, что все понял, готов ждать. Поблагодарил за добрые вести. Айла с сожалением убрала ладонь от лезвия и, поколебавшись еще мгновение, покинула усыпальницу.

Теперь к себе в комнату. Не хочется ничего читать, ничему учиться. Надо отдохнуть. Стены комнаты сегодня долго будут дымчато-голубого цвета. Чем себя развеселить, пока настроение не заметили наставницы? Лишь одним: сшить платье.

Раныд, поединок сильных. Окончание.

«Ланселот!» – испугался Мар-ди, услышав окрик. Попытался нащупать ногами твердую почву. Удалось сразу, хотя под ногами пружинило. Он словно находился на не полностью накачанной резиновой лодке. Встречал в одном из миров, когда путешествовал. Одно неосторожное движение и он полетит в бездну, но все же Мар-ди встал и кое-как выпрямился. Сердце, едва бившееся во время падения, теперь заколотилось с невиданной силой. Он не успевал дышать, в глазах потемнело. Диригенс как рыба открывал рот, но ощущал, что сейчас задохнется. Его плеча что-то коснулось, и дыхание восстановилось. Мар-ди медленно повернулся. Бросил взгляд на плечо. На нем лежала огромная ладонь в черной металлической рукавице. Так же медленно скользнул взглядом вверх по руке, чтобы рассмотреть ее хозяина. Нет, не так – Хозяина, потому что перед ним стоял Ланселот: гигантский рыцарь в черных блестящих доспехах. Голова в темном шлеме смотрела прямо на него. Забрало опущено, за ним ничего невидно, даже блеска глаз. Кажется, что под доспехами и нет никого. Либо весь Управитель отлит из металла, либо он дух, которого нельзя увидеть, не вооружившись заклинаниями. Мар-ди почувствовал, что от ужаса скоро упадет. На Раныде диригенс осознал, что Ланселот намного величественнее его. Чем дальше продвигался поединок, тем меньшей букашкой он себя ощущал. Встав лицом к лицу с Мар-ди, Черный Рыцарь совершенно подавил его мощью. Еще мгновение – и диригенс растечется лужицей плазмы у его ног. Рыцарь еще раз тряхнул его за плечо.

– А ну приди в себя! – рыкнул он. – Я хочу обговорить с тобой кое-что, прежде чем ты наделаешь в штаны, – он слегка стукнул диригенса по плечу. – Ты знаешь кто я?

– Ланселот, – губы Мар-ди дрогнули чуть слышно.

– Нет, – голос Хозяина полон яда. – Это вы меня так называете. И другие. Моего настоящего имени никто не знает, так же как и моего лица. Ланселот кто был?

– Рыцарь, – облизав пересохшие губы, прошептал диригенс.

– Не просто рыцарь, дурак, – громыхнули доспехи. – А весь такой из себя рыцарь. В сияющих доспехах, благородный до донышка пупка. Думаешь, я такой?

– Нет, – проблеял Мар-ди.

– Правильно, – благосклонно согласился шлем. – У меня и доспехи – видишь какие? Я Черный Рыцарь. Рыцарь-бунтарь. Я скорее поклонюсь тьме, чем буду слепо верить свету, как вы учите. Ты думаешь, я спас тебя? Нет. Мне нужно, чтобы ты ответил за все. Твоя идея устроить Раныд?

– Да, – прохрипел диригенс. Плечо внезапно налилось тяжестью.

– Вот именно эта жидкая куча навоза и додумалась вызвать меня на поединок? – Управитель склонился ближе, словно заглядывал не в глаза, а в душу Мар-ди. На этот раз диригенс кивнул. – На что ты надеялся, мокрица? Мне на самом деле интересно. На что?

– Я не думал… – невнятно пробормотал Мар-ди.

– Не слышу! – зарычал рыцарь.

– Я не думал, что Вы настолько могущественны, – еле выдавил Мар-ди.

– Ты думал Творец, который сотню лет не пускает вас в свой мир – это какой-то маг захудалый?

«Об этом я тоже не думал, – с запоздалым раскаянием подумал Мар-ди. – Ареопагит не может его найти, даже нащупать не может, но отправил меня сюда, будто я смогу справиться». Рыцарь легко прочитал его мысли.

– Кажется, наш маленький герой поумнел. Мозги у тебя заработали, будто мощный процессор вставили. Только не пригодится тебе улучшенный комп. Чем расплачиваться будешь?

86
{"b":"99698","o":1}