ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как стать королевой Академии?
Балканский рубеж России. Время собирать камни
В поисках нового себя. Посвящается всем моим Учителям
Сделка
Страж Вьюги и я
Краткая история всего на свете
Поле зрения
Смерть миссис Вестуэй
Озорная классика для взрослых
Содержание  
A
A

Страж лежал не шелохнувшись. Она вздохнула и начала снова. Как только она ни убеждала… Наверно, ни разу в жизни не проявляла она такого красноречия. Даже когда в начале ее ловили наставницы за нарушение запрета, она не оправдывалась с таким жаром. Но Страж не внял ей. Он по-прежнему крепко сжимал меч. Тогда Айла воскликнула с горечью:

– Никогда не думала, что ты такой! Пока ты держишь меч при себе, во Флелане совершается столько зла! – и вскрикнула испуганно – рука Стража вздрогнула и разжалась. Фея, почти не дыша, поднесла открытые ладони к рукояти. Меч взлетел в воздух и лег ей в ладонь. Счастье в Айле переливалось через край, слов не хватало, чтобы высказать его. Поэтому она молча пошла из усыпальницы с драгоценной ношей. На пороге обернулась и прошептала с сияющими глазами:

– Спасибо! – ей показалось, что Страж улыбается.

Она спрятала меч, укутав его в тут же созданную ткань и применив магию, чтобы отвлечь внимание от необычного свертка в руках. Сегодня она будет осторожна как никогда. Может, если ее поймают, она и сможет все объяснить. Может, ей поверят, но рисковать не стоило.

Перейдя границу, она замерла на облаке. Избавившись от ткани Айла, сжимала рукоять меча двумя руками, держа его острием вниз. Страх пронизывал ее, заставляя дрожать. Так трудно идти дальше. Даже крылья вздрагивали. Может, она поступила опрометчиво? Айла с тоской взглянула в сторону замка. Теперь она уже не могла повернуть. Она наложила на себя заклинание невидимости и шагнула с облака.

Дома в Гугазиже казались нежилыми: одноэтажные постройки с плоскими крышами, слепленные друг с другом боками словно соты. Маленькие темные провалы в стенах напоминали скорее бойницы, чем окна. «Ничего удивительного – это же орки. Что они могут сделать красивого?»

Чтобы проникнуть в селение, Айла уменьшилась до размера ночного мотылька. Воины, стоявшие на посту вдоль огромных стен, не могли ее заметить. Она заглядывала в окошки. «Здесь семья. И здесь. Здесь куча орочьих детишек. Здесь еще семья. Да что же это такое… Так можно и до утра искать!»

Наконец ей открылась необходимая комната. Когда Айла влетела туда, увидела Серого Воина, лежащего на большом ложе, под одеялом, раскинув обнаженные руки в стороны. На плече заметила повязку с каплями крови. Чуть поодаль на таком же ложе спал его спутник – урукхай. Его перевязали. В глубине комнаты еще кто-то находился, но Айла не рассматрела – не за этим пришла. Фея приняла обычный размер и повисла над Серым Воином – прозрачная белесая дымка с трепещущими крылышками и мечом в руках. На мгновение захотелось, чтобы он проснулся. «Может, стать видимой? Не стоит. Слишком опасно. Кто знает, что он думает о феях?» – положила меч ему подмышку, вдоль тела поверх одеяла. Меч прильнул к боку – признал. Айла спустилась ниже, наклонившись к лицу Воина. Что там писали в книгах об этом? Губы к губам? Она рассмеялась, дыхание коснулось его лица. Воин смешно сморщил нос. Фея сразу отстранилась, уткнула рот в плечо, чтобы сдержать новый приступ смеха. Легко прикоснулась к повязке – от ее пальцев к ране протянулся лучик. Рваные дырки в теле Воина на плече и ребрах жадно впитывали в себя ее силу. Кровь сразу свернулась. Края ран затрепетали и потянулись друг ко другу, срастаясь. Сошлись вместе бугристыми шрамами. Вслед за этим шрамы разгладились. Айла отдернула руку. Голова у нее закружилась. В ушах тоненько зазвенело. «Все, хватит. А то мне самой сил не останется», – она взлетела и застыла в воздухе – лишь платье да крылья мерно колышутся. Полюбовалась недолго. «Что ж, надо лететь обратно», – Айла уменьшилась в размерах и вылетела в окно. Вверх, вверх, к облаку. Казалось, что не крылья несут ее, а радость, наполняющая сердце. Она играла внутри как фонтан, подталкивала все выше. Когда прохлада облака окружила ее, фея повернулась лицом к земле. Представила, как лежал он, и тоже раскинула широко руки. Теперь они лежат напротив друг друга: он там, в домике, она на облаке. Если бы он проснулся и посмотрел сквозь крышу, то увидел бы Айлу, как видела она Воина. «И залюбовался бы. Это глупые орки боятся фей. А он бы непременно залюбовался».

21 июня (5 Синего), утро, Гугазиж.

В полутора метрах над ним нависал потолок из красноватой глины. Лежалось ему удобно, мягко. Так удобно, что шевелиться не хотелось. На удивление не мучила жара. И холод тоже. Словно включили кондиционер. Стало так уютно. Может, потому что впервые за много дней спал под одеялом, раздетый.

Влад еще немного понаслаждался покоем. Потом вздохнул: лежи – не лежи, ничего от этого не изменится. Все равно придется вставать, обедать и топать к Орману, который с каждым шагом нравился все меньше и меньше. Он сел на кровати. Правая ткнулась во что-то твердое. Он недоуменно повернулся. Рядом лежал огромный меч. Под самым боком. Это что же, ему подарили?

У кровати на полу, аккуратной стопочкой, почти как учили в армии, лежала одежда: чистая, заштопанная, но не глаженая. Рядом стояли отмытые от грязи ботинки. Поверх одежды уместили ремень с кобурой, дубину и рацию – самую бесполезную вещь. Он сдвинул меч, чтобы не упал, опустил ноги на пол. Плечо и ребра перевязали, но под повязкой все чесалось. Значит, уже все зажило. Он чуть отогнул ткань на плече. «Так и есть. Нежно-розовый шрам. Что у них за лекарства такие волшебные? Приложил – и за один день все зажило. Дали бы с собой… пару тонн».

Он снял повязки, оделся, машинально оглядывая комнату. Такие же как потолок глиняные стены. На той, что слева малюсенькие окна, впускавшие в комнату не свет, а солнечный лучик. «И правильно. В спальне мужчина только спит. Свет не нужен».

«Сколько же я без сознания провалялся? Хотя, что гадать, найду Асуэла или Ута…» – последнее, что помнил, это как урукхаи несли его на носилках. Он не понял тогда, кто несет – враги или друзья. Влад проверил кобуру. «Пистолет на месте. Значит, друзья. Обойма… Блин, знал бы заранее, куда попадет, обоймы по всем карманам бы распихал. А ведь предупреждал Бельский: носи с собой запасную, носи! Не послушал». Голова закружилась, на этот раз оттого, что слишком долго лежал. «Надо посидеть немного, прийти в себя», – вспомнил про Бельского и сразу в памяти всплыл дурацкий день, когда он вышел из машины пройти по рынку. А тут взрослый малолеток из сумочки дамы сотовый вытянул… «Стоять, пацан!» – не стоит. Погоня, забор, темнота, падение – и вот он здесь, в этой сказке для взрослых, с одним пистолетом и двумя патронами. «Чело-вэк ур Кнел. Человек с дубиной, по урукхайски. А если удастся вернуться, надо будет еще и объяснительную писать, где патроны истратил».

События последних дней крутились в сознании как калейдоскоп: Шапки, Синие, эльфы, воздушный, гномы, единорог, орки, тролли… «То ли еще будет, ой-ой-ой», – судя по тому, как развивались события, не ждет их пред светлыми очами Ормана ничего хорошего. «В этом мире не может быть ничего хорошего в принципе. Эльфийка… Стоп, только не это… Впереди загадочный маг Желна Орман. Черный дятел с вампиром подручным».

Влад попробовал подняться. Получилось. Даже не качало сильно. Привычно прицепил дубинку у пояса. Меч за отсутствием ножен взял в руку.

На улице шумело военное поселение. Урукхаи сновали повсюду: клыкастые, зеленокожие и мускулистые как бодибилдеры. Женщины готовили у костров, мужчины сидели рядом. Множество зеленых ребятишек, в которых по косичкам опознал девочек. «Да… Если у них тут столько девочек, становится понятным, почему многоженство развито. Какой-то дисбаланс…»

Стражи с оружием стояли на стенах, окружавших поселок. Стены города в отличие от домиков строили под замок, а то и нехилую крепость. Наверное, такая стена окружала Трою, под которой вся армия Греции десять лет простояла, и лишь хитростью смогла взять ее. Фильм недавно посмотрел. Когда Ахиллес объяснялся в любви, ему аж челюсть на бок сворачивало. До того все… по-голливудски. Не хватило ума у сценаристов экранизировать Гомера так, чтобы воин по-человечески объяснялся… «Где ж друзей-то искать?»

92
{"b":"99698","o":1}