ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы были влюблены в нее?

– Нет. – Разве он верил в любовь?

– Но вы же собирались жениться на ней.

Он уже и так сказал слишком много. Нет необходимости объяснять каждый свой шаг.

– Есть некоторые вещи, которые необходимо сразу прояснить, – начала Кэсси. Тон – деловой, но глаза ласковые. – Расследование может принять такой оборот, что вам придется покинуть дом. Может быть, поехать куда-то со мной, а может быть, и одному. К примеру, Ева позвонит и скажет, что вы нужны ей. Вы подготовьтесь к этому, чтобы смогли выполнить все, что необходимо.

– Я уже готов. – Хит сделает для своего ребенка все. Все! Включая борьбу с Евой за опеку над ребенком. Она, очевидно, не способна быть хорошей матерью. – А что я должен делать сейчас?

– Позвольте мне сначала все расставить по полочкам. Иногда такого рода случаи сами разрешаются сказочно быстро. Если вы вспомните еще что-нибудь, позвоните мне.

Кэсси протянула руку. Хит машинально взял ее. Все правильно – заключив сделку, один человек пожимает руку другому. Он попытался высвободить руку, но Кэсси крепко ее держала.

– Я найду вашего ребенка, – убежденно заявила она.

От вспыхнувшей надежды у него перехватило дыхание. Он едва сдержался, чтобы не заключить ее в объятия – от благодарности.

Он верил ей.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кэсси не теряла времени даром. Уже в полдень компьютер выдал ей дату рождения Евы, номер полиса ее социальной страховки, настоящий и предыдущий адрес. Остальное требовало более глубоких раскопок. Кэсси надеялась, что беседа с Дарси, соседкой Евы по квартире, даст больше конкретной информации. Конечно, если Ева не держалась с Дарси так же скрытно, как с Хитом.

Кэсси запустила на принтере печать, отодвинулась от стола и потянулась, расслабляя уставшие плечи. Пока документы и записи печатаются, можно позвонить гинекологу Евы. Она начала набирать номер, но остановилась. Сначала надо позвонить Хиту.

– Говорит Кэсси Миранда, – представилась она, когда он ответил.

– У вас есть новости?

Она услышала в его голосе такую надежду, что ее сердце сжалось от сочувствия. Ей хотелось бы порадовать его хорошими новостями.

– Простите, нет. Я собираюсь позвонить в гинекологическую клинику и притвориться, будто я это она. Есть ли у Евы акцент?

Прошло несколько минут. Кэсси решила, что Хит пытается справиться с разочарованием из-за отсутствия новостей.

– Никакого акцента, – наконец сообщил он.

– Какие-нибудь особенности речи? Повторяет ли она «вы знаете», или «как бы», или что-нибудь в этом духе?

– Она хихикает.

– Часто? – Кэсси сморщилась от неприязни.

– Да. А когда нервничает, еще больше.

Потрясающе.

– Не могли бы вы привести пример?

– Хорошо. – После некоторой паузы: – Мне не следует этого делать, хи-хи.

Кэсси улыбнулась – это звучало весьма странно. Она смотрела на фото Евы, пытаясь представить их вместе. Они не подходили друг другу. Ева принадлежала к типу «девушка-простушка» – рыжие волосы, веснушки, наивный взгляд. А Хит казался светским и тонким человеком.

– Какие-нибудь еще детали не вспомнились?

– Она любит делать покупки.

Кэсси усмехнулась. Она стала привыкать к его своеобразной манере выдачи информации – прямой, но крайне лаконичной.

– Предпочитает какой-то конкретный магазин?

– Ева любит торговаться. Она говорит, что никогда не платила за вещь полную цену и никогда не будет этого делать.

– Она любит торговаться в какой-нибудь второразрядной лавке или во время распродажи в супермаркете?

– По-моему, и там и там. И в специализированных магазинах. Она нашла такой, где продается одежда только для беременных.

– В городе их не может быть много. – Кэсси взяла телефонную книгу и положила на стол перед собой. – Я проверю их все.

Закончив разговор с Хитом, она тут же позвонила в офис врача. Время поджимало, рабочий день подходил к концу.

– Привет, – сказала Кэсси, когда ей ответили. – Это Ева Брукс. Я сделала ужасную глупость. – Она по-дурацки хихикнула. – Я потеряла карточку, где записано время моего следующего визита к врачу. Не могли бы вы мне подсказать? Пожалуйста.

– Брукс, вы сказали?

– Да. Ева.

Кэсси отчетливо слышала характерное клацанье клавиш.

– Вы пациентка доктора Соренсона?

– Да. – Не звучит ли ее голос слишком неестественно?

– А вы не записывались под другой фамилией?

Кэсси понимала, что настаивать не стоит. Возможно, это очередной обман Евы. В самом ли деле она беременна? Не было ли это планом, как выжать побольше денег из Хита? Не был ли это тонкий расчет на его уязвимость?

– Простите, вы сказали «Соренсон»? – спросила Кэсси. – Я не обратила внимания. Я неправильно набрала номер. Извините.

Она опустила трубку на рычаг и в задумчивости уставилась на телефон.

– Кэсс?

Она пришла в себя, только когда Джеймс Паладин постучал костяшками пальцев по ее столу. Как и ее, Джеми взяли девять месяцев назад следователем в открывшийся в Сан-Франциско Департамент расследований Красного Креста.

– Ты в порядке? – спросил он.

– Да. – Она потянулась и вернулась мыслями в кабинет. – Да. Тебе что-нибудь надо, Джеми?

– Твой совет по делу Кобьески. Если у тебя есть время.

Кэсси посмотрела на часы – ровно пять. Ей не хотелось говорить с Хитом по телефону. Своим присутствием она, по крайней мере, сможет смягчить еще один удар Евы. Но в это время движение по мосту из Сан-Франциско в пригород ужасно. А если она подождет часа два…

Из спальни на втором этаже Хит наблюдал, как Кэсси идет от машины к его дому. Ее походка энергична и уверенна. Несколько минут назад Кэсси позвонила и сообщила, что уже едет по мосту в Волфбек-Ридж. В таком предупреждении не было необходимости. Он никогда не выходит из дома. И она знает это.

Что же она обнаружила? Что-то важное, чего не могла сказать по телефону? Что-то хорошее?

Хит пытался заставить себя не воспринимать ее как женщину. И не мог. Кэсси была красивая, чистая и простодушная. И не сознавала этого. Она почти не пользовалась макияжем. Волосы заплетала в простую косу и закидывала на спину. Никаких капризов. Никаких фокусов. Никакой игры.

Это безумно привлекало его. А ведь еще недавно он убеждал себя, что всю оставшуюся жизнь проведет в одиночестве. И даже верил в это…

Помимо красивого лица и стройного тела у Кэсси удивительный ум. Ясный и решительный.

И она не хихикает.

Зазвонил дверной звонок. Хит открывал дверь с надеждой в сердце, но всякая надежда пропала, когда он посмотрел Кэсси в глаза.

– Скажите мне.

– Мы можем сесть? – спросила она.

– Скажите мне.

– Вы уверены, что Ева беременна?

Не умерла. Не умерла! Иначе Кэсси не говорила бы так. Облегчение разлилось по жилам, будто три глотка бурбона. Жаркие и дразнящие.

– Да.

– Абсолютно уверены? В офисе доктора Соренсона говорят, что Ева не была его пациенткой. Почему вы так уверены, что она беременна?

– Я чувствовал движение плода.

– Я не собиралась задавать вам такой вопрос, но…

– Она много раз позволяла мне положить руку на живот. Иногда она поднимала свитер, и я мог следить за движениями ребенка. Кэсси, я раньше уже видел беременных.

Она уперла кулаки в бедра, уставилась в пол и с силой выдохнула воздух.

– Я думала, она играет с вами. Играет как с…

– С дураком? Со слабаком?

Кэсси покачала головой.

– Как с уязвимым мужчиной. Притом с деньгами.

Несколько секунд ее слова оставались без ответа.

– Какой следующий шаг? – Хит не обратил внимания на подтекст ее слов. – Не можете же вы обзвонить всех врачей города.

– Могу.

– Вы шутите. – Ему понадобилась чуть ли не минута, чтобы вникнуть в ее слова.

– Конечно, я начну с гинекологов. Но вряд ли вы сможете… Я все смогу. И попытаюсь завтра побольше выудить из ее соседки. По-моему, это наш лучший шанс получить информацию.

3
{"b":"99699","o":1}