ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стреле: Но и среди армян сейчас достаточно негодяев, кидающих камни в русское солнце! Говорю это с болью, как немец, в полной мере разделяющий Ваш, Вазген Липаритович, взгляд...

Авагян: С негодяями будем разбираться, и разбираемся уже. Далеко бежали, роняя кровавые сопли, тер-петросяновские молодчики, пытавшиеся сделать Ереван вторым Киевом! Кто дал им жару? В первую очередь армянский народ, вставший стеной на пути этих презренных наймитов. Верность России - не только священный долг евразийских народов, но и банальное условие их выживания.

Как этого не понимают украинцы?! Как можно дойти до такой степени морально-бытового разложения, чтобы упоенно называть себя вместо гордого титула «русский» «окраинным» человеком? Ведь окраина - это та же трущоба, захолустье! Отказаться быть - и кем?! Русскими! - ради права и сомнительной радости быть непонятно кем у непонятно чьего края... Бог им судья. Выбор у них невелик, потому что слова «Россия» и «жизнь» - синонимы. Хотят жить - пусть идут к России. Не хотят жить - дело хозяйское. Есть такая постхристианская теория - мол, человек имеет право распоряжаться своей жизнью. Пусть распоряжаются...

Стреле: Но давайте скажем им, чтобы не питали иллюзий...

Авагян: Давайте скажем, чтобы не было иллюзий! Русофобия, ребята, это Ваша биологическая, грубая, без кавычек, смерть. Россия без Вас как-нибудь проживет. А вот Вы без неё - никак.

Это не потому, что я злобствую. Я говорю не как политик, а как теоретик технократии. Антирусские республики, слушайте! В силу своих размеров вы не можете быть самодостаточным мирком. Значит, либо смерть от удушья, либо торговать с внешним миром. Что касается смерти от удушья - спросите меня об Армении, что бьется в тисках экономической блокады и только российской поддержкой ещё немного теплится. Но вы ведь хотите торговать, не так ли?

А кому нужны ваши товары - некачественные, мелкосерийные, сделанные на допотопном оборудовании, которые вы уже как 20 лет и не думаете обновлять? Ваши товары, сделанные в относительно холодном, неблагоприятном относительно основных производственных зон климате с чудовищными издержками?

Но допустим - не знаю как, но допустим: вы сделали первоклассные товары и предлагает их в Европу. Неужели вы действительно думаете, что Европа их примет?! Как? Разорив своих производителей, своих фермеров, дав вам, дуракам, возможность трудиться, а своих родных граждан такой возможности лишив?!

Итак: Ваши товары, во первых, не нужны никому и неинтересны, а стань нужными и интересными - все равно не будут востребованы. Русский народ - мученик и праведник - избаловал всех нас, катая на своей шее, и вздумали мы - кое-кто из армян, из тюрков, из славян - что и другие великие народы могут нас на шее катать. Вздор! Русский народ есть всемирно-историческое исключение в семье великих имперских наций. Любая другая империя баловать вас не станет, а станет бить палкой, отправляя на самые черные и грязные работы, и сношать способом, Богу и природе противным. И её, империи, право, будет в её силе, а не как у русских - в Правде. И скажите мне, что я не прав! Вы, забившие все бордели мира украинскими проститутками, а все помойки Европы - украинскими бомжами, вы, миллионами выезжающие за куском хлеба за границы своего якобы государства, - скажите мне, что я не прав! Именно про вас, евразийские русофобы, будь вы украинцы, таджики или бакинские погромщики - слова Маяковского:

Впереди - година на године!
Каждого трясись, который в каске!
Будешь доить коров в Аргентине
И мереть по ямам африканским...

А почему - впереди? Уже и сейчас миллионами трясутся, бегают от патрулей, доят, мрут - хуже негров, хуже индейцев, травимые собаками. Разве можно это жизнью назвать? Разве это жизнь?

Стреле: Это все-таки жизнь, Вазген Липаритович, но только по одной причине: есть ещё шанс прийти в Каноссу к русскому народу и, посыпая голову пеплом, воззвать к его вселенскому милосердию. Именно так и делаем мы, я, немец, Вы, армянин, и другие нерусские, осознающие, что в России сокрыта жизнь. Нас тоже миллионы, И нас тоже нельзя сбрасывать со счетов!

Авагян: Закон промышленности таков: товар стандартнее и дешевле у того, кто производит его более крупной серией. Для крупносерийного производства нужна империя. Далее, закон мировой торговли таков: выгодно торговать может только тот, кто опирается на силу. А сила есть только у империи. Если у тебя нет имперской мощи, господин украинец, господин таджик, - с тобой торговать никто не будет. У тебя просто силой отберут, что потребуется.

И куда ты, русофоб, пойдешь жаловаться? В Гаагский трибунал, который по ночам сербов в камерах душит? Или во всемирное посмешище ООН? Избаловала всех нас, нерусских, русская доброта. Русский честно платил, порой с переплатой, за любой наш товар. А вы что думаете, американец, англичанин, немец такие же? Спросите вы у иракцев, дурачье, каково им торгуется с американцами и сколько платят америкосы за их нефть... Спросите вы у колумбийцев, чьи дети забыли вкус молока, спросите вы у таиландцев, чьи девочки слепнут в душных фабричных бараках за буханку хлеба в день (!) - как умеет торговаться европеец с теми, кто не в силах его напугать «пропорциональным возмездием»...

Стреле: В Вашей брошюре рассказывается так же о катастрофе НИОКР в русофобских странах. Внешний пласт на поверхности: пришли к власти уголовники, освободили себя от тяжелой длани московского прокурора, чтобы на гибнущей «самостийной» территории никто не мешал грабить. Какие им, бандитам, НИОКР? Они и слова-то такого не знают...

Авагян: Но это всё-таки субъективная проблема. Допустим - не знаю как, но предположим - уголовников сменят лично честные русофобы. Думаете, у них начнется бурный всплеск НИОКР? Ничего подобного. Большая наука и большая техника требуют больших, ничем не пересеченных пространств. Только большая страна может потянуть большую науку с большими коллективами ученых, работающих над большими проблемами с большими бюджетами исследований и большой базой экспериментальности. А вы, олухи, МАЛЕНЬКИЕ. И наука у Вас неизбежно будет маленькой, и техника будет отставать неизбежно. Мой друг и соратник экономист А. Леонидов описал интересную закономерность - так называемую «демографическую емкость познания». Он пишет, что как общее знание, так и возможности человека постоянны. Человек не может впитать знаний больше, чем его предок. Но большая масса людей за счет разделения познавательного труда на все более и более узкие специализации может впитать в себя большую сумму знаний, чем их малочисленные предки. Таким образом, между ростом численности населения планеты и НТП есть непрямая, но ощутимая связь.

Стреле: В брошюре мне понравился Ваш эмоциональный абзац про княжество Монако...

Авагян: Я написал, как думаю и как учит меня жизненный опыт. Я написал, что не знаю и не хочу знать, почему Американская империя дает жить, и хорошо жить, микроскопическому Монако. Может быть, это каприз и причуда империи, может быть - какая-то часть масонского проекта, а может быть - Монако нужно для финансового отмывания денег коррумпированной имперской верхушке... Повторяю - не знаю и не хочу знать. Знаю другое - ни Украина, ни Таджикистан, ни Казахстан монаками не станут. Рылом, извините, не вышли. Не станет Американская империя всех кобелей с мировой помойки делать своими комнатными болонками - разве трудно это понять?

Тенденция будущего русофобских режимов на постсоветском пространстве уже определилась. Уже сегодня - их производство никому не нужно, те товары, которые востребованы, не впускаются на рынок, собственных сил настоять на справедливости у них нет, равно как и нет сил защитить себя от прямого грабежа и прямых реквизиций со стороны сильных мира сего.

13
{"b":"99703","o":1}