ЛитМир - Электронная Библиотека

– Один из них Вундербер. Видишь, письмо подписано инициалом «В»?

– А кто другой? И почему ты решил, что «В» означает именно «Вундербер»? Может быть, нам черкнул письмецо господин Вампир! Или господин Вельзевул – вариантов много!

Морс поморщился от досады на трусливого друга, однако счел необходимым ему все подробно растолковать. Но какие только доводы он не приводил в пользу своей версии, на все у Крюшончика был готов ответ:

– Да? Ты так думаешь? А я вот мыслю иначе…

И тоже приводил в защиту своей версии кучу веских аргументов.

В конце концов друзья устали спорить и сошлись в едином мнении: завтра они на встречу не пойдут. Но если «серьезные господа» снова дадут о себе знать и пришлют более толковое и конкретное письмо, то Морс и Крюшон, так и быть, его внимательно рассмотрят. Все-таки сундуки с драгоценностями на дороге не валяются! Пусть и наполненные только наполовину…

Глава тринадцатая

Прошло еще три дня – от таинственных незнакомцев ни весточки. Морс начал потихоньку нервничать и злиться: упустили такой случай разбогатеть! Зато Крюшон за это время понемногу успокоился и даже чуть-чуть прибавил в весе. «Бог с ними, с этими сундуками! – мелькало в его голове при воспоминании о загадочном письме подозрительных „В“ и „К“. – Не в сундуках счастье! Вот закончим колледж, поступим в университет, а там не за горами и служба на кондитерской фабрике моего дедушки Марципана Монпасье… Правда, Морс собирается стать военным, но он, наверное, передумает: сообразит, что размешивать крем для торта гораздо приятнее, чем месить грязь в полях и непролазных дебрях!».

Однако напрасно позволил Крюшон себе расслабиться. Не успел закончиться третий день «тихой и мирной жизни», как покой юных гнэльфов вновь был нарушен. В четверг вечером, когда Крюшон собирался уже ложиться спать, в его комнату кто-то постучался. Но не в дверь, а в окно, которое располагалось, как вы помните, на втором этаже. Стук был негромкий, и Крюшон сначала подумал, что это какая-нибудь глупая птичка долбит по прозрачному стеклу клювом. Но когда он подошел к окну поближе и взглянул на непрошенную гостью, то в страхе отшатнулся назад: там, за оконной рамой, сидела не птица, а, цепляясь за выступы в стене, торчал мальчишка-пуппитролль в дурацком клоунском костюме и что-то беззвучно шептал, глядя прямо в лицо перепуганному Крюшону.

«Тупсифокс! – узнал, опомнившись от легкого шока, своего старого знакомого трусишка-гнэльф. – Неужели он остался жив после ужасного путешествия по Сказочному Морю?! А если он погиб, то кто же тогда сейчас колотится в мое окно? Возможно, его несчастный и холодный призрак?!».

Словно читая мысли толстяка Крюшона, Тупсифокс сердито загримасничал и покрутил указательным пальцем правой руки у виска. Этим жестом пуппитролль хотел вообще-то сказать «долго ли мне еще висеть над пропастью?!», но юный гнэльф понял его несколько иначе и торопливо распахнул окно.

– Это ты, Тупси?! – радостно воскликнул он и втащил забавного коротышку в комнату. – Я думал, что вы с Кракофаксом погибли!

– Плохо ты знаешь моего дядюшку! Старый пройдоха вывернется из любой передряги! – гордо заявил Тупсифокс и поправил на голове, сбившийся набок, клоунский колпак. – Пришлось нам, конечно, немного понервничать, но в Гнэльфбург мы, как видишь, вернулись. – Он вдруг погрустнел, и его, обычно всегда улыбчивая мордашка, стала печальной и кислой. – Но лучше бы нам не возращаться, Крюш… Дядюшка завел себе нового знакомого, и теперь мне от них обоих нет ни минутки покоя!

– Они тебя обижают?

– Хуже: воспитывают! А какое воспитание можно получить от пуппитролля и горного гнома? Только дурное! Они дают мне так много вредных советов, что я чувствую, как начинаю превращаться в отпетого хулигана! Например, вчера я взял и разбил окно у соседа. Ты спросишь зачем? Да просто так! А позавчера я скормил дохлую муху этому нашему квартиранту. Положил ее в котлету, а тот не заметил и съел!

– Какая гадость! – поморщился Крюшон от омерзения.

– Вот именно, – охотно согласился Тупсифокс, – гадость! Да еще какая! И я ее сделал, и сделаю еще другие гадости, если вы с Морсиком не поможете мне избавиться от незванного гостя!

– Может быть, вам следует обратиться в полицию? – неуверенно произнес Крюшон и посмотрел на пуппитролля с надеждой. – Это их обязанность – выпроваживать непрошенных гостей.

– У нас нет вида на жительство… К тому же дядюшка не любит связываться с полицейскими: от них тоже можно дождаться неприятностей, Крюш!

Гнэльф-толстячок почесал в затылке и, ничего не придумав новенького, нехотя спросил Тупсифокса:

– А кто он – этот ваш квартирант? Тоже пуппитролль?

– Да нет же! – охотно ответил Тупси и, перескочив с подоконника на письменный стол, уселся на учебник гнэльфского языка. – Я тебе уже говорил, это – горный гном. А зовут его Вундербер.

– Вундербер?! Он у вас?! – Крюшону снова стало нехорошо, и его розоватые щечки слегка поблекли.

– Ну да! Торчит в нашем подвале вот уже четвертый день и наводит на всех тоску стенаниями о своем Шатцберге. А в паузах учит меня жить, дает советы как лучше облапошивать доверчивых гнэльфов.

– Какое безобразие! – возмутился Крюшон, и на его круглые, как мячики, щеки вновь вернулся румянец.

Тупсифокс закивал головой, поддакивая доброму толстяку и умоляюще сложил у груди ладошки:

– Вся надежда на вас, дорогой, Крюш! На тебя и на твоего друга Морса! Дядюшка уже знает о том, что перелет Вундербера из Шатцберга прошлого века в сегодняшний Гнэльфбург ваша заслуга…

– Не моя! – вторично отрекся Крюшон от чужой славы.

– … заслуга Морса, – поправился Тупсифокс. И продолжил: – Вот мы и просим вас поскорее избавить меня и дядюшку от присутствия в нашем доме этого противного типа. Перенесите его обратно, а мы вам скажем большое спасибо!

– Хорошо, я попробую поговорить с Морсиком… Но как он это сделает? Морс еще никого не забрасывал в прошлое!

– Вундербер будет первым. Побывал в будущем – слетай в прошлое! – Тупсифокс весело хихикнул: я ему немного завидую: такие путешествия не каждому счастливчику выпадают!

Мальчишка-пуппитролль поднялся с учебника и вновь ловко перепрыгнул через пропасть: перескочил со стола на подоконник.

– Ну, я пойду, Крюш?

– До завтра, Тупси. Завтра я дам тебе ответ. Приходи ко мне часиков в пять вечера и подожди вон под теми гладиуолусами. – Крюшон показал рукой на красивые высокие цветы на клумбе перед домом.

Пуппитролль кивнул и юрко, словно цирковая обезьянка, спустился по кирпичной стене на землю. Помахал на прощанье ладошкой добряку Крюшону и исчез в густых травяных зарослях.

Глава четырнадцатая

Всю ночь Крюшон плохо спал, ворочаясь с боку на бок и тяжело вдыхая. Бедняга догадывался, чем закончится его разговор с непоседой Морсом: конечно же, новыми авантюрами. Но вечно утаивать о своей встрече с пуппитроллем Тупсифоксиком он не мог и утром, придя в колледж, сразу же отозвал приятеля в сторонку и все ему выложил.

– Значит, они живы! – обрадовался Морс и весело крутнулся на одной ножке. – Ну, слава Богу! – Тут он вспомнил о Вундербере, и его веселье слегка приугасло. – Вернуть гнома на родину, к своей семье, конечно, нужно… Однако как я это сделаю?!

Крюшин смущенно кашлянул и, потупя взгляд, проговорил:

– Я думал об этом, Морсик… Всю ночь! Что-то не спалось – дурные предчувствия… Так вот: нужно оживить те места, в которых жил Вундербер. Какую-нибудь скалу или пещеру – в книге иллюстраций много. И пусть он туда уматывает!

Несколько секунд Морс ошалело смотрел на своего гениального друга. А потом, опомнившись, радостно хлопнул Крюшона по плечу:

– Ну, ты голова! Здорово придумал, Крюш!

– Что ты, Морсик: твоя придумка оживить Вундербера была покруче моей…

Услышав звонок на урок, Крюшон торопливо добавил:

– В пять ко мне должен придти Тупсифокс. Что ему передать от нашего имени?

7
{"b":"99711","o":1}