ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сказки о животных
Гимназия Царима
Зов желаний
Инстинкт Зла. Вершитель
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Сияние Черной звезды
Как Советский Союз победил в войне
Бесстрашная помощница для дьявола
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований

– Стой! – крикнул Афанасий. – Права ты, Тамара, негоже это. Но есть в этих иконах что-то. На кой ляд они так нужны? Из-за них же Гришка Натку приголубил. А ведь знал, что Ванька так просто это дело не оставит. Да и Василий, брат Луки, тоже что-то про иконы говорил, когда обещался Ваньке помочь. Ладно, спрячу я их подалее. Для внука пусть останутся.

– Правильно, Афанасий, – вздохнула Тамара Васильевна. – А то…

– Давайте-ка лучше обедать. Лопать хочется! – Старик подмигнул жене. Она удивленно посмотрела на него и ушла на кухню. – Все вы, голубчики, сами придете… И уж не уйти вам. За Ивана я сумею поквитаться.

Поселок Ыык-Куель

– А дед у тебя ничего, – сказал Виталий. – Сколько ему годков-то?

– Восемьдесят три, – улыбнулся Данила.

– Ни хрена себе! А не дашь. Я думал, лет шестьдесят еще.

– Идите, мальцы! – звучно позвал их от баньки пожилой мужчина. – Сполоснитесь малехо. С дороги банька самое то, весь устаток сымет. Вы это, – он указал на небольшой водоем метрах в двадцати от баньки, – как распаритесь, туды сигайте. Вода холоднющая, хворь любую изгонит и здоровья прибавит. Идите.

– Чтоб он показал иконы, – тихо проговорил Данила, – надо делать, как он скажет.

– Годится, – согласился Виталий.

– А я приказание отдам, чтоб жрать варили, – сказал старик.

– Федот Савельевич, – окликнула его с крыльца большого дома женщина средних лет, – чего готовить?

– Щей и пельмешек отвари, – ответил старик.

– Блин, – Виталий отшатнулся, – да тут сваришься на хрен, дышать нечем…

– Дед идет! – Пригнувшись, Данила шагнул в парилку. Виталий двинулся следом.

– Как парок? – послышался голос вошедшего старика.

– Зашибись, – с трудом отозвался Виталий.

– Сейчас еще поддадим. – Старик выплеснул на кирпичную горловину тазик воды.

Молодые мужчины дружно взвыли от обдавшего их пара.

– Веничком пройдите тела-то, – закрывая дверь, посоветовал Федот Савельевич. – А минут через пять в воду – сразу помолодеете.

– Блин! – выдохнул, присевший на пол Виталий. – Похоже, мы тут и крякнем.

– Выживем, – отозвался Данила.

– А молодцы мужички, – сказал подошедший к крыльцу Федот Савельевич. – Я так не могу.

Из баньки выскочил голый Данила, за ним Виталий. Они одновременно прыгнули в воду. Раздался дружный вопль. К баньке мужчины бежали еще быстрее.

– Там же лед, – хмыкнул старик. – Вечная мерзлота. По сто грамм им поднесите моей настойки, – кивнул он в сторону баньки. Две женщины налили в стаканы красноватую настойку и пошли к баньке.

Якутск

– А где Иннокентий Яковлевич? – спросила Маша рыжеволосую плотную женщину.

– Поехал договариваться о дальнейшем маршруте. Меня зовут Маргарита Сергеевна, до возвращения Иннокентия Яковлевича я буду с вами. Дальше тоже, но уже под руководством Иннокентия Яковлевича.

– А сейчас что делать будем? – спросила другая девушка.

– Поедем в краеведческий музей.

– Она только с одной девчонкой и ходит, – сказал по телефону сидевший на заднем сиденье джипа с затемненными окнами парень. – Так что проблем никаких.

– Присматривайте за ней, – приказал мужчина. – Где Штейн?

– Без понятия. Он вчера исчез с каким-то…

– Ясно, – не дал договорить ему абонент. – В общем, запомни, Бегун, только наблюдение. Если она попытается уйти – берите.

– Ништяк. Если дернется – хапнем.

– И без жаргона желательно.

– Все путем.

– Кто с ними сейчас?

– С кем?

– Бегун, ты думать или хотя бы слушать умеешь? Кто с группой?

– Баба какая-то, ничего шкура. И какой-то мужичок, амбал. В тени, на расстоянии держится. А…

– Ладно. Надеюсь, ты все запомнил. Если попытается уйти – берите.

– Понятно.

– И не забудь еще одно: Иннокентий ни о чем не должен узнать.

– Да я в курсе, – хмыкнул Бегун.

Ыык-Куель

– Какие-то линии, – пожал плечами Данила, – и ничего конкретного.

– А сколько всего икон? – спросил Виталий.

– Без понятия. Да и не знаю я, на кой хрен они нужны. Просто базарок идет, что с их помощью можно найти это захоронение. Может, иконы все вместе нужны. И если сложишь их правильно, будет ясно, где искать гробы. Иначе как тут понять – что это? Ну вот тут линия, – кивнул он, – а в другой чуток черточки, и в стороны какие-то запятые уходят. Ни хрена непонятно!

– Молодые люди, – в комнату заглянула женщина, – Федот Савельевич к столу приглашает.

– Идем. – Данила поднялся.

– А если деда спросить? – предложил Виталий. – Он наверняка…

– Выгонит сразу, и потом близко к дому не подойдешь. Моего отца, когда тот хотел продать иконы, наладил и даже на похороны не приехал. За ним машину послали, а он сказал – не сын он мне. Пошли, ждать дед тоже не любит. Во всем его слушаюсь.

Они вошли в комнату.

– Как здоровье? – спросил сидящий за столом старик.

– Великолепно, – усаживаясь, ответил Данила. – Правда, когда в котлован прыгнул, думал, сердце остановится, холодища…

– Так лед там, – старик хитро прищурился, – тут же мерзлота. Ну, давайте начинать! – Он перекрестил самодельный каравай.

Виталий заметил, что крестил он двумя пальцами. Покосился на Данилу. Тот сидел неподвижно, опустив голову. Виталий тоже уставился в стол.

– Правильно, – усмехнулся дед. – Я не то что верю в Бога, но жил так и помирать так же буду. Иконы, которые твой батька желал продать и которыми вы интересуетесь, мне от деда достались. Говорят, тайна в них имеется. Семь штук их. Вам, кажись, тоже хочется вызнать тайну эту, но не знает ее никто. Могет, и ведает кто-то, но не я. Правда в том, что у меня есть две, мало кто знал. А теперь, поди, и не осталось таковых. Только ты, выходит дело, – кивнул он внуку. – А ты, значится, и приехал на иконы посмотреть. Так не жаль, смотри сколь хошь. Давайте обедать. Для аппетита настоечки примем.

– А вы что-то знаете про иконы? – осторожно спросил Виталий.

– Если ешь, то молчи, – осадил его старик.

Тикси

– Снова Войцевская у нас, – улыбаясь, проговорил вошедший в кабинет майор.

– Слышал, – кивнул полковник. – Кстати, уже доброе дело сделала – Савелия Степанова кто-то подставил…

– Да слышал. Интересно, кому и зачем это понадобилось. Что за ключ?

– Степанов о нем молчал, но потом у него Журин был, ему и рассказал. Интересно – тогда действительно застрелили якута, у него нашли пистолет убитого почтальона. Откуда он появился в том районе, установить не удалось. И вот лжемилиционеры прилетают в Топь, забирают Степанова и доставляют в Тикси. Где находится квартира, в которой его допрашивали, Савелий не помнит. Окна были занавешены. А вели его, натянув на глаза шапочку. Надо в поселение староверов съездить, выяснить…

– Начальство возражает, – сказал полковник. – Закона они не нарушают, а журналисты расценивают наши посещения как преследование по религиозным мотивам.

– А что делать? Степанов упоминал о ключе, и надо выяснить, что это за ключ. Я сам поеду к староверам. Совсем не обязательно, чтобы об этом узнала пресса.

– Да все как всегда, – недовольно буркнул в телефон Жеренов. – Сказала – расстаемся. А мне это невыгодно. Так что… – Его перебили. Он усмехнулся. – Хорошо, пробуй… – И замолчал минуты на три. Затем, играя желваками, недовольно проговорил: – Хорошо. – Отключив сотовый, он сунул его в карман и выругался. – Что-то здесь не так. Надо было послать всех на хрен! С Войцевской отношения нормальные, если место позволит, запросто могу еще раз взять. Но эти аванс дали. Тоже мне, блин, бизнесмен хренов, останешься ни с чем. – Он снова выругался.

– Понял, – сказал по телефону мордатый молодой мужчина – все сделаем. Но ты вроде как начала…

– Не торопитесь, – остановила его женщина. – Просто приглядывайте, чтоб лишнего не наговорил.

14
{"b":"99724","o":1}