ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На следующий день её никто не видел.

И ещё на следующий день её тоже не было.

И на четвёртый день… И на пятый…

Значит, не только папа рассердился на белку, но и белка рассердилась на папу, а может быть, даже очень-очень на него обиделась.

Неужто она больше никогда к ним не вернётся? Саша то и дело спрашивал у мамы, у папы, у бабушки, у Машеньки:

— Она от нас совсем убежала? Не вернётся?

И все отвечали по-разному.

— Вероятно, у неё маленькие бельчата, — говорила мама. — Ей не до нас. Для гнезда она таскала паклю.

А бабушка говорила:

— Ох, боюсь! Подшиб её из рогатки какой-нибудь озорник мальчишка…

— Просто наша белка переселилась в лес, — говорила Машенька. — Там ей раздолье! Грибы, ягоды, орехи и разные другие штуки. А у нас что?

И только один папа сказал то, что хотелось Сашеньке:

— Она вернётся, мальчик! Обязательно вернётся. Перестанет на меня дуться и вернётся.

— И тогда ты с ней помиришься?

— А ты как считаешь?

— Я думаю, вы помиритесь.

— И я так думаю. Дай только срок, потерпи немного…

Но день шёл за днём. И холода прошли. И наступило тёплое душистое лето. А белки всё не было. И Сашенька забыл о ней думать…

История третья

Про мухомора, который стал великаном

Сад у них был очень большой. Такой большой, что в нём ничего не стоило заблудиться. Особенно Сашеньке. Ведь он был ещё совсем маленький.

Росли в этом саду разные деревья: сосны, ёлки, берёзы и даже одна груша. Но больше всего в саду было вишнёвых кустиков и кустов бузины. В одном месте, как раз за домом, были настоящие заросли бузины. Прямо бузиновый лес!

Однажды утром папа сказал:

— Пошли, мальчик! Сейчас я тебе кое-что покажу…

Он взял Сашу за руку, и они отправились как раз к тем зарослям бузины, которые росли за домом. Когда же они подходили к этим зарослям, папа вдруг замурлыкал тихим-тихим голосом:

— Тирли-мирли-пирли-гиб,
Мы сейчас увидим гриб!

И что же! Среди кустов бузины в зелёной траве они увидали маленький грибок. Его красная шляпка была вся в белых пятнышках.

— Му-хо-мор! — сказал папа. — Красивый гриб, только очень ядовитый. Трогать его нельзя. Понял?

— Понял, — ответил Саша.

Они полюбовались красным грибком с белыми пятнышками на шляпке, а потом пошли заниматься важными хозяйственными делами. А дела были такие: они с папой чинили забор. Папа приколачивал гвоздями жерди в тех местах, где они были сломаны, а Саша подавал ему нужные гвозди — то очень большие, то средние.

На следующее утро папа опять сказал Саше:

— Пошли, мальчик, поглядим, как поживает наш мухоморчик…

А утро было тёплое-тёплое. Птицы пели. Солнечные лучи так и бегали, так и прыгали, так и шныряли по всему саду, по всем деревьям, по всей траве, по всем цветам и по всем кустам бузины с кистями красных ягодок.

И опять папа замурлыкал тихим-тихим голосом:

— Тирли-мирли-пирли-гоп,
Очень вырос наш грибок!

Ну и папа! Всё-то он знает… Тот самый грибок, который вчера еле-еле высовывался из травы, теперь стоял на высокой белой ножке, а шляпка у него была с чайное блюдце.

— Ну и вымахал! — сказал папа. — Видно, по душе ему пришлось это местечко.

А местечко и правда было славное — тёмно-зелёные листья бузины и мягкая травка. Такая мягкая, что ходить по ней босиком было одно удовольствие.

— Его всё равно трогать нельзя? — спросил Саша. — Он всё равно ядовитый?

— Очень ядовитый. Особенно для мух. Потому и называется мухомор. Мух морит, понял?

А ещё на следующее утро уже сам Саша позвал папу смотреть мухомор.

— Пошли? — сказал он папе.

— Пошли! — И папа положил на пенёк возле забора молоток, которым вбивал гвозди.

— Спой ему песенку, — попросил Сашенька, когда они подходили к бузиновым зарослям.

И папа снова запел тихим-тихим голосом:

— Тирли-мирли-пирли-бам,
Стал грибок наш великан!

— Вот это да! — воскликнул Саша, когда увидел мухомор.

Теперь шляпка у него была чуть ли не с суповую тарелку, а каждое белое пятнышко с большую горошину. Он стал настоящим великаном, их красный мухоморчик!

— Я хочу его немножко потрогать, — сказал Саша и подошёл к мухомору-великану.

— Разве ты забыл? — спросил папа. — Мы же с тобой договорились…

— Немножко, совсем немножко, — не отставая, просил Саша и даже протянул руку к мухомору. Ему хотелось не только погладить красную шляпку с белыми пятнышками, но даже отщипнуть кусочек: а может, он сладкий вроде леденца?

— Пошли, мальчик, — сказал вдруг папа. — Нас с тобой работа ждёт, а мы тут прохлаждаемся.

Он взял Сашину руку, и они отправились чинить забор: работы у них было ещё порядком.

А к вечеру из Москвы ждали Машеньку. К вечеру она и приехала.

— Вот она, наша старшая дочка, — сказал папа, поглядев на калитку.

И бабушка сказала:

— В самый раз! Сейчас будем ужинать, всё готово!

И загремела, зазвенела, забренчала кастрюльками, тарелками, ложками, вилками… Очень много всего нужно поставить на стол, когда они впятером — папа, мама, бабушка, Машенька и он, Саша, — садятся за стол ужинать или обедать!

Но Саша не стал ждать, пока Маша подойдёт к крыльцу, он сам кинулся ей навстречу. Скорей-скорей по дорожке мимо грушевого дерева, на котором не было ни одной груши, мимо раскидистой яблоньки, мимо клумбы с высокими жёлтыми цветами, мимо вишнёвых кустиков… Скорей-скорей к калитке, навстречу Машеньке!

— Сашка, как живёшь? — крикнула Маша и подняла его выше своей головы.

— Хорошо живу, — сказал Саша. — Пошли, я покажу тебе великана…

— Настоящего? — удивилась Машенька.

— С красной шляпой на голове. — И Саша потянул её к кустам бузины. Не дойдя до кустов, он запел, точь-в-точь как папа, тихим-тихим голосом:

— Тирли-мирли-пирли-бам,
Наш грибок стал…

Ну и чудеса творятся на свете!

— Где же твой великан в красной шляпе? — спросила Маша. — Ну? Где он?

Сашенька и сам не знал. Никакого мухомора-великана тут и в помине не было. Только зелёная трава чуть-чуть шевелилась, только зелёные листья на бузине чуть-чуть колыхались да солнечные зайчики бегали и тут и там.

— Ну? — снова спросила Машенька. — Где он? Это ты нарочно про великана выдумал?

— Нет, я не выдумывал, — сказал Саша. Он совсем расстроился.

— Выдумал, выдумал… — засмеялась Маша. А потом крикнула: — Папа, ты только послушай, что наш Сашурик сочиняет… Про какого-то великана! Выдумщик…

А папа тут как тут. Шаги у него большие, широкие. Три шага — и он уже рядом, возле дочки и сына.

— Ничего он не выдумывал… Сейчас ты увидишь нашего великана. Просто он немного позабыл к нему дорогу.

Папа взял Сашу за руку, обогнул куст бузины и запел тихим-тихим голосом:

— Тирли-мирли-пирли-бом,
Полюбуйтесь-ка грибом!

И они увидели: под кустом бузины стоит мухомор-великан во всей своей красе. Пожалуй, он ещё подрос и стал теперь Саше по коленки.

— Ну? — спросил Сашенька. — Теперь видишь?

— Ну, теперь-то я, конечно, вижу! — ответила Маша.

2
{"b":"99744","o":1}