ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лето с Гомером
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
Гробницы пяти магов
Кто правит миром
Наследница проклятого мира
Доктор, у меня стресс. Психозы и страхи большого города
Как умеет женщина. Viksi666
Мистер Капоне
Содержание  
A
A

Они подошли к калитке. И Саша понял, что это вовсе не звёзды катятся к ним, а круглые тракторные фары. И фары эти показывают трактору, куда ехать.

— А ему совсем спать не хочется? — спросил Саша и сладко зевнул.

— Может, и хочется, но какой тут сон, когда надо работать.

А трактору и правда было не до сна. Он весело и бодро тарахтел:

Тар-тара-ра,
Тар-тара-ра,
Буду, буду, буду, буду
Я работать до утра…

У папы на руках, привалившись к папиному плечу, Сашенька и уснул. Совсем не заметил, как папа отнёс его обратно в кровать, уложил и со всех сторон подоткнул одеялом.

История десятая

Про дождик, который плясал на крыше

А потом наступила осень. И все вокруг переменилось. На том поле, где работал трактор, расхаживали чёрные птицы — грачи и вытаскивали из чёрной влажной земли длинных червяков. И у них в саду тоже всё переменилось. Больше не было сладких вишен. Кусты малины стояли пустые, без ягод. Иногда папа и Саша ходили смотреть на гнёздышко. Оно так и висело на прежнем месте среди пожухлых листьев малины. А птички куда-то улетели. В тёплые края, сказал папа.

Только рябина день ото дня становилась всё краснее и ярче. Может, ягоды у неё были очень вкусные, да разве дотянешься до них, когда они висят чуть ли не у самого неба?

И вдруг заладили дожди. Один дождик как начался с вечера, так и тренькал всю ночь по стёклам. И утром не хотел переставать. Хорошо, хоть мама и Машенька уехали накануне, а папе пришлось ехать на работу под дождём. И бабушка с Сашей стали ждать вечера, когда он вернётся обратно.

И Сашеньке было очень скучно. Так скучно, что даже не хотелось играть с Кузькой. А Кузьке что? Кузька веселился напропалую — по всему дому таскал новые мамины тапочки. Если бы бабушка видела!..

И вдруг — какое счастье! — папа приехал не вечером, а перед обедом.

В это время Саша стоял у окошка и смотрел на дождь. На берёзке перед окном листья были до того мокрые, хоть выжми. И с той ёлки, которая тоже росла перед окном, дождевые капли свисали с каждой иголки. И вся трава была полным-полна дождём. А белая ромашка то и дело вздрагивала. Наверно, зябко ей было в такую дождливую погоду.

А что дальше за окном, уже нельзя было разглядеть.; Дальше был один сплошной дождь.

И вдруг из этого дождя, прямо из самого-самого дождя, вышел папа. Подошёл к окошку, за которым стоял Саша, мокрым пальцем постучал по мокрому стеклу и засмеялся.

— Здравствуй, мальчик, — сказал он. — Это я!

Он тоже был весь в дожде. Даже очки были в дожде. Только смеялся он без дождя.

— Папа приехал! — закричал Саша. — Ура! Папа приехал…

— Не может быть! — сказала бабушка. — Ну, не может быть…

— Да вот же он! — кричал и смеялся Саша. — Вот он…

А папа уже входил в дом.

— Чур-чур-чур, не приближаться, — остановил он Сашу. — Сейчас встряхну плащ, увидите, как хлынет ливень!

Ну и пусть ливень! Не всё ли равно, что ливень, раз папа здесь, с ними, рядом…

— Зачем же в такой дождь? — сказала бабушка и покачала головой.. — Ведь насквозь промок…

— Ничего… — Папа встряхнул плащ, а из него и правда хлынул настоящий ливень, даже немного на Сашу накапало. — Я же знаю, что вы тут скучаете, а у меня выпало времечко… Вот и приехал.

— Но всё-таки… — сказала бабушка и пошла собирать им всем обед.

А папа принялся переодеваться во всё Сашино самое любимое — в старые брюки, в старую куртку и в старые кеды.

Потом бабушка накормила папу обедом. И Саша за компанию с аппетитом пообедал. И Кузька получил полную миску супчика. А потом…

Да, а потом и началось самое замечательное!

— Скучно, когда дождь? — спросил папа.

— Скучно, — признался Саша. — Он никогда не перестанет?

— Почему же? Обязательно перестанет. А пока мы с тобой полезем наверх. Послушаем, как он там на крыше пляшет. А вдруг через какую-нибудь щёлку к нам в дом забрался…

Со ступеньки на ступеньку, со ступеньки на ступеньку, правой ногой, левой ногой, правой-левой, правой-левой, и вот они наверху. Дальше лезть некуда, дальше — крыша. А наверху самое лучшее место у них в доме. Наверху два оконца. Одно смотрит на сосны в саду, другое — на мокрое поле, которое за дождём еле-еле видно.

И чего-чего только нет наверху! И брёвна. И доски. И разные чурочки, большие и маленькие. А сколько всевозможных палок. И полный ящик гвоздей. «Всё может понадобиться, — говорит папа. — В хозяйстве всё пригодится!»

А дождик на крыше так и отплясывал, так и пританцовывал:

Топ-топ-топ,
А я иду!
Топ-топ-топ,
А я пляшу!
Топ-топ-топ,
Вот я какой,
Я весёлый дождь,
Большой!

Наверно, он тоже радовался, что у папы сегодня выпало свободное времечко и он пораньше прикатил к ним сюда.

Потом папа и Саша во все глаза стали смотреть, нет ли какой щёлки на крыше, не забрался ли дождик к ним в дом.

Кажется, всё в порядке, — сказал папа и подошёл к тому окну, за которым чуть виднелось мокрое поле. Распахнул обе створки и высунул голову.

— Промокнешь, промокнешь! — закричал Саша. — И простудишься… — прибавил он бабушкиным голосом.

— Ну, если я не простудился, пока шёл со станции, значит, и сейчас ничего, — ответил папа, а сам что-то высматривал, выглядывал там, снаружи. — Знаешь, мальчик, светлеет. Пожалуй, дождь скоро перестанет. Не спеть ли нам песенку, чтобы скорее переставал?

— Давай, — сказал Саша.

Они сели рядышком на бревно, и папа было затянул:

— Дождик, дождик, перестань…

Но Саша молчал. Не пел.

— Ты что? — спросил папа. — Забыл, как мы умеем про дождик петь?

— Папа, — спросил он вдруг, — ты всё-таки немножко волшебник?

Папа так удивился, что даже очки снял:

— Что это тебе такое в голову пришло, мальчик?

Папа вытащил из кармана носовой платок. Стал протирать очки. Долго протирал.

— Гм… — сказал он, помолчав. — Может быть, самую малость, если тебе хочется…

— Вот такую малость? — Саша показал свой мизинец.

— Ну, это слишком. Гораздо меньше.

— Вот такую? — Саша показал розовый ноготок на мизинце.

— Пожалуй, ещё меньше.

— Значит, вот такую маленькую малость ты всё-таки волшебник? — сказал Саша и протянул папе совсем крохотный обломок от щепки.

— Ну такую малость ещё возможно, — сказал папа, улыбнувшись.

А дождик и правда стал переставать. Уже не плясал на крыше, а лишь тихохонько постукивал. Вот так:

Тук-тук-ту,
Перестаю.
Тук-тук-ту,
Уж не иду.
Тук-ту…

И совсем перестал.

7
{"b":"99744","o":1}