ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вместе с тем к характерным действиям шисбр следует отнести наводку штурмовых мостиков. В этом можно убедиться на примере действий частей 19-й шисбр[113].

Батальоны бригады выполняли задачи по инженерному обеспечению наступательной операции 3-й ударной армии в декабре 1943 г. Противник занимал оборону по восточному берегу реки Долыссица в районе села Гатчино в двадцати километрах северо-западнее г. Невель. Передний край располагался в 550–700 метрах от реки и проходил по высотам, господствующим над западным берегом. Подходы к переднему краю были усилены инженерными заграждениями – проволочными препятствиями и минными полями. Участок реки, где должно было производиться форсирование, находился под перекрестным огнем станковых и ручных пулеметов. Подступы к реке прикрывались огнем трех батарей батальонных минометов и шести 75-мм пушек. Нейтральная полоса достигала глубины 200 метров. Участок оборонялся силами до полка пехоты противника. Река имела ширину 15 м, глубину два метра со скоростью течения один метр в секунду.

Взводу саперов-штурмовиков была поставлена задача по обеспечению переправы стрелкового батальона 21-й стрелковой дивизии, для чего требовалось навести пять штурмовых мостиков.

Командир взвода с пятью бойцами в течение дня производил наблюдение за передним краем противника и участком, намеченным для переправы. Были уточнены места наводки штурмовых мостиков, подходы к реке, огневые точки переднего края противника и система обороны подступов к реке, а также характер берегов.

С получением необходимых данных о характере препятствия взвод приступил к подготовительным работам. Заготовка элементов производилась в полутора километрах от места наводки. Каждый штурмовой мостик состоял из двух звеньев длиной 6 метров каждое и шириной 50–70 сантиметров. Соединение звеньев осуществлялось с помощью штыря, скобы и замка.

Для наводки пяти мостиков взвод был разбит на пять групп по пять человек в каждой. В помощь группам для подноски комплектующих было выделено по 11 пехотинцев на каждый мостик. За десять минут до окончания артподготовки под прикрытием пулеметного огня группы навели штурмовые мостики.

Форсирование реки прошло в основном успешно, но под сильным огнем противника. Саперы не только обеспечивали форсирование реки, но выполняли также и другие инженерно-штурмовые действия. Они сопровождали и обеспечивали проход танков через реку, уничтожая противника в ближнем бою. Только в одном бою при сопровождении танков саперы-штурмовики уничтожили огнем автоматов и гранатами около 135 солдат и офицеров.

Опыт показал, что наведение штурмовых мостиков как элемент штурмовых действий требует тщательной подготовки. Прежде всего необходима тщательная личная рекогносцировка командира, руководившего переправой и наведением мостиков. Ночной разведке, как правило, должно предшествовать дневное наблюдение. Тесная связь со стрелковыми подразделениями, обеспечивающими огневое прикрытие и помощь, является необходимой составляющей успеха наведения мостиков. Скрытность всех предварительных работ по заготовке и сосредоточению элементов, а также необходимая тренировка команд – основные субъективные условия успешного наведения мостиков.

1943 год также характерен использованием шисбр как валовой рабочей силы на строительстве дорог во фронтовом тылу, полевых аэродромов, наблюдательных и командных пунктов соединений армий[114].

Шисбр нередко применялись для отражения танковых атак противника. Кроме действующих методов борьбы с техникой противника, – подвижные отряды заграждения, минирование на главных направлениях, – бригады создавали и успешно использовали группы истребителей техники.

Наиболее эффективно действовали группы, созданные 15-й шисбр[115].

В ноябре – декабре 1943 г. части бригады обеспечивали боевые действия войск 38-й армии 1-го Украинского фронта. Противник на рубеже Фастов, Брусилов, Кочерово, сосредоточив большое количество танков, перешел в контратаку против наших частей. Для отражения танковых контратак противника в бригаде были созданы 15 групп истребителей танков противника. В первую неделю они совершили 30 выходов в тактический тыл противника с задачей подрыва техники и ведения разведки на своем пути действия. Количество групп увеличивалось с каждым днем и к концу декабря дошло до 32. В результате их действий было уничтожено и выведено из строя 28 единиц техники, в том числе 11 танков, 12 автомашин, 3 самоходных орудия, одна пушка и прицеп с боеприпасами. Помимо подрыва техники группы вели разведку противника, давая ценные сведения о наличии и скоплении живой силы и техники противника.

Новый метод борьбы с техникой противника в период танковых контратак с одновременным ведением разведки дал положительный результат и был поддержан начальником штаба инженерных войск фронта с его распространением в инженерных частях как наиболее эффективного метода борьбы.

Наиболее эффективно действовали группы истребителей танков на рубеже Оратов, Липовец, где противник в течение нескольких дней подряд контратаковал наши части большим количеством танков. В этот период для отражения танковых контратак противника и его дезорганизации было организовано 130 групп. Ими было совершено 260 групповыходов и уничтожено, а также выведено из строя 78 единиц техники.

Основная задача таких групп заключалась не в пассивном ожидании подхода танков противника, а в их поиске и уничтожении. Группы истребителей действовали во всех видах боя. Причем большая часть подорванной техники приходится на период перехода той или другой стороны к оборонительным действиям, когда отсутствовала стабильная линия фронта.

Отсутствие стабильной линии фронта давало возможность довольно легко проникнуть в тыл противника и действовать там смело, решительно и с большим успехом.

Положительные результаты давали действия группы в период контратак противника и частичного отхода наших войск, то есть действия групп зависели от обстановки на фронте.

Вместе с тем постоянное изменение линии фронта не позволяло организовать предварительное наблюдение за действиями техники противника. В силу этого посланные в тыл противника группы длительное время не возвращались назад, теряли ориентировку, не зная, какие пункты заняты противником, а какие нашими войсками.

Наличие стабильного фронта и организованной службы боевого охранения в условиях позиционной обороны практически исключали массовую выброску групп в тыл противника. Поэтому засылка групп в конце 1943 г. стала носить точечный характер.

В связи с практически самостоятельной деятельностью групп большое значение придавалось их организации, оснащению и составу.

Выделение групп производилось в ротах, и конкретное задание их личный состав получал через командиров рот. В первую очередь отбирались добровольцы, но основное внимание уделялось подбору старших групп, от личных качеств которых во многом зависело успешное выполнение задания.

Однако организация групп в ротах в полной мере не оправдала себя. В связи с этим в каждом батальоне был создан отдельный взвод саперов-штурмовиков. Взвод предназначался для ведения диверсий в тылу противника и находился в непосредственном подчинении командира батальона.

В состав групп подбирались хорошо подготовленные саперы, знающие уязвимые места танков противника, с устойчивой психикой, но инициативные, решительные и дерзкие в действиях. Старшие групп назначались из числа сержантского состава или лучших бойцов. Для выполнения наиболее сложных заданий в тылу противника старшими групп назначались офицеры.

Задачу на уничтожение танков получали все группы, но заранее определить способ подрыва было трудно. Поэтому каждая группа получала полный комплект зарядов ВВ и противотанковых мин. Решение по подрыву принималось старшим группы в зависимости от обстоятельств. Успех действий групп во многом зависел от их подготовки к выходу в тыл и приемов борьбы с техникой противника.

вернуться

113

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 239. Л. 18-47; Д. 17. Л. 32, 32 об, 33.

вернуться

114

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 21. Л. 32.

вернуться

115

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 232. Л. 27-38.

33
{"b":"99750","o":1}