ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Группа разграждения состояла из 4–5 саперов, у каждого из которых имелось по две мины. Обычно группа, уложив 8–10 мин, обеспечивала данный участок улицы от танковой контратаки. Если требовалось большее количество мин, их подносили из небольших, устроенных поблизости складов. При установке мин операции не расчленялись, каждый сапер отрывал лунку, укладывал и снаряжал мину, а также маскировал ее. Большие минные поля устанавливались обычным порядком.

Группы истребителей танков, в отличие от действий в ближнем тылу противника, где они вели активные поиски танков, действовали как противотанковые засады. Саперы-штурмовики из укрытия подтаскивали привязанные к проволоке мины под приближающийся танк. Можно сказать, что это были те же группы заграждения, но с примитивно управляемыми минами.

В ходе боев удалось создать у противника представление о полном минировании освобожденных кварталов города. Это резко снизило активность обороны противника.

Для штурма Мелитополя, как и для штурма других укрепленных населенных пунктов 1943 г., была характерна концентрация действий подвижных групп заграждена. Иногда на пространстве одного квартала одновременно разыгрывались несколько сравнительно крупных эпизодов борьбы саперов с танками. Сосредоточенная в одном месте борьба большого числа групп заграждения с десятками танков носила, по существу, характер боя саперов с танками. Так, в один из решающих периодов штурма на ответственном участке наступления противник бросил сразу 60 танков на позиции стрелкового полка, взявшего штурмом при помощи саперов ряд укрепленных зданий. Танки раздавили 13 пушек, отрезали стрелковые подразделения от командных пунктов и «утюжили» по спирали кварталы и сады на участке полка. Командир одного из батальонов 12-й шисбр капитан Сернер получил задачу отразить атаку танков. В батальоне были сформированы 6 групп охотников за танками и 4 группы заграждения.

Саперы-штурмовики действовали следующим образом. Каждая группа, прикрываясь канавами, заборами и строениями, выдвигалась на указанное место и устанавливала минные поля на путях возвращения танков после атаки.

Бой саперов с танками продолжался пять часов, были подорваны пять танков и бронемашина. За это время была восстановлена и вступила в действие артиллерийская противотанковая оборона. Танки не могли прорвать ее вторично, так как их маневренность была скована минными полями и засадами.

Во время боев за город и внутри него действия групп разграждения и, как их разновидности, групп – истребителей танков были необходимыми и обязательными условиями успеха штурма. Саперам-штурмовикам и в дальнейшем в период штурмовых действий одновременно приходилось закреплять освобожденные кварталы, ограждать передний край, фланги и стыки частей, чтобы блокировать контратаки противника, а также вести бои с его танками.

Но все же основной областью боевого использования бригад должно было быть инженерное обеспечение штурмовых действий.

Как пример боевого применения штурмовых инженерно-саперных частей при штурме крупного населенного пункта можно привести действия саперов-штурмовиков в борьбе за освобождение Мелитополя[118].

Город являлся важнейшим узлом обороны немцев на южном направлении, запирающим подступы к Крыму и нижнему течению Днепра. Освобождение Мелитополя означало прорыв на решающем участке мощной оборонительной полосы по реке Молочной. Эта полоса немецкой обороны была сильнее, чем оборонительный рубеж на реке Миус, причем как по своему инженерному оборудованию, так и по плотности огня.

Правый берег реки Молочной, занятой противником, возвышался на 40–45 метров над левым. Левый берег, пологий, равнинный, хорошо просматривался и простреливался. Болотистая пойма реки была изрыта дренажными и оросительными каналами. Противник, воспользовавшись преимуществами местности, создал здесь сплошную полосу заграждений, примыкавших к естественным преградам. Оборона противника была насыщена большим количеством артиллерии, танков и живой силы.

Мелитополь был важнейшим опорным пунктом этого рубежа, городом-крепостью. В течение лета и зимы 1942 г. противник создал здесь четыре укрепленных рубежа с противотанковыми рвами, противотанковыми и противопехотными минными полями, проволочными заборами, спиралями Бруно, другими препятствиями и заграждениями.

Глубина обороны на подступах к Мелитополю достигала шести километров. По дороге Приазовская–Мелитополь были оборудованы три линии противотанковых рвов и эскарпов вдоль канала. С северо-востока находились два противотанковых рва, с юго-востока и с севера – один. С юго-востока и с востока противник оборудовал минные поля из восьми рядов мин. Ячейки и открытые площадки создавали непрерывную линию пулеметных и стрелковых позиций, расположенных в траншеях на расстоянии 4–5 метров друг от друга. Траншеи были связаны развитой сетью ходов сообщения глубиной в 2 м. За траншеями располагались землянки с противоосколочным покрытием. В городе противник приспособил к обороне все прочные здания. Отличием обороны г. Мелитополя от действий в других городах было широкое применение полевых сооружений в многочисленных садах.

Танки и самоходные орудия сосредотачивались в парках и садах. При обороне города танки переходили в контратаки, пытаясь окружить и отсечь наши части, помогали блокированным очагам сопротивления, курсировали по магистралям.

Такой характер обороны противника открывал широкое поле применению инженерно-штурмовых действий.

12-я шисбр была передана в оперативное подчинение 51-й армии, в полосе наступления которой находился г. Мелитополь. К началу штурма города бригада была сосредоточена и придана 25-му стрелковому корпусу. В тот же день командир корпуса поставил бригаде боевую задачу, и ее батальоны были введены в боевые порядки четырех (91, 126, 315, 416-й) стрелковых дивизий, участвовавших в операции. Таким образом, бригада в целом обеспечивала единую операцию – штурм города как крупного опорного пункта обороны противника. Такое применение шисбр соответствовало ее назначению и в значительной мере предопределило успешность ее боевых действий.

Использование 12-й шисбр в Мелитопольской операции, как единого организма, давало положительные результаты. Это позволяло командиру и штабу бригады маневрировать резервом своих сил, влиять на постановку задач своим подразделениям со стороны общевойсковых командиров, обеспечивать их выполнение своевременным усилением подразделений отрядов и групп личным составом, вооружением и инженерным снабжением. По выполнении своей задачи подразделения бригады могли использоваться командиром бригады на решающих направлениях. Командиры подразделений имели реальную возможность управлять своими подразделениями.

В таких условиях оперативное подчинение штурмовых инженерно-саперных батальонов командирам дивизий и включение взводов и даже отделений в состав общих штурмовых отрядов и групп не было их распылением и не приводило к неправильному использованию саперов-штурмовиков. Наоборот, такое применение подразделений шисбр более полно отвечало и соответствовало задачам инженерного обеспечения штурма.

В ходе наступления на г. Мелитополь командующий 51-й армией принял решение о ведении уличных боев штурмовыми группами. Штурмовые группы создавались в стрелковых полках. Каждая стрелковая рота формировала три штурмовые группы, в состав которых включались саперные отделения. По новой схеме построения боевых порядков саперы шли за стрелками. Когда тяжелые фортификационные препятствия задерживали движение стрелков, саперы-штурмовики выдвигались вперед. С помощью инженерных средств и при мощной огневой поддержке саперы-штурмовики уничтожали препятствия. Затем стрелки выдвигались вперед, а саперы-штурмовики снова занимали свое место за ними. Всего саперами шисбр было обеспечено 43 штурмовые группы, в том числе из 57-го ошисб – 20 групп, из 59-го ошисб – 11, из 60-го ошисб – 12. Кроме этого, устанавливался резерв саперов: по одному отделению у командира саперной роты, по одному взводу у командира штурмового батальона, по одной роте в некоторых полках и одна рота у командира дивизии. Отдельная штурмовая инженерно-разведывательная рота составляла резерв командира бригады[119].

вернуться

118

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 20. Л. 18-193,207-209; Д. 21. Л. 23-36.

вернуться

119

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120.Д.21.Л.35;Д.20.Л. 184.

35
{"b":"99750","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клан «Дятлы» выходит в большой мир
Гильдия
Вторая жизнь Уве
Искусственный интеллект. Большие данные. Преступность
Размороженный. Книга 1. Cooldown
Кама с утрА. Картинки к Фрейду
Самые невероятные факты обо всем на свете
Без семьи. Приключения Реми
Если честно