ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продвижение личных блогов в Инстаграм
Ремонт
Бог. Новые ответы у границ разума
Изгнанные в сад: Пособие для неначинавших огородников
Психология влияния
Свадебный салон, или Потусторонним вход воспрещен
Счастливые неудачники
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Мое имя Офелия
Содержание  
A
A

Крайне ограниченные инженерные возможности танков и общий подход к их применению позволяют сделать следующее заключение. Выполняя одну инженерную задачу и не являясь универсальным, то есть саперным, как инженерно-танковые, так и огнеметные танковые полки были практически обречены на короткое «инженерно-саперное» существование.

По общему заключению шисбр, огнеметный танковый полк и по организации, и по вооружению, и по своим действиям показал себя как мощное средство прорыва сильно укрепленных позиций противника и как грозное оружие при штурме городов. Практика показала, что огнеметные танки лучше всего использовать в составе штурмовых групп.

Основу итп составляли танки-тральщики. В боевых действиях танки-тральщики использовались для сплошного разминирования местности и разминирования маршрутов.

Так, в октябре – ноябре 1944 г. саперы в ходе подготовки к Восточно-Прусской операции осуществляли сплошное разминирование наревского плацдарма[196]. На небольшом плацдарме, который занимали советские войска, было установлено только нашими частями около 50 тыс. мин. Ожесточенная борьба за расширение плацдарма постоянно изменяла очертание переднего края. Минные поля в своем большинстве формуляров не имели, а имевшиеся часто не соответствовали действительности. Кроме того, минные поля противника часто вклинивались в наши минные поля. Все это в значительной степени затрудняло расчистку плацдарма от мин.

Для разминирования противопехотных мин было решено использовать танки-тральщики 40-го итп 1-й комсомольской шисбр. Вместо тралов использовались частично усовершенствованные дорожные катки. За один раз танк с приспособленным к нему катком протраливал полосу шириной 5 м. За 10 часов одним танком с приспособленным к нему катком было подорвано около 4000 мин различных типов. Работы по сплошному разминированию противопехотных мин танками-тральщиками дали весьма значительный эффект в скорости разминирования и высоком качестве. При этом задача была выполнена без потерь.

Высокие темпы наступления поставили саперов в затруднительное положение. Они физически не успевали осуществлять разминирование маршрутов движения наших войск. Немцы при отступлении минировали дороги, что в значительной степени затрудняло движение боевой техники и обозов. Для проведения работ по разминированию маршрутов использовались танки-тральщики. Инженерные танки повзводно, приняв боевой порядок «уступом вправо», двигались впереди линейных танков, обеспечивая их продвижение. Взвод танков-тральщиков протраливал шестиметровую сплошную полосу, второй взвод в том же боевом порядке, следуя за первым, проверял его работу для полной гарантии. Скорость движения танков в отдельных случаях достигала 12–15 км в час. Применение танков-тральщиков для разграждения маршрутов дало возможность боевой технике и тылам беспрепятственно двигаться вперед. Во время летнего наступления 1944 г. танки 40-го итп проверили около 600 км дорог и во время зимнего наступления 1945 г. – порядка 300 км[197].

Приведенные примеры и в целом боевой опыт использования инженерно-танковых полков показали, что танки-тральщики с успехом могут применяться не только для устройства проходов при прорыве переднего края обороны противника, но и при разминировании маршрутов во время стремительного наступления наших войск, а также при сплошном разминировании местности на потерявших значение оборонительных рубежах.

Боевые действия итп показали на необходимость придания им саперов для выполнения задач по разграждению своих минных полей, подрыву противотанковых препятствий или устройству в них проходов, оперативному наведению необходимых переправ, обозначению и расширению проделанных проходов и для ведения инженерной разведки. В частности, при расширении наревского плацдарма боевые действия 12 танков-тральщиков обеспечивали 37 саперов-штурмовиков 1-й комсомольской шисбр, из которых 28 человек вошли в состав группы комендантской службы и 9 – в группу обеспечения[198]. В дополнение к этому имелось 10 человек резерва. Группа комендантской службы оснащалась 48 различными указателями, 20 сигнальными флажками, 12 сигнальными фонарями, 8 топорами, 4 укороченными щупами, 28 комплектами разминирования, столькими же финскими ножами, 8 сумками подрывника, 16 кг ВВ в малых толовых шашках и 4 ножницами. Саперы-штурмовики группы обеспечения имели 16 кг ВВ, 9 комплектов разминирования, 4 миноискателя, 4 укороченных щупа, 3 топора и саперную лопату. Отсутствие саперов приводило к большим потерям как тралов, так и танков.

Особенностью действий танков-тральщиков в период прорыва переднего края явилось то, что при своем движении через минные поля они не могли путем маневрирования обеспечить себя от прицельного огня противника.

Боевой порядок при использовании танков-тральщиков определялся командиром в зависимости от характера поставленной задачи, условий местности, времени года, плотности разведанных минных полей и их расположения на местности, наличия поддерживающих средств. Для выполнения боевой задачи, как правило, использовалось две трети имевшихся в исправном состоянии тралов, остальные находились в резерве командира полка. Были случаи, когда в ходе боя намечался успех на новом направлении, а переброска танков-тральщиков с ранее заданного боевого курса занимала много времени. Тогда в этом случае применялся находившийся поблизости резерв. Кроме этого, резерв танков-тральщиков использовался для расширения ранее устроенных проходов, а также для замены вышедших из строя во время выполнения боевого задания инженерных танков.

Чаще всего полк действовал на двух направлениях. На каждом направлении действовала одна рота, и одна рота оставалась в резерве командира полка. Боевой порядок роты танков-тральщиков строился преимущественно в две линии взводных колонн. Такое построение боевых порядков танковых рот давало возможность устроить необходимое количество проходов для пропуска по ним линейных танков и самоходных установок.

Таким образом, бригадам, усиленным в организационном отношении новыми структурными единицами, в третьем периоде войны по-прежнему приходилось решать целый комплекс инженерных задач. Шисбр готовили в инженерном отношении прорыв сильно укрепленных позиций противника и обеспечивали его своим непосредственным участием. В ходе наступления они вели дорожно-мостовые и другие инженерные работы, прокладывали колонные пути, прикрывали танкоопасные направления, осуществляли сплошное разминирование местности, обезвреживали мины на путях движения наших войск и техники. Бригады обеспечивали оборонительные действия войск и сами непосредственно участвовали в них.

Во второй половине 1944 г. части 19-й шисбр обеспечивали действия 2-го Прибалтийского фронта[199]. Главный удар наносился в направлении г. Даугавпилса (Двинска). В составе войск 4-й ударной армии действовали 91-й и 92-й ошисб, 42-й обро и рота разведки бригады. Инженерное обеспечение боевых действий 5-го танкового корпуса осуществлял 93-й ошисб, а 95-й ошисб и легкопереправочный парк находились в оперативном подчинении 22-й армии. 94-й ошисб находился в распоряжении начальника инженерных войск фронта в качестве противотанкового резерва[200].

Противник занимал заблаговременно подготовленный рубеж обороны, полностью оборудованный в фортификационном отношении и с густой сетью минно-взрывных заграждений. На ряде участков фронта противник оборудовал доты и дзоты, прикрытые проволочными заграждениями и минными полями.

На части бригады возлагались прорыв обороны противника в начале наступления, ведение разведки, разминирование и восстановление маршрутов движения войск, строительство мостов и наведение переправ, сопровождение боевых порядков пехоты, танков и артиллерии, участие в глубоких и обходных рейдах танков и мотопехоты[201]. Накануне наступления от имени Президиума Верховного Совета СССР батальонам бригады были вручены Красные Знамена, что, безусловно, было фактором успеха, имеющим большое морально-психологическое значение.

вернуться

196

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 88. Л. 68-98.

вернуться

197

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 88. Л. 84.

вернуться

198

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 238. Л. 88.

вернуться

199

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 238. Л. 45.

вернуться

200

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 239. Л. 104-106.

вернуться

201

ЦАМО. Ф. 69. Оп. 12120. Д. 239. Л. 103-105.

49
{"b":"99750","o":1}