ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Таким образом, стали вырисовываться контуры новых, более гибких форм организации обороны. Вместе с тем следует заметить, что неудачи первых месяцев войны заставили воюющие страны предпринять заблаговременную подготовку тыловых позиций. Но, к сожалению, главенствующей роли в обороне они не сыграли. Выдающийся военный инженер Д. М. Карбышев в своей работе по истории фортификации оценивал их значение следующим образом:

«После первого же удара, под влиянием растерянности, мы из одной крайности впадали в другую, повторяем ошибку Русско-японской войны и загромождаем свой тыл на сотни верст в глубину бесконечным количеством тыловых позиций, отдавая им все свои силы и средства, оторванные от боевых позиций, на коих и зиждилась вся сила обороны».

 И далее он продолжает:

 «В тылу, и притом глубоком, была создана в буквальном смысле фортификационная лапша из бесчисленного количества полос и полосок, построенных без всякой системы, фронтом на запад, и поглотивших колоссальное количество всех средств, отнятых у фронта... при отходе использовать их не пришлось»[10].

 Затем Д. М. Карбышев приводит убедительные примеры полнейшей бесполезности ряда заблаговременных подготовленных позиций и указывает, что войскам в ходе боевых действий приходилось на местности, изрезанной этими позициями, поспешно возводить своими силами новые укрепленные полосы в условиях уже непосредственного соприкосновения с противником.

В определенной степени подобная картина наблюдалась и в ходе Великой Отечественной войны. Заблаговременно построенные Вяземская и Можайская линии обороны, а также укрепленные рубежи на ближайших подступах к Москве и Сталинграду не были надлежащим образом использованы обороняющимися войсками и не стали костяком оперативной обороны.

По существу новая организация обороны, появившаяся в позиционный период Первой мировой войны, ее гибкий характер потребовали изменений в подготовке и проведении наступательных операций. Так, для прорыва неприятельских позиций потребовалось проводить тщательную инженерную подготовку исходных плацдармов. При этом учитывалось, что основной ударной силой при прорыве будет пехотная дивизия. Перед прорывом она обычно строилась в несколько линий цепей. Для каждой цепи готовилась отдельная траншея. Между траншеями устраивались глубокие и широкие (магистральные) ходы сообщения. На пассивных участках фронта создавались прочные опорные пункты, а на активных траншеи выносились вперед, как можно ближе к противнику. То есть при помощи инженерных средств в исходных районах создавались благоприятные условия для скрытого развертывания войск и свободы их маневра, обеспечения одновременности атаки переднего края обороны противника, а также дальнейшего продвижения наступающих войск в глубину обороны противника.

Один из таких плацдармов, или исходных районов для наступления, был создан войсками Юго-Западного фронта под руководством начальника инженеров фронта генерал-лейтенанта К. И. Величко перед прорывом обороны противника под Луцком, получившим название Брусиловского прорыва. Всего на плацдарме было отрыто 10 линий траншей. На отдельных участках траншеи приблизились к австрийским позициям на 150–300 м. Для маскировки траншеи отрывались не только на участке прорыва, но и в других местах, что ввело в заблуждение противника относительно направления наступления русских войск и, безусловно, способствовало успеху прорыва.

Так, к примеру, частями 24-го армейского корпуса 7-й русской армии за месяц подготовки плацдарма было отрыто 70 км траншей и ходов сообщения, установлены перед ними проволочные заграждения, сооружены блиндажи, наблюдательные пункты и убежища. В то же время саперами корпуса были отремонтированы и проложены вновь дороги, построены мосты и выполнены другие инженерные мероприятия.

Вместе с этим частями корпуса готовились средства и приспособления для обеспечения преодоления препятствий и заграждений во время атаки: штурмовые мостики, удлиненные заряды взрывчатых веществ для разрушения проволочных заграждений и прочее. Например, в полосе наступления 24-й пехотной дивизии шириной в 1, 5 км были подготовлены для форсирования реки Стоход 107 штурмовых мостиков.

В целом это была трудоемкая, но неизбежная и необходимая в тех условиях форма инженерной подготовки атаки, способствовавшая успеху как Брусиловского, так и других прорывов.

С другой стороны, определенное изменение тактического рисунка боя при прорыве оборонительной полосы противника связано с тем, что во второй половине Первой мировой войны русские войска встретились с железобетонными сооружениями и мощными заграждениями. Это привело к новым формам штурмовых действий. Так, по примеру действий 32-го армейского корпуса 8-й армии в Брусиловском прорыве в 1916 г. боевой порядок включал штурмовые части – команды саперов и охотников. В боевом порядке команды или штурмовые группы располагались впереди главной роты в две волны. Прежде всего они проделывали проходы в проволочных противопехотных й электризованных проволочных заграждениях. Если проходы были произведены артиллерией, то команды расширяли их, увеличивая тем самым пропускную возможность. Причем необходимо было обеспечить одновременность атаки переднего края обороны противника и дальнейшее продвижение наступающих войск в глубину обороны. Это достигалось путем устройства проходов в заграждениях удлиненными зарядами, передвигаемых вперед на тележках или салазках. В глубине обороны противника устройство проходов в заграждениях осуществлялось пехотой и подразделениями саперов с помощью ножниц, «кошек» и гранат. Кроме этого, саперы и охотники осуществляли блокирование блиндажей, деревянных и бетонированных убежищ в передовых траншеях обороны противника.

В свою очередь немцы при наступлении в 1916 г. на Верден создали штурмовые группы в составе одного – трех отделений пехоты, усиленных саперами, огнеметами, пулеметами и легкими минометами. Их задача состояла в уничтожении оборонительных сооружений, что способствовало продвижению наступающих боевых порядков.

В сражении при Камбре в 1917 г. англичане для борьбы с оборонительными сооружениями типа блокгаузов применяли блокирующие группы, в состав которых включались танки.

Таким образом, в ходе Первой мировой войны не только повысились роль и значение инженерных войск, но зародилась и получила практическое применение новая отрасль военно-инженерного искусства – инженерное обеспечение наступательного боя и операции.

Гражданская война, по сути, подтвердила правильность и необходимость инженерного обеспечения не только боя и операции в целом, но в том числе и штурмовых действий войск. Начался период военно-инженерного искусства советского времени. Его наиболее крупными проблемами прежде всего явились создание новых форм заблаговременной фортификационной подготовки территории страны – системы укрепленных районов, а также инженерное обеспечение высокоманевренных боевых действий войск, в первую очередь по обеспечению наступательных операций, проводимых при возросшем количестве заграждений и препятствий у вероятного противника. Особое значение придавалось решению задач инженерной подготовки оперативных плацдармов на крупных реках и обеспечению их успешного форсирования с ходу в условиях недостаточного технического оснащения инженерных войск переправочными средствами.

Межвоенный период характерен прежде всего тем, что к концу 30-х годов укрепленные районы уже безоговорочно были приняты в качестве основной формы инженерной подготовки приграничных районов СССР к войне. Вместе с тем остро вставал вопрос организации преодоления подготовленной обороны противника на его территории. Следовательно, поиск и создание оптимальных форм организации обороны и способы ее преодоления находились и находятся по сей день во взаимном развитии и взаимодействии и во многом зависят от технического состояния и возможностей государства в военной области. И если практическая организация обороны осуществляется чаще всего в мирное время при больших затратах государства и на прочность проверяется войной, то преодолению обороны вероятного противника в годы мира уделяется недостаточное внимание, применяются, как правило, способы прошлой войны на быстро устаревающих полигонах.

вернуться

10

Карбышев Д.М. Избранные научные труды. – М., 1962. С. 281.

6
{"b":"99750","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Остальные здесь просто живут
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Лекарь
Вселенная сознающих
Тот, кто приходит со снегом
ПереКРЕСТок одиночества
Дисгардиум. Угроза А-класса
Креативность
Вначале будет тьма // Финал