ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стены домов рушились под моим напором. Я шел напрямую, в страстном желании быстрей найти Врага. Под железными сапогами хрустели кирпичи и деревянные обломки, плечи и грудь мне осыпали водопады пыли и мела. А за мной кралась Тьма. Я чувствовал холодный звездный плащ, видел краем глаза полотнища черных стягов. Слышал услужливый шепот, что предлагал: «Я оружие, я слуга! Сила твоя, используй!»

На краю небольшой площади я наконец встретил Врага. Он дожидался меня, поигрывал длинным и узким клинком, сотканным из солнечного света. За его спиной танцевали языки белого пламени, гудели и ревели, сжигая и расплавляя камни, дерево, живых существ и даже сам воздух.

Я вышел из облака каменной пыли, оставшейся после обрушенного здания, вскинул клинок в салюте и захохотал. В груди наравне с ослепляющей яростью родилась радость. Да! Да! Наконец-то! Вот достойный противник! Силен как никто другой. В нем бьется могущество бога.

Враг рассматривал меня с брезгливым интересом. В узких глазницах плескалось беспощадное солнце, на красивом лице, лучащемся золотистым светом, играла легкая улыбка.

— Отродье тьмы… — сказал он. — Ты переходишь мне дорогу!

— И что? — громыхнул я. — Ты покараешь меня? Попробуй!

Удобней перехватил меч и первым ступил на камни площади. Враг поколебался, но пошел навстречу. Красивое лицо осветила счастливая улыбка. Он захохотал, взмахнул солнечным клинком. Навстречу мне рванулось колючее жаркое пламя, ударили золотистые лучи. Но утонули, сломались в удушающем покрывале тьмы. Я засмеялся от счастья и ударил в ответ. Клинки столкнулись со страшным звоном. Сверкнули длинные злые искры, полетела твердая воздушная волна. Стекла во всех без исключения домах лопнули, брызнули мелким крошевом. Дерево на краю площади вырвало с корнями, отшвырнуло на крышу соседнего дома, полетела черепица, обломки камней и комья земли… Враг скривился и отступил на шаг, поднял меч в оборонительную позицию.

— Тебе не победить! — сказал он.

Я уловил в его голосе неуверенные нотки и хохотнул. Да! Враг трусит, Враг слаб! Нужно добить. Отвечать я не стал, слова не нужны… Размахнулся и ударил наискось. Вновь душераздирающий звон, яркое пламя и тьма. Другой отступил, на красивом, не от мира сего лице появилось выражение испуга. Он попытался поразить меня в ногу, но я вовремя разгадал финт, принял солнечный клинок на лезвие меча. И, резко крутнувшись на месте, обрушился массой тела. Враг успел подставить клинок — все-таки он был невероятно быстр и проворен. Но мой удар сломал тонкое лезвие его меча, черный дымящийся металл размозжил ему голову, смял и разворотил грудь. Враг упал на колени, покачнулся. Из красного месива брызгали узкие струйки крови, рвались языки рыжеватого пламени. Руки противника слепо шарили по земле в поисках оружия. Но клинок откатился прочь, растекся по камням лужицей горячего металла. Тело другого налилось ярким сиянием, вспыхнуло белым огнем. Меня окатило волной липкого неприятного тепла, ослепило вспышкой. А когда свет потух, я увидел, что стою в одиночестве посреди разрушенной площади. У моих ног потрескивали раскаленные камни. Дома вокруг превратились в горы мусора и каменных обломков, весело пылало пламя, вились столбы дыма.

Я засмеялся ликующе и страшно. Враг повержен! Да! Да! Да! Предназначение исполнено!..

Тьма окутала меня прохладным покрывалом, выстудила раскалившееся тело. Сквозь радость победы и привычную ярость вновь прорвались чужие мысли и чувства. Я покачнулся, захрипел и зарычал от слабости и удивления. Услышал собственный, но такой чужой сейчас голос, произносящий непонятные фразы:

— За тебя, Тох! За тебя, Гент!..

Темнота засверкала в глазах тысячью звезд. Я ощутил тихую радость. Да, теперь будет упокоение — награда за сражение и поверженного Врага. Ярость ушла, все мое существо залила пустота и покой. Мир в глазах померк…

Я мотнул головой и услышал скрежет — металл тела терся краями, высекал искры. Вокруг была та же разрушенная площадь, дымные столбы и пламя. Я неуверенно сдвинулся, обошел площадь по кругу, волоча за собой меч. В груди вспыхнуло удивление. Что? Почему?.. Ведь я должен был получить награду! Неужели Враг не повержен? Я прислушался к ощущениям и понял, что даже слуги Врага почти все мертвы. Но награды нет… Почему?..

Меня заполонила обида и непонимание. Я растерянно огляделся, рыкнул, от раздражения. Сладостной ярости больше нет, ничего нет… Я пуст, без цели и Предназначения. Что делать?..

Ответ пришел из ниоткуда, возник в мозгу светлым всполохом. Я прислушался, внял легкому шелестящему шепоту. А потом медленно преклонил колено и опустил голову в знак согласия. Предназначения нет, но я сам должен найти его. Я обязан восстановить нарушенное Равновесие!..

Дорога до городских ворот не заняла много времени. Я шел по улицам, с равнодушием рассматривая картины разрушения: окровавленные холодные тела, обломки камней, горы мусора и пожары. Тени, верные ратники, добивали оставшихся воинов и, оставшись без цели, опадали горками черной золы, которую тут же уносил ветер. Израненные и грязные жители города провожали меня взглядами, но вставать на пути не решались.

У оплавленного проема ворот я остановился. Подчиняясь смутному ощущению, осмотрел груду выстывших трупов. У самого края» лежал крупный волосатый мужчина с рассеченной грудью. Кровь уже не текла из раны, свернулась и превратилась в коричневую корочку. Глаза мужчины были закрыты, из-под губ выглядывали острые белые клыки. Черты грубого яростного лица были мне смутно знакомы. Я прислушался и уловил слабые толчки сердца. Жив. И, судя по движению энергий в теле, смерть не сможет взять воина в когтистые объятия. Я ощутил непонятное облегчение. Хотел оттащить мужчину подальше, но отмел иррациональное желание, пошел дальше. «Выживет, — сказал я себе. — Ничего с ним не станется. У меня иной путь. Я должен понять, кто я, и найти новое Предназначение…»

Эпилог

На гребне городской стены стоял худощавый седовласый мужчина. Молча взирал на хаос, творящийся внизу, и думал о чем-то своем. Рядом возникло облачко тьмы, увеличилось, взвихрилось. Из него вышел невысокий стройный рыцарь в черных доспехах. Лицо воина было мертвецки бледным, в глазницах плескалось яростное багровое пламя, а из стыков лат тянулись тонкие ниточки дыма.

Рыцарь остановился рядом с богом тьмы, проследил за его взглядом.

Внизу горел город. Черные столбы дыма поднимались к серым небесам, подпирали тучи, словно колонны. Ветер доносил запах гари, играл искрами и пеплом. Слышался звон металла, грохот взрывов и отчаянные крики. Среди домов мелькали маленькие фигурки беспорядочно мечущихся людей, вспухали клубы багрового жирного пламени.

— Знаешь, демон… — задумчиво сказал бог тьмы. — Твой друг был прав. В этих людях есть все. Нужно просто докричаться, пробудить…

Рыцарь ожег бога пламенным взглядом, обнажил острые клыки в кривоватой ухмылке.

— Знаю. Думается мне, Эскер как раз из тех беспокойных людей, что всю жизнь ищут важные истины, борются с человеческой глупостью, с самими собой… И чаще всего находят, побеждают. Но им уже не нужно достигнутое. Ведь смысл жизни в борьбе, — сказал рыцарь. И добавил: — Кем он теперь стал?

Бог тьмы совсем по-человечески вздрогнул и поежился, с отвращением глянул на серые, тяжелые от снега тучи. Медленно отвернулся, посмотрел в поле. Там, среди множества присыпанных снегом трупов, неспешно шествовал высокий воин в черных доспехах. За его спиной клубилась живая Тьма, глубокая и густая, без единого намека на просвет.

— Понятия не имею, — ответил Мрон и пожал плечами. — Заклинание подействовало совсем не так, как я рассчитывал. Мститель Крови уходит за Грань, когда Предназначение свершается. Но кто-то вмешался, и предугадать всех последствий я не могу.

— Бог признается в незнании? — хмыкнул рыцарь. — Что-то новое. После того как ты освободил меня от проклятия, я уверовал в твое всемогущество. Теперь моя вера изрядно пошатнулась.

104
{"b":"99944","o":1}