ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следопыт уставился на меня с ожиданием, даже дышать перестал. Я смущенно кашлянул и пожал плечами. Если начну рассказывать, то это вызовет еще больше вопросов. И ответить на многие я не смогу.

— Сказки, Рол, — сказал я с неловкостью. — Просто сказки.

— Некромант тоже сказки? — поддел воин.

— Не совсем, — признал я. — Но некоторых вещей лучше не знать. Оно тебе надо?

Рол помолчал, окинул меня внимательным взглядом. На лбу собрались глубокие складки, брови сошлись на переносице. Воин о чем-то напряженно думал.

— Меньше знаешь — крепче спишь? — спросил он с усмешкой.

— Именно так, — убежденно сказал я. — Забудь. И еще… когда остальные придут в себя, не говори им, пожалуйста. Что-нибудь придумай. Имперский отряд, засада или что-то еще.

Следопыт опять помолчал, потом посмотрел мне в глаза и кивнул.

— Хорошо. Не буду, — пообещал Рол и добавил с легкой усмешкой: — Теперь понимаю, почему на задание послали именно тебя. Не беспокойся, я с тобой.

Я не стал спрашивать. Пусть придумывает что хочет. Главное — пообещал молчать. А такие люди не обманывают. Честь для них дороже жизни.

Внезапно следопыт встрепенулся, рывком вскочил на ноги и вытащил меч из ножен. Я прислушался: дальше по дороге раздавался стук копыт, бряцанье железа, чьи-то голоса.

— Большой отряд, — коротко сказал Рол. В его голосе послышались низкие, угрожающие нотки. — Сейчас будут тут.

Я кое-как поднялся, взял посох с тачанки. Прислушался к своим ощущениям. Нет, драться не смогу. Меня хватит лишь на несколько заклятий. Ядро истощено, нужно время, чтобы восстановиться. Еще два часа назад чувствовал себя птицей в небесах, энергия выплескивалась через край. А сейчас пуст как скорлупа ореха. В душе вспыхнуло отчаяние: только выбрались, выжили… Неужели без толку?

Из-за поворота вылетели всадники на могучих конях. Воины огромные, сильные. На доспехах играли первые лучи солнца. На мужественных лицах — грозное веселье, воины успевали смеяться и перешучиваться на скаку. Ветер трепал флажки на остриях длинных копий. Заметив нас, резко осадили коней.

— Кто такие? — рявкнул передний воин. — Куда идете?

— Сержант Рол Моро, — с достоинством ответил следопыт. — Специальный разведывательный отряд Лугара. Следуем в Третью пограничную. Назовите себя!

Воин спешился, сделал шаг навстречу. Низкий, но невероятно широкий, мощный. Еще не старый, но из-под конического шлема выбивались темные с проседью волосы. Взгляд острый, как наконечник стрелы. Темное морщинистое лицо осветила слабая улыбка.

— Капитан Третьей пограничной крепости Ал Зарен, — представился воин. Хмуро посмотрел на бесчувственные тела, лежащие в тачанке, сказал: — Вижу, у вас была трудная ночь. Помощь нужна?

— Не откажемся, — кивнул следопыт. — У нас потери.

— Вижу, — проворчал капитан, — Кто напал?

— Имперцы, — не моргнув глазом соврал Рол. — Устроили засаду. С ними были служители.

— Паршиво, — пробасил воин. — Ненавижу имперских магов! И как сумели пройти оцепление?.. Ребята, грузите раненых. Возвращаемся!

«Свои… — подумал я с облегчением. — Это свои…»

Ноги подкосились, и я обессиленно сел на мокрую холодную землю. В голове шумело, тело сотрясал болезненный озноб. Плевать! Главное, что вышли к своим…

Глава 7

— О чем грустишь, Эскер?

Подошел Рол, встал рядом. Лицо, как всегда, непроницаемое, но в темных глазах мечтательное выражение. Следопыт сладко потянулся, захрустел суставами. На лысом черепе играли последние красноватые отблески уходящего дня. Изо рта вырывались облачка пара.

Я отвернулся, посмотрел вдаль. С крепостной стены открывался потрясающий вид. Впереди расстилалось огромное поле, ровное как стол. Белое. Накануне выпал первый снег. Ясно было, что рано или поздно растает, но пока держался. На белом фоне мельтешили маленькие черные точки. С высоты выглядели муравьями, мелкими и суетливыми. Рабочие рыли траншеи, строили высокие барьеры из бревен. Маленькое красное солнце зависло над самой кромкой далекого леса. В небе буйство красок: вдалеке красное, словно вынутые из печи угли, чуть ближе — темно-синее, а над головой почти черное, с белыми точками первых вечерних звезд…

Кожу лица кусал колючий морозец, уши и нос превратились в ледышки. В воздухе витали густые запахи дыма, каленого железа, лошадей и жареного мяса. Близился ужин, повара крепости трудились вовсю. Ведь надо кормить огромное количество народа: рабочих, воинов, слуг. В уши врывался монотонный лязг и стук, крики людей. Третья пограничная крепость жила своей обычной повседневной жизнью.

— Скажи, Рол, — произнес я равнодушно-нейтральным тоном. — Жизнь — хорошая штука? Может, только я один в этом сомневаюсь?

Следопыт кольнул меня острым взглядом и пожал плечами в недоумении. Задумался ненадолго, потом тускло улыбнулся.

— Вынужден тебя огорчить, Эскер, — сказал воин, — Жизнь — полное дерьмо!

Я тяжело вздохнул, равнодушно поскреб ногтем поверхность каменного зубца. Хороший камень, твердый и плотный. Такой не сразу расколется под залпами катапульт…

— Тогда зачем мы вообще живем? — пробормотал я. — Зачем рождаемся, взрослеем, заводим детей, воюем?.. Не ссылайся на богов, всемогущую Судьбу, Силы Мира и прочую чушь.

— Не буду, — кивнул следопыт. — Но я не могу дать ответ на твой вопрос. Если ты узнаешь, в чем наше Предназначение, то скажи. Мне тоже любопытно.

Я посмотрел на него и нахмурился. Рол почти здоров, полон сил. И откуда в маленьком лысом следопыте столько неиссякаемой жизненной энергии? Взять хотя бы Ферана… Командир еще шатается на ветру, хотя прошла неделя после того, как мы прибыли в крепость. Первые дни метался в горячке, бредил. Потом оклемался, стал потихоньку выходить на воздух. Но лицо все равно серое, как у мертвеца, под глазами черные круги. За меч пока не брался, руки дрожали, словно у древнего старца.

Маэрдир до сих пор лежал в беспамятстве. Но лекари говорили, что пошел на поправку. Мечнику больше-всех досталось от некроманта. А вот Иг уже расхаживал по крепости, но тоже бледный и слабый. И лишь следопыт чувствовал себя прекрасно. Успел перезнакомиться со многими солдатами из гарнизона, завел дружбу, а с кем-то даже подрался.

Игу и Ферану пришлось рассказать историю, сочиненную Ролом. Якобы мы попали в ловушку имперцев, которые незаметно перешли границу. В еду нам подсыпали снотворного. Лишь я и следопыт остались на ногах, смогли выкрутиться, спасти остальных. В детали мы не вдавались. Но у нас особо и не спрашивали. Ловушка так ловушка. Выбрались, и слава богам.

Я потер замерзшие руки. Пора возвращаться в казарму, там у очага отогреюсь. Все эти дни во мне густой клейкой патокой копилось раздражение. Я пытался не обращать внимания, усиленно штудировал книги по магии, тренировался с мечом. Но мысли то и дело сворачивали в привычное русло: я вспоминал, кем был, думал обо всем, что произошло. Больше всего бесило, что едва распутал один клубок из событий и фактов, свыкся, а жизнь подсунула другой, еще больше. Грызли сомнения, смутные предчувствия. Ужасно надоело идти впотьмах. Что ни шаг — новая загадка, влекущая за собой вереницу решений. Встреча с дивной женщиной, подаренный меч, потом некромант и загадочный артефакт… Только теперь я начал чувствовать, что поглощенная Сила Предков живет во мне. Ядро день ото дня горело ярче, мне удавались заклинания, о которых мог мечтать лишь через десяток-другой лет занятий с посохом. И остальное… Пару дней назад вдруг обнаружил, что прекрасно владею мечом, чувствую его как продолжение руки, а не бесполезную неудобную железку. Эти открытия вселили в меня тревогу, заставили задуматься о других побочных эффектах слияния артефакта с энергетическим ядром…

Попутно я пытался понять смысл видения, что явилось в момент беспамятства в склепе. Я смутно чувствовал, что оно каким-то образом связано с той колдуньей в лесу и моим новым мечом. А недавние сны лишь заставили окрепнуть ощущение. Я вновь видел Терна, но не был им, как в тот раз. Парил на некотором расстоянии, слышал обрывки фраз, яркие картинки. Он стал могучим воином, сражался в войнах, постигал мудрость, магию. Изредка слышалось имя — Терн Рысь… Чаще всего я не запоминал сны. Но одна яркая картинка прочно въелась в память: высокий белокаменный замок посреди зеленых лесов, величественный и светлый, трепещущие флажки на шпилях и голубое небо над головой. Уж не пресловутая ли крепость?..

44
{"b":"99944","o":1}