ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Удачи! — крикнул Максимус.

Феран поднял руку в прощальном жесте, лихо засвистел и скрылся во тьме. За ним поехали Иг и Рол. Я в последний раз оглянулся, охватил взглядом освещенный факелами двор крепости и кивнул коменданту. А потом опустил забрало и ударил пятками коня. Снежная тьма бросилась навстречу, окутала и растворила нас в себе.

Глава 8

Уши забил гул и свист ветра. Сквозь щель забрала ударил узкий и твердый, как клинок, поток воздуха, цолоснул по глазам. На целую минуту я ослеп и оглох, покорился чутью коня. Но потом ветер ослаб, и я увидел впереди силуэты спутников. В крепости казалось, что снаружи вьюга и тьма. Но ощущение оказалось обманчивым. Ветер был не такой уж и сильный, стелился по земле, словно уж, гнал волны снежной пыли. Да и тьма стояла не слишком густая. Глаза вскоре привыкли, и я стал различать дорогу, темные пятна кочек и выбоин, полосы траншей и громадные кляксы бревенчатых заграждений.

Было ужасно холодно. Доспехи мгновенно выстыли, весь правый бок онемел. Я вцепился в коня, словно клещ, пригнулся к шее. Мронов зверь не понимал, что на его спине сидит отвратительный наездник, и мчался галопом. Ощущение было жуткое. Меня подбрасывало вверх. На какое-то время я просто зависал в воздухе, потом со всего маха падал вниз. И так раз за разом. Шлем болтался, словно ведро на колышке. Ремни я все-таки затянул плохо. Но поправить боялся: вдруг вылечу из седла, если потеряю хоть одну точку опоры.

Мы проскакали во тьме по заснеженному полю. Обогнули укрепления, по едва протоптанной тропе завернули далеко вправо. Черная полоска леса на горизонте выросла в размерах, превратилась в высокую стену. Феран смилостивился, перевел отряд на легкую рысь, а потом и на шаг.

Я немного расслабился. Откинул забрало и хватанул ртом колючий льдистый воздух. Кое-как поправил шлем, затянул ремешок потуже. Лес близко, значит, больше не будем лететь сломя голову. Поле ровное, утоптанное. А в лесу много корней и ям, лошади могут переломать ноги.

Феран оглянулся, махнул рукой. Я увидел, как блеснули в темноте белоснежные зубы. Он еще и улыбался, изверг.

— Теперь перестраиваемся, — крикнул командир. — За рощей стоят фаланги скифрцев. Мы идем не со стороны крепости, но направление примерно соответствует. Поэтому косим под дурачков и уверяем, что немного заблудились.

— Так близко?! — воскликнул я.

— Да, Эскер, — ответил лейтенант. — Имперцы рядом, рукой подать. Это поле и есть граница Свободных Земель. Теперь ведем себя тихо. Но уверенно. Запомните: мы имперские воины, идем, чтобы присоединиться к победоносной армии.

Мы выстроились в колонну и въехали в лес. Впереди Иг, дальше я как оруженосец. За нами Рол и Феран. Я проверил меч на всякий случай, пробормотал заклятие Ночного Зрения. Боевой маг оглянулся в недоумении. Я широко улыбнулся, сделал невинное лицо. Но тут же вспомнил, что чародей не видит в темноте, можно не кривляться. Пусть думает, что молитвы Алару шепчу.

Среди деревьев промелькнули далекие огни факелов. Ноздри уловили запах дыма и готовящейся на кострах пищи. Сквозь лязг доспехов и стук копыт прорвался отдаленный шум большого лагеря: гул множества голосов, какой-то грохот и металлические удары.

Мы спустились в небольшую низину. Огни ненадолго пропали. А когда выбрались на пригорок, то оказались на краю имперского лагеря.

Я ахнул от неожиданности, невольно схватился за рукоять меча. Губы стали шептать боевые заклятия. Но я тряхнул головой, заставил себя остановиться. Не время. Да, страшно. Но это не повод с ходу развязывать сражение. Мы шпионы, а не ударный отряд.

Впереди, насколько хватало взгляда, стояли ровные ряды полотняных шатров. Ярко горели костры, бродили скифр-ские солдаты. Их было очень-очень много. Даже на небольшом пятачке собралось гораздо больше, чем весь гарнизон Третьей пограничной.

Нам навстречу выдвинулся десяток воинов, выставив длинные копья. Двое солдат принесли факелы, подняли повыше, чтоб удобней было нас рассмотреть.

— Кто такие? — рявкнул старый бородатый ратник, командир по всей видимости.

Иг придержал коня, положил ладонь на рукоять меча. В красном свете костров и факелов он выглядел устрашающе и гордо. Начищенные доспехи сверкали, пускали блики. Голос, искаженный шлемом, прозвучал как раскаты далекого грома:

— Прочь с дороги! Я Марк де Маунт, свободный рыцарь. Желаю присягнуть в верности его величеству Александру на время похода в Свободные Земли.

Командир копейщиков нахмурился, но вежливо поклонился. С благородными надо быть осторожней.

— Вы едете со стороны Свободных Земель, — сказал воин. — Как так получилось?

— Оруженосец напутал с дорогой, — холодно ответил Иг. — Едва не нарвались на заставу. Но слава Алару, выбрались.

— Гм… — пробормотал десятник, — Пароль знаете?

— Солнечный меч, — процедил боевой маг, — Офицер, вы нас задерживаете. Надеюсь, формальности улажены?

Иг вытащил клинок до половины из ножен, со стуком вогнал обратно.

«А ведь молодец, — подумал я. — Ведет себя очень естественно. Я б и сам не догадался, что он не рыцарь. Только бы не прокололись на мелочах. Наступил самый ответственный момент…»

Старый десятник поскреб бороду в задумчивости. Видно, что заколебался. Уж очень мы подозрительные. Но пароль назвали, с остальным тоже вроде бы в порядке.

— Я жду! — прогремел Иг. — Офицер, думайте быстрее.

Командир копейщиков скривился, махнул рукой солдатам. Те сразу расслабились, подняли острия копий. «Получилось!» — подумал я с удивлением. Расчет Ферана оказался верным. Но тут рядом с солдатами словно из-под земли выросла фигура человека, закутанного в длинный шерстяной балахон. Неприятный скрипучий голос резанул уши:

— Десятник, что происходит?

Мне по коже словно сыпануло изморозью. Тревога, что так долго снедала меня изнутри, превратилась в страх. Нечто в самом человеке или в его голосе заставило напрячь мускулы, насторожиться. Я подал коня немного вперед и захлопнул забрало. Феран цыкнул, но я отмахнулся. Играйте свои роли, ребята. А я буду самим собой.

— Благородный рыцарь желает присоединиться к нашему войску, — отрапортовал командир. Старый солдат вытянулся в струнку, стал поедать глазами незнакомца. — Пароль назвали старый, но я не думаю, что это серьезное нарушение. Благородный рыцарь мог и не знать…

Человек в балахоне вышел в круг света. Показалось худое морщинистое лицо, блестящий лысый череп и складки глубоких морщин на лбу. Щеки были настолько впалые, будто его несколько лет морили голодом. На фоне бледной кожи сверкали черные как угли глаза с необыкновенно широкой радужкой. Лицо бесстрастное, но взгляд тяжелый, словно каменная глыба.

— Ваше дело не думать, десятник, — резко сказал незнакомец, — а выполнять!

— Дык, ваше святейшество… — пробормотал командир. Но поперхнулся словами, когда взор человека уперся в него. Командир отступил назад, махнул рукой солдатам. Те вновь наставили копья, подошли ближе.

Служитель! Ну и вляпались же мы! Скифрские чародеи очень сильны. Их магия произрастает от богов нашего мира. Им нет нужды сплетать энергию Стихий, как делают лугар-ские боевые маги. Служители не повелевают, как чародеи Серого Ордена. Имперские маги изъявляют волю богов. Сила служителей основана на вере и поклонении, а не на знаниях.

Я подъехал к Игу, остановил коня рядом. Знал, что это неправильно, не по статусу, но, если что-то произойдет, я хоть успею прикрыть остальных защитным заклинанием. Боевой маг покосился на меня, но прогонять не стал. Вместо этого обнажил клинок и указал острием на имперского чародея.

— Кто ты такой, чтобы преграждать мне путь? — прогремел Иг. — Я рыцарь Марк де Маунт! И я верный подданный империи.

— Мы разберемся, — кто ты таков, — с холодной улыбкой пообещал служитель.

Он на миг прикрыл глаза, и я почувствовал, что в мысли словно стала пробираться маленькая холодная лапка. Противное ощущение. Я сосредоточился, усилием воли выдворил непрошеного гостя.

51
{"b":"99944","o":1}