ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 14

Небо низко нависало над головой, давило свинцовой тяжестью. Тучи были черные и сердитые, молчаливые. Быстро пожрали лазурное поле, спрятали солнце. Я подспудно ожидал раскатов грома, но их не было. И от этого становилось еще хуже. Хотелось грохота и сверкания молний — они бы не так пугали, как эта тишь. Лениво и неспешно шел дождь, шелестел косыми холодными струями, делал мир бесцветным, серым. Порывистый ветер бросал водяную морось то слева, то справа, бил в лицо колючим ледяным кулаком. Громко хлопали полотнища стягов. Влага тянула их к земле, превращала гордые символы в обычные мокрые тряпки. Сквозь ровное шуршание дождя я слышал позвякивание доспехов, вздохи и шепот людей.

Большой цельнометаллический щит оттягивал мне левую руку. Опустить бы, но под ногами жидкое болото. Потом просто не вытащишь из вязкой грязи. Холодные ручейки дождя просачивались за воротник куртки, стекали по груди. Штаны давно промокли, а в сапогах хлюпала вода. Холод карабкался вверх, словно настырный котенок, впивался острыми коготками в кожу. Лоб стягивал тесный шлем. Он выстыл почти сразу, теперь жег, словно льдина. Жаль, без него нельзя. Капюшон не пробьет никакая стрела, но кости черепа тонкие и хрупкие — не выдержат удара.

Я чувствовал рядом тела воинов. В спину тыкался чей-то щит, наплечники скрипели о доспехи других солдат. Перед глазами маячила толстая шея ратника. Солдат беспокойно вертел головой, охал и ахал, простуженно сопел, чихал. Осторожно переступал с ноги на ногу. Внизу хлюпало и чавкало, плескало на сапоги холодной жижей.

Мы стояли уже с полчаса, ждали воинство империи. Позади, шагах в пятистах, высились стены города. На мой взгляд, довольно далеко, но выбор невелик, другой такой выгодной позиции не нашлось. Мы были на вершине холма, дорога на Лугар спускалась в овраг. Не такая узкая, как хотелось бы, пройдут враз двадцать воинов. Но по обе стороны густые заросли. Деревья стояли стволом к стволу, в просветах колючий терновник. Скифрцам придется атаковать лишь в этом месте. Можно найти и обходной путь, но уйдет драгоценное время.

Точно по центру высился частокол длинных стальных копий. Там стояла гномья фаланга. Из истории помню, что лучшей пехоты наш мир еще не знал. Гномы хоть и низкорослы, но невероятно сильны, закованы в крепчайшие доспехи. Достойные соперники ударной рыцарской коннице имперцев. Сегодня я видел бородатых коротышек лишь издали, и то мельком, Но успел оценить практичность вооружения подгорных воителей. Никаких мечей, лишь тяжелые топоры, молоты и кистени. Именно этим оружием легче всего крушить и сминать рыцарские панцири.

Сквозь привычные звуки прорезался далекий гул. Пока еще неразборчивый, но низкий и опасный. Сразу возник образ: огромное чудовище, змея или даже гигантская сороконожка ползет сюда. Ломает деревья, крушит каменные плиты дороги. Зверь совсем близко, еще немного — и увидим.

По рядам нашего небольшого воинства прошло волнение. Тихонько прошелестело: «Идут! Идут!» Вслед за этим зазвенели доспехи, заскрежетали мечи, вынимаемые из ножен. И наступило напряженное молчание.

Я бросил взгляд направо. Сосед, рослый гентский стражник, напряженно всматривался вперед, чуть ли не подпрыгивал в нетерпении. Перед нами стояли еще два ряда, копейщики и арбалетчики. Воин то и дело сплевывал под ноги, кривил губы в злой гримасе.

Поддавшись всеобщему настроению, я выглянул из-за плеча воина. Увидел лишь черные стволы деревьев и мокрую ленту дороги, убегающую вниз. Судя по звукам, вражеская армия была еще далеко. Мы рано изготовились. Я отвернулся, стал перебирать в уме те заклятия, которые успел наложить на себя, и те, что пригодятся в ближайшее время. Лишь теперь осознал всю глубину несчастья, постигшего меня. Без посоха чувствовал себя очень неуверенно. Заклятия получались с легкостью, но скорость, скорость… Меня три раза зарежут, пока буду бормотать одно простенькое.

Стражник толкнул меня плечом, издал странный рыкающий звук. Мысли сразу перемешались, я потерял путеводную нить. Раздражение и злость вспыхнули в душе. Я повернулся, дабы высказать, что думаю о неуклюжем дураке. Но, увидев лицо воина, позабыл о своей обиде.

— Вот они… — прошептал страж.

Я глянул вперед и вздрогнул — в косых струях дождя появились силуэты всадников. Небольшой отряд, даже не авангард, а просто разведчики. Фигуры размытые, серые. Никаких флагов или гербов, даже доспехов почти не было.

— Закрой забрало, — посоветовал я соседу.

— Обойдусь! — Воин небрежно отмахнулся, даже не взглянув на меня. — Мешает.

— Ну-ну, — хмыкнул я. — Если не боишься эльфийских стрел…

— Эльфов тут лет триста не видели, — уверенно сказал воин.

— Что ж…

Я стал следить за передвижением вражеского отряда. Скифрцы долгое время не видели нас, шли на рысях. Хорошая позиция, низина как на ладони. А те, кто поднимается, заметят нашу армию, лишь когда столкнутся в упор.

Так и вышло. Всадники на какое-то время исчезли из поля зрения. Но вскоре появились в нескольких десятках шагов. Осадили коней и схватились за мечи. Но поздно. Раздались сухие щелчки, ржание лошадей, крики. И тут же затихли. Я выглянул из-за плеча воина, увидел небольшой завал из трупов животных и людей. Один из разведчиков попытался бежать, но короткий арбалетный болт впился ему в спину, вырвал вражеского воина из седла. Второй выстрел убил лошадь.

— Молодцы, коротышки! — прогудел солдат слева. — Теперь не доложат, что впереди засада.

Я промолчал. Не люблю, когда убивают людей. А лошадей — вообще зверство. Но воин прав, нельзя, чтобы скифрцы догадались раньше времени. Иначе остановятся, начнут искать обходной путь. И тогда наша затея провалится.

Вновь наступила тишина, прерываемая лишь шелестом дождя и покашливанием простуженных воинов. Но теперь я чувствовал, что настроение солдат изменилось. Воины переглядывались, на лицах играли кривые ухмылки — а ведь скифрцы тоже люди, тоже умирают…

И опять изматывающее ожидание. Секунда тянулась за секундой, минуты превращались в вечность. На границе было немного иначе. Там я испытывал ужас от надвигающейся громады имперских войск. А сейчас все было как-то буднично. Словно деревенская драка, когда ребятня выходит стенка на стенку — помериться силушкой, показать удаль.

Гул стал громче, превратился в грохот. Лес гномьих копий заколебался, стал опадать. Я ждал, что выйдет как в прошлый раз. Быстрый расстрел, короткая схватка. Но получилось иначе. В низине зашевелился зверь, длинная, блещущая металлом змея. А в следующее мгновение на гребень

холма выскочил передовой отряд. Рыцари, сообразил я, когда увидел громадных коней и длинные копья. Не успел моргнуть, как первый ряд разлетелся, словно сухие листья. Слитно застучали гномьи арбалеты, еще более мощные, чем наши, но легкие и удобные. На месте первой шеренги сразу же выросла вторая. Скифрцы взвыли, увидев гибель соратников, пришпорили лошадей и опустили копья.

Слишком близко, промелькнула мысль. Не успеют разогнаться.

Но я ошибся. Скакуны ударили копытами, выбили фонтаны воды и грязи. Буквально за несколько шагов набрали ударную скорость. Громыхнуло так, что заложило уши. Я покрепче упер ноги в землю, приготовился сдерживать давление массы тел. Рыцарская конница разбилась о фалангу гномов, словно морская волна о неприступный утес. Заскрежетало и зазвенело, послышались частые дробные удары, крики боли и ярости.

Я не выдержал, встал на цыпочки. Впереди и сбоку творилось что-то непонятное. Виднелось лишь какое-то мельтешение, бьющиеся в агонии лошади и блеск металла. Скифрцы орали, пытались пробиться к нашему строю сквозь тела погибших товарищей. Кому-то удавалось, но их сразу же убивали гномы.

— Нужно помочь! — рыкнул сосед. — Коротышки не справятся!

Попытался пойти вперед, но тут же схлопотал оплеуху от сержанта.

— Стоять на месте, дураки! — рявкнул командир. — Не ломать строй! Гномы и без вас справятся.

И правда, справились. Я не увидел, что произошло. Но звуки боя на какое-то время стихли. Имперцы отхлынули, рыцарский клин сломался о неприступную стену щитов. Вот первая маленькая победа!

92
{"b":"99944","o":1}